Эдуард Демидов Все статьи автора
22 октября 2019, 08:50 455

Как повлиять на бордель. Последствия закона Хованской на руку рынку

Инвестиции в жилую недвижимость имеют риски, но не являются провальными. Из–за роста стоимости это не минусовая инвестиция. Многие представители нашего бизнеса сегодня сильно страдают: что же нам теперь делать, как быть? Однако квартиры в историческом центре Петербурга, если не городить в них "псевдо–микро–апарты" на 10 "квадратах" с нарушением действующих норм и изменением планировки, можно продавать гораздо дороже, чем гостиничный номер.

Общее место. Кому по закону Хованской размещать хорошо

Общее место. Кому по закону Хованской размещать хорошо

5906
Марина Елецкая, Екатерина Рязанова

Если приезжает в город бизнесмен с целью каких–то встреч — он может пригласить партнеров на кухню, которая организована в Welcome–зоне этой квартиры, и провести небольшой круглый стол, переговоры или просто встречу. Это удобнее и динамичнее, чем на площадках отелей в залах для переговоров. Плюс ко всему локации некоторых квартир в центре Санкт–Петербурга настолько эффективные и удобные — ни один отель не может себе это позволить, либо это будет стоить от 12 тыс. в сутки. Также отмечу, что город нуждается в определенном количестве номерного фонда только в пиковые даты. В остальной период в Петербурге всегда свободных номеров больше, чем хотелось бы.

На мой взгляд, последствия закона госпожи Хованской на самом деле только на руку рынку гостеприимства. Потому что люди должны уже выйти из тени, начать платить налоги. Кроме того, есть все основания не быть пиратским отелем или хостелом, но вести деятельность в правовом поле. В этом году усилиями "ОПОРЫ России" и "Лиги хостелов" были изменены коды ОКВЭД — из 55.20 исключена формулировка "гостиничные услуги". Теперь это "Деятельность по предоставлению мест для краткосрочного проживания". А статистика говорит нам, что людей с квартирами гораздо больше, чем отелей и мини–отелей.

Во время чемпионата мира в Booking.com, например, числилось примерно 12 тыс. объектов размещения. Мундиаль прошел — осталось порядка 4 тыс. Притом что классифицированных объектов — 1 400, из которых 384 — в жилом фонде. То есть тысяча с небольшим объектов в нежилом фонде соответствуют нормам и работают по законам. А остальные 5–6 тыс., которые появились только к лету 2018 года, — это те самые людишки, занимающиеся незаконным предпринимательским бизнесом, против которого в принципе был направлен этот закон.

Но туда, к сожалению, попадают обычные люди, порядочные бизнесмены, настоящие отельеры и владельцы квартир, которые позиционировали их как отели. Вообще, это основная беда рынка — суждения о себе. Я все время задаю вопрос: зачем держаться за мнимое название "отель" и не соответствовать ему, если проще и честнее собственнику вернуться назад в формат квартиры и воспользоваться всей линейкой предоставленного законодателем инструментария, дождавшись улучшения своего положения, когда будет принят закон о туристическом жилье. Что, как мы понимаем, уже не за горами.

А те поганцы, которые воруют у нас с вами налоги и причиняют вред жильцам, — они, к сожалению, следующим летом опять начнут появляться. Это большое количество объектов, которые будут по сути являться ночлежками. Тут органам власти закон дал качественные полномочия. И мы, отельеры, хостельеры и владельцы посуточного жилья, можем говорить: "Ребята, посмотрите, вот мы здесь работаем честно и по закону, а вот здесь за углом открылся какой–то бордель. Не могли бы вы нам, как индустрии, помочь и повлиять?"

Эдуард Демидов, вице–президент межрегиональной ассоциации сервисных квартир–апартаментов

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама