Семён Уралов Все статьи автора
24 мая 2020, 12:05 7067

Торможение политического времени и социальная справедливость

Фото: Ермохин Сергей

Эпидемия постепенно выходит на финишную прямую. Поэтому имеет смыл подвести промежуточные итоги готовности региональной власти к ситуации "повышенной готовности", которая не стала чрезвычайной ситуацией только по юридическим причинам.

Понятно, что региональные начальники оказались между "сциллой" федеральной вертикали и "харибдой" общественного мнения. Однако, несмотря на политические сложности необходимо извлекать уроки на будущее.

Ошибки Смольного: причины критики Путина и ступора в коммуникации

Ошибки Смольного: причины критики Путина и ступора в коммуникации

69525
Семён Уралов

Итак, главные проблемы с реагированием как в Петербурге, так и во многих других регионах России, на внештатную ситуацию сокрыты не в медицинской, а в общественно-политической и коммуникационной плоскостях. Власть на местах в сложные времена должна демонстрировать уверенность и делать это оперативно. В политических технологиях есть такое понятие как «торможение политического времени», когда общественно-политические процессы намеренно замедляются, чтобы создать ощущение стабильности и предсказуемости. Судя по всему, ряд региональных начальников, в том числе и в Смольном, выбрал именно эту стратегию, хотя в экстренной ситуации, наоборот, политическое время следовало максимально ускорять. Поэтому стоит разобраться к чему привела выбранная стратегия.

Тормозить политическое время – раздражать федеральный центр

Как мы выяснили еще 10 мая ситуация в Санкт-Петербурге по медицинским показателям эпидемии далеко не худшая в России – особенно по сравнению с московской агломерацией. Однако, это преимущество никоим образом не было использовано в коммуникации с федеральным центром. Власть не могла определиться вводить или не вводить пропуска; заранее не анонсировала масочно-перчаточный режим и в целом демонстрировала растерянность и отсутствие регионального плана действий.

На этом фоне действия властей ряда субъектов Северо-Запада, выглядели более убедительно. Даже попытка открыть торговые центры, которые сразу же закрыли, все равно воспринималась как попытка инициативы.

Все что нужно было продемонстрировать центру и президенту – наличие собственного плана по борьбе с эпидемией и уровень политической субъектности.

Ускорить политическое время - успокоить граждан

Показательно сравнение ситуации в Петербурге с еще одним городом федерального значения – Севастополем. По количеству заболевших на душу населения в Севастополе ситуация намного лучше, чем в Петербурге.

Ошибка Смольного: почему не стоит копировать карантинные меры Москвы

Ошибка Смольного: почему не стоит копировать карантинные меры Москвы

101318
Семён Уралов

Тем не менее, губернатор Севастополя демонстрирует собственный план по выходу из кризиса. В основе которого лежат очень простые решения – технологии социальной справедливости и перехват общественной инициативы.

Так, еще 17 апреля распоряжением губернатора Севастополя принимается решение о единоразовой выплате всем детям по 3000 рублей вне зависимости от наличия местной регистрации. У Севастополя с Петербургом схожие проблемы: 700 тысяч фактически проживающих при 450 тысячах официально зарегистрированных. При этом бюджеты городов сопоставимы: 60 млрд на 700 тысяч в Севастополе и 700 миллиардов на 7 миллионов в Санкт-Петербурге.

В условиях эпидемии важно принять решение о социальной поддержке раньше федерального центра и сделать это максимально публично и без бюрократических проволочек. Только демонстрация социальной справедливости может успокоить раздраженных граждан.

Второе важное решение: максимальная поддержка волонтеров и взятие их под крыло регионального правительства. Общероссийское движение «Мы вместе – Севастополь» из волонтерской инициативы превращается в общественный филиал городского штаба.

Чтобы понять разницу между ускорением (Севастополь) и торможением(Санкт-Петербург) политического времени достаточно сравнить результаты общероссийского проекта «Мы вместе» в городах федерального значения. Достаточно изучить страницы ВК «Мы вместе – Санкт-Петербург» и «Мы вместе – Севастополь» чтобы понять различия в подходах.

Эффективность работы волонтеров «Мы вместе» в Севастополе (700 тысяч) и Санкт-Петербурге (7 млн).
Эффективность работы волонтеров «Мы вместе» в Севастополе (700 тысяч) и Санкт-Петербурге (7 млн).

Так на 14 мая было обработано более 40 тысяч заявок севастопольцев. Учитывая, что Севастополь в 10 раз меньше Санкт-Петербурга, то у нас волонтеры должны были справиться к середине мая с 400 тысячами заявок. При таком КПД волонтеров авторитет штаба был бы высок, а у горожан поубавилось желание бузить в социальных сетях и на кухнях при всем фрондерском климате Петербурга.

Из-за того, что в Петербурге не смогли внедрить технологии социальной справедливости и бросили работу с волонтерами на самотек – нарастал конфликт между гражданином и властью. Который естественно транслировался в медиа, бурлил в социальных сетях, приводил к трениям между ветвями власти и обострял отношения с федеральным центром. В результате мы стали свидетелями отчуждения общества и государства. Которое только усилится по мере нарастания экономического кризиса после эпидемии.

Семён Уралов, автор книг "Два Капитала" и "Миропорядок по-русски", специально для DP.RU

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама