Георгий Вермишев Все статьи автора
24 августа 2020, 07:39 6709

С биржей в смартфоне: чем грозит массовый приток новых клиентов на фондовый рынок

Фото: EPA/Vostock-Photo

По всему миру фиксируют приток новых клиентов на фондовый рынок. Не факт, что это принесет позитив экономике.

Россияне ринулись на биржу и активно открывают брокерские счета. По статистике ММВБ, если с 2014 по 2018 год прирост зарегистрированных клиентов составил 1,8 млн человек (до 2,9 млн), то за 2019–2020 гг. он составил 6,4 млн человек (до 9,3 млн). Правда, сделки хотя бы раз в месяц сейчас совершают лишь 0,8 млн, но даже это в 10 раз больше, чем в 2014 году.

Фондовое изобилие: российские биржи расширяют списки торгуемых акций

Фондовое изобилие: российские биржи расширяют списки торгуемых акций

3858
Александр Пирожков

На новоявленных трейдерах неплохо зарабатывают банкиры. "Тинькофф" смог привлечь в свой инвестиционный сервис полмиллиона новых клиентов во II квартале (сейчас у него 1,9 млн клиентов) и заработал на них 1,6 млрд рублей комиссии (это 14% от общего комиссионного дохода TCS). За первое полугодие 2020 года объем клиентских активов "ВТБ Капитал Инвестиции" вырос на 35%. В УК "Альфа–капитал" приток средств во II квартале оказался на 70% выше, чем годом ранее. Всего приток на брокерские счета в РФ за полугодие составил порядка 1,5 трлн рублей, в то время когда за весь 2019 год пришло 1,6 трлн рублей, оценивают в БКС.

Та же тенденция фиксируется и на западных площадках. Крупнейшие онлайн–брокеры — Charles Schwab, TD Ameritrade, Etrade и Robinhood — зафиксировали рост клиентской базы на 170% за I квартал. Последний особенно популярен у миллениалов, средний возраст пользователей Robinhood — 31 год, и там число новичков за I квартал составило шокирующие 3 млн. Та же история сейчас и в Китае: приток новых клиентов на биржи в июле составил 2,4 млн человек (в июне было в 2 раза меньше). Словом, игра на повышение — мировой тренд. С одной стороны, на биржу толкает низкая доходность по вкладам на фоне падающих ставок (как в РФ, так и за границей). Но, кроме того, новичков привлекают упавшие цены на активы и просто–напросто удобный интерфейс. Ведь еще никогда инвестировать не было так просто.

Как в имперской России?

С одной стороны, для экономики это — очевидный плюс. В России часто жалуются, что интерес к фондовому рынку слишком низкий, а население не готово брать на себя ответственность инвесторов в бизнес.

По прошлогодним опросам, акции рассматривали как инструмент не более 1% граждан. Для сравнения: ценными бумагами владеют больше 50% американцев и больше 35% японцев. Даже в Китае эта цифра выше 10% (и выше 1,5% — в совсем уж бедной Индии).

В принципе, у России есть опыт, которым можно гордиться. До 1914 года наша биржа была одной из крупнейших в мире, а акции российских компаний — мировыми "голубыми фишками". Относительная величина российского рынка на конец XIX столетия составляла 6%, что было лишь в 2 раза меньше доли Германии или Франции и в 4 раза меньше объемов в США. Для сравнения: сейчас наш удел — графа "прочие" с объемом менее 1%. Благодаря биржевым инструментам финансировалась имперская индустриализация. По данным АТОН, на долю акционерно–паевых компаний в начале XX века приходилось около 88% основных капиталов торгово–промышленных предприятий.

Городской пузырь: акции петербургских компаний дорожают, как будто нет никакого кризиса

Городской пузырь: акции петербургских компаний дорожают, как будто нет никакого кризиса

8001
Георгий Вермишев

Можно ли считать, что история подарила нам второй шанс? Эксперты сомневаются. Во–первых, не совсем состоятелен тезис о бегстве из депозитов. "Согласно статистике с сайта ЦБ РФ, на июль 2020 года объем активов на депозитах физлиц составляет 31,7 трлн рублей, тогда как на начало 2019 года эта цифра составляла 28,46 трлн рублей, то есть за 1,75 года на фоне падающих ставок депозиты прибавили 3,24 трлн рублей. Получается, перетока особого нет в деньгах, хорошая динамика есть лишь “в головах”", — считает Алексей Логиненков, консультант по управлению капиталом "БКС Брокер".

"Счета–то они открывают, но объемы инвестиций минимальные, — добавляет Елена Рогова, декан Санкт–Петербургской школы экономики и менеджмента НИУ ВШЭ СПб. — Сейчас можно и 3 тыс. рублей принести на рынок, это не приведет к безумному росту объемов инвестирования. Все–таки российские компании не ориентируются пока на инвесторов–физлиц. Потому что все–таки основные инвесторы у нас — это или государство, либо само, либо через дочерние компании, или институциональные инвесторы, это российские и преимущественно зарубежные фонды. Вряд ли эта структура как–то поменяется просто в силу небольших доходов населения".

"Действительно, приход этих денег дает возможность людям привлекать какие–то ресурсы. Но вы же понимаете, что серьезные IPO могут происходить, только если есть нормальные институционалы и длинные деньги", — согласен Евгений Коган, президент Инвестиционной группы "Московские партнеры". Кстати, не последнюю роль играет и цена вопроса. По данным участников рынка, провести размещение облигаций при выпусках менее 1 млрд рублей все равно будет стоить 10–20 млн рублей. Да, ставка может быть в итоге ниже, но с учетом всех процедур проще уж в банк пойти.

Наконец, в будущем не исключены и большие разочарования, подобные "народному IPO" банка ВТБ. В 2007 году размещение среди широкого круга инвесторов прошло по цене 13,6 копейки. Сейчас эти бумаги торгуются по 3,7 копейки, напоминая о коварстве российского госсектора.

Утекут в чужой пузырь

Безусловно, в стране есть прослойка среднего класса, но она точно так же не верит в российскую экономику, как и крупные западные фонды. При этом вывести деньги в акции американских компаний теперь — вопрос пары кликов, это может даже студент (стипендии аспиранта за 3 месяца уже хватит, чтобы купить акцию Apple, после сплита бумаги 4 к 1).

"Люди с определенным богатством все–таки опасаются инвестировать в Россию, учитывая и политические риски, и частую смену законодательства. Если такие люди есть, то для них надо создать привлекательную среду. Учитывая, что у нас сейчас тяжело с бюджетом в стране, я сильно сомневаюсь, что наша государственная модель, ориентированная на фискальность, на такую консервативность, изменится", — говорит Елена Рогова.

Однако и на западном рынке инвесторов могут ждать неприятные сюрпризы. На страницах The Economiс Times один из трейдеров вспоминает опыт конца 1990–х, когда суперуспешный хеджфонд The Tiger Management разорился, не совладав с наплывом нового поколения инвесторов. Холодный логический расчет проиграл "кликам мышки и оборотам" (в те годы как раз выросла популярность электронных терминалов).

"После пузыря дот–комов рынок “сползал” вниз около 3 лет. Для Nasdaq это обернулось тяжелейшим ударом — ему потребовалось 15 лет, чтобы переписать максимумы, вдвое больше, чем S&P500 и Dow Jones", — вспоминает сооснователь EXANTE Анатолий Князев. Но связывает это с тем, что тогда центробанки не пришли на помощь.

Сегодня история повторяется: на рынок вышло поколение с биржей в смартфоне. Эти люди купили акции на дне и пока видели только сверхдоходность. Их стратегия — агрессивные покупки с целью легкого заработка. "Это выражается в том, что разогреваются огромные истории, когда те же самые акции Tesla летят вверх по 10–15% в день", — говорит Евгений Коган.

Акцию Tesla уже сравнивают с биткоином — там тоже был приток розничных инвесторов, а цену удалось подбросить до $20 тыс. Вот только ничем хорошим для большинства это не кончилось. Теперь история может повториться и на классическом рынке. А это значит, биржевые инструменты не только не поддержат на плаву лодку мировой экономики, а напротив, только еще больше ее раскачают.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама