Михаил Климарев Все статьи автора
7 ноября 2019, 10:15 624

Чтобы воевать с американцами, мы бомбим Воронеж. Как Россия ответила на угрозы США

В любом проекте, не только в телекоммуникационной отрасли, цели должны хоть как–то коррелировать со средствами. Если этого не происходит, то и результата не будет. Суверенный интернет — тому пример. Этот закон сам по себе шизофреничный. Его цель — защита нашего сегмента интернета, на который якобы хотят напасть злобные американцы. В пояснительной записке к закону говорится о некой концепции кибернетической безопасности США, и суверенный Рунет — якобы ответ на эту концепцию. И в качестве решения проблемы мы решили, грубо говоря, бомбить Воронеж. Логики в этом нет, но нет и людей в правительстве, которые указали бы на это несоответствие.

Дубинка без инструкции. Подводные камни закона о суверенном Рунете

Дубинка без инструкции. Подводные камни закона о суверенном Рунете

8293
Владислав Скобелев

Оборудование, которое необходимо для реализации проекта, по определению будет негативно влиять на качество услуг связи. Предлагаемые DPI–решения в переводе на русский — это "глубокая проверка пакетов". Вся информация в сети передается пакетами, а DPI–оборудование просматривает их вглубь. На это необходимо огромное количество процессорного времени. В связи с этим пинг, то есть время передачи сигнала, возрастет. Прямая аналогия — вход на стадион. Или мы просто идем через ворота, или проходим через металлические рамки, где необходимо предварительно вытащить все из сумки.

Очевидно, операторы связи не в восторге: они собственными руками должны ухудшить свою сеть. При внедрении DPI–оборудования многие сервисы перестанут нормально работать. Например, разговоры по Skype станут менее качественными, особенно пострадают онлайн–игры.

Я не нашел подтверждения, что на Урале были какие–то масштабные проверки DPI–решений. Может быть, их протестировали на каком–то очень маленьком числе абонентов, но массово точно не эксплуатировали. Ни один оператор связи не поставит на сети такое оборудование без предварительного тестирования. По крайней мере никто из местных технических директоров, с кем я общался, в этом не сознался.

DPI–решения уже используются на сетях мобильных операторов, но в них совсем другой смысл — они используются в коммерческих целях. У операторов есть ограниченный ресурс частот, по которым физически невозможно передать сразу всю информацию. Поэтому операторы всяко–разно исхищряются. В частности, DPI–решения приоритизируют трафик. Например, нам важно, чтобы для мобильной связи, для передачи сигнала в реальном времени (например, в Skype) был маленький пинг. И эти пакеты пробегают впереди остального трафика. А если мы просто ищем что–то в интернете, то не так важно, загрузится страница через секунду или две, мы все равно не обратим на это внимания. Для них операторы дают второй приоритет. Но это оборудование не заглядывает вглубь пакета, оно просто анализирует протоколы, окрашенные метками самого оператора. Поэтому они не так сильно грузят сеть.

Заявленных 20–30 млрд рублей на реализацию проекта точно не хватит. По моим оценкам, только на одно оборудование уйдет около $1 млрд. Но это оборудование необходимо не просто выдать операторам, а транспортировать его в тысячи разных точек страны, включая Камчатку и Владивосток. С этой задачей Роскомнадзор точно не справится. Кроме того, по моему опыту, чтобы поставить такое оборудование, нужно по меньшей мере 3 года. За это время сети уже нужно будет модернизировать. Даже у крупнейших операторов не хватит узкоспециализированных менеджеров, которые смогли мы проконтролировать и наладить этот процесс.

Михаил Климарев, исполнительный директор Общества защиты интернета

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама