Светлана Афонина Все статьи автора
31 июля 2020, 16:09 332

Нивелируя негатив: промышленники Ленобласти выбираются из кризиса легче Петербурга

Фото: vostock-photo

Нынешний кризис промышленная Ленинградская область переживает чуть легче, чем соседний Петербург.

Весной из–за пандемии промышленность области, как и всей страны, столкнулась со снижением объемов производства. Самым большим оно было в апреле — 9,2% по сравнению с апрелем 2019 года. Впрочем, уже в мае наметились первые признаки оздоровления. А в июне, по данным Петростата, индекс промышленного производства (ИПП) Ленобласти составил 94,8% по отношению к тому же месяцу прошлого года, в январе–июне — 97,2% к аналогичному периоду 2019–го. Это лучше, чем в Санкт–Петербурге (87,9% и 94,1% соответственно), и в целом соответствует общероссийскому уровню.

Рейтинг Ленинградской области — 2020

Рейтинг Ленинградской области — 2020

6665
Редакция

Однако в первом полугодии из 24 ключевых обрабатывающих отраслей области 11 показали снижение. Больше других, по подсчетам Петростата, сократилось производство мебели — на 70,4%, кожи — на 55,7%, автотранспортных средств — на 37,2%, машин и оборудования, не включенных в другие группировки (в том числе турбин), — на 26,6%, прочих транспортных средств и оборудования (в этот раздел попадает и судостроение) — на 25,4%.

"Есть отрасли, которые в период пандемии чувствуют себя лучше остальных: производство и продажа продуктов и напитков, компьютеров, электронных изделий, медицинских препаратов и товаров. Вместе с тем их вклад в экономику Ленинградской области не является определяющим", — поясняет заместитель председателя комитета экономического развития региона Юлия Косарева.

Если судить о "весе" отраслей, наибольший объем отгрузки в январе–июне показало производство нефтепродуктов (91 млрд рублей), пищевых продуктов (65,6 млрд), табачных изделий (49,7 млрд), бумаги и бумажных изделий (47 млрд) и химических веществ (44,1 млрд). "Высокие показатели в этих отраслях достаточно типичны для Ленинградской области, поскольку многие крупнейшие предприятия региона представлены именно в этих видах деятельности", — уточняет Косарева.

В экономическом блоке правительства Ленобласти пока не готовы прогнозировать, каким окажется ИПП по итогам года. Сейчас в администрации региона разрабатывается прогноз социально–экономического развития на 2021–2023 годы. В этом документе и будут содержаться макроэкономические ориентиры с учетом текущей ситуации и планов властей по восстановлению экономики.

Валовой региональный продукт (ВРП) Ленинградской области по итогам 2019 года составил 1,15 трлн рублей, из которых 38,1% приходится на промышленность. В свою очередь, ее основу составляют обрабатывающие производства. По данным администрации региона, в январе–мае текущего года по объему отгрузки доля обрабатывающих производств в структуре промышленности составила 81,4% (368 млрд рублей).

Могло быть и хуже

В Ленинградской областной торгово–промышленной палате (ЛОТПП) считают, что регион пережил острую фазу кризиса относительно спокойно. "Конечно, в той или иной степени от ограничений пострадали все. Во–первых, потому что упал платежеспособный спрос населения. На каких–то отраслях, таких как гособоронзаказ или строительство инфраструктуры, этот фактор не особо отразился. Но то же жилищное строительство, хоть и не останавливалось во время антикризисных мер, явно чувствует отложенный спрос: люди теперь десять раз подумают, прежде чем вложить деньги. Соответственно, строителям будет непросто выйти на показатели по вводу жилья в этом году, которые планировались изначально", — говорит исполнительный директор ЛОТПП Игорь Муравьев.

Рейтинг экономического развития районов Ленобласти — 2020

Рейтинг экономического развития районов Ленобласти — 2020

730

Второй проблемой, по его мнению, стал разрыв производственных цепочек поставщиков внутри страны (из–за разных запретов в разных регионах) и за границей. "Особенно это почувствовали крупные предприятия, которые используют импортные комплектующие. К нам массово обращаются промышленники по поводу невозможности исполнить заключенные договоры в срок. Под понятие форс–мажора из их проблем мало что подходит, но таких обращений много", — рассказывает исполнительный директор ЛОТПП.

Пандемия ударила и по рынку труда. "Многие иностранные специалисты из–за закрытых границ не могли присутствовать на наладке объектов. Это была проблема для судостроителей и совместных партнерств с иностранными компаниями", — уточняет Игорь Муравьев.

По его словам, в числе программ, которым с точки зрения финансирования ничто не угрожает, — инфраструктурные проекты, получившие поддержку на федеральном и региональном уровнях. То же можно сказать об агропромышленном комплексе, который в Ленобласти представлен не только небольшими хозяйствами, но и крупными индустриальными комплексами (производитель свежих овощей "Выборжец", молокозавод "Галактика" и т. д.).

Однако под вопросом остается финансирование инвестиционных программ частных предприятий. "Даже в крупных проектах собственники заняли выжидательную позицию. И это понятно: с деньгами сейчас непросто", — резюмирует Игорь Муравьев.

Молниеносного восстановления не будет

Ограничительные меры, вызванные пандемией, напрямую повлияли на уровень потребительского спроса, что сказалось и на объемах производства, говорит генеральный директор ООО "Аристон Термо Русь" Филипп Коэн. "По нашим оценкам, несмотря на вынужденное снижение ИПП во II квартале, позитивный тренд будет постепенно укрепляться. Ленинградская область обладает достаточным потенциалом для оперативного восстановления от последствий пандемии", — полагает он.

В одной из ключевых промышленных сфер региона — лесопромышленном комплексе — ситуация медленно, но улучшается, говорит директор по маркетингу компании — производителя фанеры "Свеза" Святослав Сарсон. "Если какое–то время, в период жестких ограничительных мер, деловая активность была минимальной, то сейчас мы видим постепенный рост. Но молниеносного восстановления не будет, это постепенный и достаточно длительный процесс", — считает он.

Что касается "Свезы", то компания "достаточно благополучно" пережила период жестких ограничительных мер, говорит Сарсон. "Свеза" была включена в список системообразующих предприятий и не останавливала комбинаты. Отгрузка производилась как внутри страны, так и за рубеж, так как границы для перемещения грузов не закрывались.

"Сейчас важно, чтобы формальная сторона взаимодействия бизнеса с властью — прохождение проверок, согласований, получение разрешительных бумаг — была упрощена. Благодаря внедрению средств удаленной работы в госорганах, применению онлайн–сервисов ситуация становится лучше: государство и бизнес признают, что в связи с пандемией меняются методы взаимодействия. Мы ожидаем, что в ближайшее время эти механизмы будут отработаны и бюрократических проволочек станет меньше", — рассуждает Святослав Сарсон.

В целом спрос на фанеру напрямую связан с состоянием экономики страны, поскольку ее используют в самых разных отраслях — строительство, транспорт, упаковка и т. д. А для экспортеров важны перспективы развития этих отраслей во всем мире.

"Аналитики прогнозируют 7,5%–ное снижение ВВП в США, более чем на 9% в Евросоюзе и почти на 5% в Китае. Отталкиваясь от этих данных, можно предсказать уменьшение потребления фанеры на схожие цифры", — резюмирует собеседник "ДП".

Попали в пике

Автомобильная отрасль начала нести потери от ограничений сразу же после объявления нерабочих дней. После прошлогоднего закрытия завода Ford автопром в области представлен только производителями компонентов. Но и они очень быстро попали в пике.

"Во время режима нерабочих дней мы были вынуждены приостановить работу, так же как автопроизводители и дилерские центры", — рассказывает Владимир Березанский, генеральный директор ООО "Гестамп Северсталь Всеволожск" (производитель металлических деталей и узлов для автопрома).

Он надеется на постепенное оживление спроса и, как следствие, рост интенсивности производства. "Мы активные участники национального проекта по повышению производительности труда. Результаты оптимизации производства должны помочь нам частично компенсировать потери от простоя в апреле и справиться с новыми проблемами, если восстановление спроса пойдет по негативному, замедленному сценарию", — говорит Березанский.

Резиденты на своих местах

А вот на деятельности индустриального парка Greenstate в Горелово коронавирусные ограничения практически никак не отразились. Пять из 20 резидентов ведут строительные работы, и этот процесс на период нерабочих дней также не останавливался, рассказывает Максим Соболев, директор по коммерческой недвижимости АО "ЮИТ Санкт–Петербург" (управляющая компания индустриального парка).

При этом большинство уже действующих предприятий также продолжало работать, однако интенсивность потоков легкового и грузового транспорта снизилась, отмечает он. "В целом я ожидаю, что спрос и, соответственно, выпуск промышленной продукции будут постепенно восстанавливаться в III–IV кварталах 2020–го. Однако на уровень 2019 года мы сможем выйти не ранее 2021–го, — говорит Соболев. — При этом следует учитывать, что на ВРП региона существенно влияет реализация отдельных крупных проектов, и в случае их заморозки промышленность будет дольше выходить на уровень прошлого года".

С осторожным оптимизмом

Ассоциация европейского бизнеса (АЕБ) провела опрос своих членов, работающих в области, и они в целом высоко оценили усилия правительства региона как по противодействию распространению коронавирусной инфекции, так и по поддержке экономики, рассказывает председатель Северо–Западного регионального комитета АЕБ Антон Рассадин.

"Предприятиям области удалось оперативно восстановить работу, как только это стало возможным. Мерами поддержки, впрочем, ни одна из опрошенных компаний не смогла воспользоваться из–за несоответствия критериям. Тем не менее эти меры окажут положительное влияние и на наши компании — опосредованно, поддерживая наших контрагентов и оздоровляя экономику в целом", — говорит Рассадин.

По его оценке, в целом промышленные предприятия Ленобласти с иностранным капиталом пострадали от коронавируса примерно в равной степени. "Из–за ограничительных мер рухнули продажи, возникли существенные убытки и кассовые разрывы, нарушились цепочки поставок. B2c–сектор с онлайн–каналами продаж получил некоторое преимущество, но полностью нивелировать результат ограничений не смог в силу недостаточного проникновения онлайн–торговли на фоне снижения покупательной способности. Даже там, где онлайн–торговля испытала взрывной рост, он не смог покрыть докризисных значений продаж, что в ряде случаев усугубилось возникшим за время нерабочих дней товарным дефицитом. На b2b–секторе в большей степени сказались остановка производства и разрывы производственных цепочек", — рассказывает Антон Рассадин.

Тем не менее в промышленности ситуация постепенно выправляется, полагает он. "Если не придется снова останавливать производство из–за второй волны пандемии, есть возможность выйти по итогам года из отрицательной зоны в ноль. Но при условии сохранения мер поддержки экономики", — прогнозирует эксперт.

В целом эффективность работы областного правительства и ожидаемая стабильность, которая связана с намерением Александра Дрозденко идти на новый губернаторский срок, существенно повышают привлекательность региона для бизнеса, отмечает Рассадин. "Вряд ли следует ожидать новых крупных инвестиционных проектов, пока мировая экономика не оправится от шока. Но работающие в области инвесторы наверняка будут серьезно рассматривать перспективы дальнейшего развития в регионе, где для них созданы благоприятные условия", — полагает он.

Прежде всего, по мнению Рассадина, следует ожидать роста в тех отраслях, которые прямо или косвенно связаны с государственной поддержкой. Спрос на потребительские товары и, соответственно, развитие b2c–промышленности тоже будут зависеть от экономической политики: если восстановятся доходы населения, воспрянут и производители потребительских товаров, особенно в сферах, где за это время успел накопиться отложенный спрос.

"Как ни парадоксально, я бы оценил тенденции развития промышленного комплекса Ленинградской области скорее положительно, — говорит заведующий кафедрой государственного и муниципального управления СЗИУ РАНХиГС Алексей Балашов. — Выгодное географическое положение, а также работа в рамках долгосрочных корпоративных и государственных контрактов в значительной степени нивелируют негативный эффект, связанный со снижением покупательной способности населения и “схлопыванием” целых секторов региональной экономики, как это наблюдалось в Санкт–Петербурге. Речь о сферах услуг и развлечений (рестораны, гостиницы, туриндустрия и др.), которые сразу потянули вниз за собой и внутренний спрос".

По мнению Алексея Балашова, в сравнении с Санкт–Петербургом структура промышленного комплекса Ленобласти более простая и менее чувствительная к качеству человеческого капитала, и в этом ее преимущество.

"Продукция пищевой и табачной промышленности Ленинградской области все равно будет востребована. Не сразу почувствуют снижение спроса предприятия электроэнергетики, судостроения и транспортного машиностроения, хотя вопросы оптимизации затрат и для них будут очень актуальны в этом году", — рассуждает Балашов.

Кроме того, стоимость ведения бизнеса и предсказуемость политики региональных властей в 47–м регионе совсем иная, чем в соседнем Петербурге. Поэтому к концу 2020 года мы можем увидеть процесс перебазирования некоторых предприятий из Петербурга в Ленинградскую область, резюмирует эксперт.

Материал подготовлен специально для Рейтинга Ленинградской области — 2020

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама