Сергей Шелин Все статьи автора
2 марта 2020, 06:14 426

Номенклатура стабильная. Любимые внешнеторговые партнеры России изменились, товары на продажу — нет

Фото: ТАСС

Публикация предварительных данных о российской международной торговле за 2019 год — хороший повод сравнить огромные политические перемены, состоявшиеся в десятых годах (2010–2019), с их внешнеторговым отображением.

Экспорт не слипнется? Российскую сахарную отрасль подкосили высокие урожаи

Экспорт не слипнется? Российскую сахарную отрасль подкосили высокие урожаи

10305
Иван Воронцов

Удивит это или нет, но международная торговля России за этот долгий и полный драматизма отрезок времени вовсе не претерпела революционных перемен. Даже товарооборот–2019 ($673 млрд) мало отличается от того, который был в 2010–м ($639 млрд в тогдашних ценах).

Что же до геополитической перестройки товаропотоков, то первым, пожалуй, по значимости событием десятилетия стало выпадение Украины из постсоветского экономического пространства. В 2010–м на нее приходилось почти 6% российского товарооборота. Экспорт из России в эту страну был больше экспорта в Китай, а импорт оттуда — больше, чем из Белоруссии, Казахстана и США. А к 2019–му оборот российско–украинской торговли упал в текущих ценах вчетверо.

Только две бывшие республики СССР являются сегодня сколько–нибудь заметными торговыми партнерами России — Белоруссия (на нее падает сейчас 5% российского товарооборота) и Казахстан (меньше 3%). Многолетняя интеграционная риторика так и не конвертировалась во что–то практическое. С 2010–го суммарный внешнеторговый вес этих двух стран увеличился всего на 1%.

С другой стороны, политический разрыв с Соединенными Штатами ничуть не уменьшил объем торговли с ними. Доля этой державы даже выросла (с 3,7% в 2010–м до 3,9% в 2019–м), оставшись, впрочем, вполне скромной.

Главным же направлением российской торговли был и остается Евросоюз, вес которого хоть и уменьшился, но совсем не так круто, как можно было вообразить: с 48% в 2010–м до 42% в 2019–м.

А провозглашенный поворот на Восток, к Тихому океану, выразился в том, что доля государств этого региона в российской торговле поднялась за десятые годы с 17 до 25%, из которых на Китай приходилось соответственно 9% (2010) и 17% (2019). При всей убедительности своих успехов Китай во внешнеторговом смысле и сейчас не заменяет для России Европу.

Если же посмотреть на структуру товаропотоков, то перемен еще меньше. Россия по–прежнему вывозит в первую очередь топливо — чуть больше двух третей экспорта в 2010–м и чуть меньше двух третей в 2019–м, а ввозит машины, оборудование и транспортные средства (их доля в импорте даже выросла за десятилетие с 44 до 46%), а также потребительские товары, еду и т. п.

Опасная сила рубля. Промышленность города растет, экспорт тоже

Опасная сила рубля. Промышленность города растет, экспорт тоже

7507
Георгий Вермишев

Очевидный "экспортный" успех всего один — объем вывоза продуктов (в основном пшеницы), незначительный в 2010–м, подскочил до $25 млрд в 2019–м (6% российского экспорта).

Что же до остальных экспортных и импортных позиций, то все, в общем, осталось таким, как было. Не случилось революционных перемен даже в объемах ввоза к нам иностранной еды (за десятые годы они уменьшились с $36 млрд до $30 млрд.). И причина этого довольно умеренного спада скорее в девальвации рубля и сопутствующем уменьшении внутреннего спроса на импортные продукты, чем в эмбарго на ввоз продовольствия из Европы или в импортозамещении.

Смещение торговых потоков с Запада на Восток никоим образом не сопровождалось утешительными переменами в их структуре. Тот же Китай в качестве покупателя интересуется лишь российским топливом, а в качестве продавца — продвижением к нам своих потребительских, а отчасти уже и высокотехнологичных товаров.

Годы и десятилетия летят, а номенклатура международной торговли почти не меняется. Но обижаться на заграницу нет причин. Внешнеторговое зеркало лишь отражает состояние экономики у нас дома.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама