Иван Хлебов Все статьи автора
10 августа 2020, 21:21 206

Первый, магистральный: 175 лет русскому паровозу

Фото: Архив ДП

Новшества в России от веку приживаются непросто. Изобрел русский человек что-то новое, взлетел, фигурально выражаясь, выше колокольни — но поди-ка еще это изобретение внедри!

Тем паче что правящий класс, которого в империи было меньше двух процентов от общей численности населения, традиционно косит глаз на Запад, предпочитая приобретать новинки у мудреца–англичанина. В общем, так уж получилось, что первый российский магистральный паровоз, способный переместить железнодорожный состав приличного веса на большое расстояние, был выпущен только 11 августа 1845 года — через восемь с копейками лет после того, как в России в принципе появилась железная дорога.

Дом золотопромышленника: как переехать из богатой на металлы глуши в Петербург

Дом золотопромышленника: как переехать из богатой на металлы глуши в Петербург

546
Иван Хлебов

Локомотив Александровского завода

Причина такой задержки в первую очередь, наверное, в том, что этот вид транспорта изначально вообще не воспринимался в России всерьез, — разве что как забава, развлечение, необычный способ добраться до загородной императорской резиденции. Потому что все необходимые предпосылки для того, чтобы развивать его, в стране присутствовали. Паровую машину Иван Ползунов создал еще в 1759–м, на полвека позже, чем Томас Ньюкомен, но практически одновременно с Джеймсом Уаттом, первый свой "сухопутный пароход" Ефим и Мирон Черепановы собрали в 1833–м и, мало того, не остановились на этом, всего сконструировав два десятка таких механизмов, один другого сильнее и эффективнее, так что теоретически вполне можно было бы использовать собственные ресурсы. Но тем не менее для первой российской железной дороги, запущенной в 1837–м, паровоз был приобретен английский, конструкции Джорджа Стефенсона.

Импорт высокотехнологичной техники — а паровозы для той эпохи такими и были — дело дорогое и всегда невыгодное для импортера. Зато для производителя ее это золотое дно. Так что вполне можно понять тех, кто утверждает, что уж больно как–то быстро и своевременно умерли отец и сын Черепановы, как раз к началу строительства и запуска Николаевской железной дороги, когда стране был бы нужен собственный подвижной состав. Но, как бы ни было велико искушение согласиться с теорией заговора, в этот раз международная конкуренция, и правда порой доходившая до применения абсолютно неприемлемых приемов, ни при чем.

Во–первых, импортной техники для новой магистрали было приобретено совсем немного, во–вторых, при всем уважении к Черепановым, их "пароходы" ездили на дровах, а это не самое высокоэффективное и не самое удобное топливо, уголь в этом отношении намного лучше. А кроме того, к моменту запуска новой железнодорожной магистрали, соединившей две столицы, отечественные технологии уже позволяли создавать машины намного более совершенные, чем паровые тягловые лошадки уральских мастеров. И локомотив, вышедший 11 августа 1845 года из цехов Александровского завода, был тому наглядным подтверждением.

Собственная школа

А за ним последовали и другие — с различной мощностью, разным числом ведущих колес и так далее, — очень скоро получившие узкую специализацию, разделившись на грузовые, пассажирские, маневровые. Так что российское паровозостроение начало развиваться довольно быстро — стоило только железной дороге превратиться из забавного аттракциона в серьезное транспортное предприятие.

А дальше развитие пошло еще быстрее. Как только в 1860–х в стране стали появляться все новые государственные и частные железнодорожные ветки, начали одно за другим открываться и предприятия, обеспечивающие их подвижным составом: началось строительство паровозов на Невском заводе, Путиловском, Луганском, Харьковском, Брянском, Коломенском. Причем, поскольку техника конструировалась оригинальная, а не копировалась с западных образцов, очень скоро сформировалась и собственная школа паровозостроения, породившая абсолютно новые подходы и технологические решения.

Дом Шопена, не композитора: особняк французского литейщика на Васильевском острове

Дом Шопена, не композитора: особняк французского литейщика на Васильевском острове

379
Иван Хлебов

Ей же, кстати, нужно сказать спасибо за сформулированный и внедренный принцип унификации деталей, благодаря которому, несмотря на множество разнообразных типов российских паровиков, детали от одной машины могли быть использованы для ремонта другой.

В общем, в течение буквально пары десятилетий от паровозного импорта удалось отказаться полностью, и к рубежу XIX и XX веков всю потребность в паровых машинах полностью перекрывала собственная промышленность Российской империи: за два последних предреволюционных десятилетия было построено 16 064 паровоза разного типа и назначения. Уникальная была техника — неприхотливая, способная в случае нужды работать на практически любом топливе, а не только на штатно полагающемся угле, спокойно выдерживавшая перегрузки в 4 раза выше паспортных, дешевая в обслуживании и ремонте. Неудивительно, что история российских паровозов растянулась более чем на столетие: последний из них покинул заводской цех в 1956 году.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама