Семён Уралов Все статьи автора
25 апреля 2020, 16:03 37897

После карантина: зачистка трудовой миграции в мегаполисах

Виды Санкт-Петербурга.
Виды Санкт-Петербурга.
Фото: Ермохин Сергей

Почему мелкий и средний бизнес Санкт-Петербурга должен осознать свой экономический интерес в изменении миграционной политики

Очертания посткарантинной экономики России уже видны. Никто из экспертов не сомневается, что все станут беднее, чем были до кризиса. Сидение дома без доходов изменит главное – структуру потребления и мышление потребителя. 20-летнее потребление в кредит, стимулируемое банковским капиталом, ударит в первую очередь по сфере услуг и по посредникам.

Не только распределять бюджет и штрафовать: о пропусках в Петербурге

Не только распределять бюджет и штрафовать: о пропусках в Петербурге

76668
Семён Уралов

Потребительский рынок в среднесрочной перспективе не сможет вернуться к докризисному состоянию, потому как невидимая рука рынка задушит тех, кто был закредитован и ориентирован на доходы населения.

Самое главное – изменится сама психология потребителя. Необходимость экономить на продуктах питания сформирует фобии, которые не скоро растворятся в радостях нового потребления.

По всей вероятности, экономика России пойдет по пути депрессии, причиной которой будет не столько падение цен на нефть или курсовые колебания рубля, а глубокие противоречия между трудом и капиталом.

Суть этих противоречий заключается в следующем:

- Продавец труда, напуганный карантином, сильно сократит потребление и начнет экономить и набивать «кубышку» на черный день.

- Покупатель труда, будет стремиться понизить издержки за счет наемных работников.

В общем-то ситуация обычная для либерального политэкономического уклада, где спрос определяет предложение, а государство беспомощно наблюдает за этими процессами.

Плач отчуждённого ресторатора

Плач отчуждённого ресторатора

27241
Семён Уралов

Похоже, что центрами экономической депрессии станут крупные города, чей экономический рост определялся за счет безудержной накачки потребления всего подряд. В посткризисном укладе такое количество наемного труда будет просто невостребовано, поэтому начнется острая конкуренция на рынке труда.

На втором шаге проявится острое противоречие между гражданами России и трудовыми мигрантами, которые насытили наши мегаполисы.

В посткарантинной экономике капиталу будет невыгодно покупать труд граждан на долгосрочной основе. Краткосрочный труд мигранта станет приоритетом.

Федеральные власти будут озабочены спасением системообразующих производств и банковского сектора, поэтому политические и социальные издержки упадут на региональных начальников. В зоне риска окажутся крупные города: Санкт-Петербург, Екатеринбург, Новосибирск, Нижний Новгород. Рынок труда мегаполисов и так был перенасыщен как внутренней, так и внешней трудовой миграцией. В текущих условиях это означает что региональные власти окажутся на острие уже не экономического, а социального конфликта.

Региональные и городские интересы будут диктовать необходимость вытеснения внешней трудовой силы и поддержки граждан с целью ликвидации безработицы. Крупный и средний бизнес, окопавшийся в заксобраниях и делегировавший своих представителей в исполнительную власть, наоборот, будет лоббировать максимальное либеральное равноправие на рынке труда.

Очень скоро региональным властям придется самоопределяться с рынком труда: выбор между восстановлением капитализации и удержанием социальной стабильности будет не прост. С точки зрения гармоничного развития общества, именно мегаполисы должны стать инициатором пересмотра миграционной федеральной политики.

России нужен прирост новых граждан, которые являются в том числе новыми потребителями.

Как это не парадоксально, но сторонником пересмотра миграционной политики и зачистки мегаполисов от трудовой миграции, может стать тот самый наиболее страдающий от кризиса мелкий и средний городской бизнес. Потому что именно эта социальная группа заинтересована в том, чтобы начался восстановительный рост потребления. Трудовой мигрант не тратит накопления в барбершопе, фитнес-центре, кафе и ресторане. Граждане, продающие свой труд, мелкий и средний городской предприниматель может и должен стать союзником региональной власти, потому как интересы по удержанию социальной стабильности и восстановлению потребления у них совпадают.

Другой вопрос, способен ли «мелкий буржуа» на понимание своих интересов в средне- и долгосрочной перспективе. То, что на протест и конструктивный лоббизм он не способен мы поняли на примере «плача отчужденного ресторатора».

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама