Фото: Сергей Коньков

Опыт из корзины. У операторов не останется выбора, кроме как приучать людей к сортировке мусора

Идея мусорной реформы довольно проста. Если раньше операторы получали деньги за вывезенный мусор (а значит, могли везти его куда угодно), то теперь платить будут только за мусор, привезенный на специальные пункты переработки. А значит, сбрасывать отходы в чистом поле станет экономически нецелесообразно. Постепенно экономика процессов будет усложняться, и в конце концов (ориентировочно к 2024 году) у операторов не останется другого выбора, кроме как приучать людей к глубокой сортировке. Примерно к этому моменту — в том числе и за частный счет — должна появиться вся инфраструктура: прежде всего заводы переработки вторсырья.

Лучший мусор — финнам. Часть отходов "Красного Бора" могут передать Финляндии

Лучший мусор — финнам. Часть отходов "Красного Бора" могут передать Финляндии

516
Кира Чуракова

Идея для инвестирования

Отсюда довольно понятная перспектива для бизнеса. Если раньше инвесторы, которые хотели заниматься мусоропереработкой, знали, что им никто ничего везти не обязан, то теперь они могут добиваться включения в территориальную программу и получать мусор потоком.

Звучит красиво, но на практике бывает все наоборот. В отдельных регионах регоператор начал борьбу с перерабатывающими компаниями, которые вывозят у него "из–под носа" пластик и макулатуру, тем самым сокращая общий тоннаж драгоценного мусора. Технологичность и глубина переработки при этом — понятие очень относительное. На бумаге могут быть передовые нанотехнологии, в реальности — обычная свалка. Какую–либо сортировку на таких "заводах" запускают только в ходе надзорных проверок.

В Тамбовской области в спорах о том, кто технологичнее, стороны дошли до Верховного суда. Компания "Комэк" проиграла конкурс за право быть оператором и начала угрожать полным закрытием: "Наш завод по непонятной причине вычеркнут чиновниками из территориальной схемы транспортировки мусора. А как может мусороперерабатывающий завод работать без мусора", — недоумевал генеральный директор Игорь Блюм. Со своей стороны, выигравший региональный оператор ТСК уверяет, что тоже вполне справляется со всеми задачами и вообще собирается вложить до 2 млрд рублей инвестиций в создание нового завода по обработке отходов, а также мусорного полигона.

"С нашей точки зрения, аутсайдерами нужно называть регионы, где местное мусорное лобби (обычно это местные перевозчики) вместе с властями региона создали ГП или МУП и "назначили" его региональным оператором, — говорит директор центра лучших практик Агентства стратегических инициатив Александр Чикулаев. — Такой оператор имитирует реформу. Они вряд ли привлекут инвестиции и будут паразитировать на бюджете, постоянно поднимая тариф". По словам Чикулаева, подобные компании не задумываются об эффективности расходов, а плату получают не за килограммы, а за тару (мусорные баки), даже если те "возят воздух".

Впрочем, может быть вариант еще хуже: когда выбранный оператор вообще не справляется с поставленными задачами. Тогда регион просто утопает в мусоре, ведь вся ответственность — на уже разорившейся или просто безответственной компании. Подобный кризис зимой пережил, например, Волгоград. Но тяжелее всего реформа идет в Омской области, где статус регоператора получила компания "Магнит", не имеющая даже лицензии на обращение с отходами.

Люди всегда против

Трудному мусору помогут. Под Гатчиной начали проектировать мусороперераба-тывающий завод стоимостью 40 млн евро

Трудному мусору помогут. Под Гатчиной начали проектировать мусороперераба-тывающий завод стоимостью 40 млн евро

1377

Проблема номер два, с которой придется столкнуться в ходе реформы, — это протесты. Недовольство начинается с новых квитанций, которые приходят людям за мусор. А заканчивается бунтами против строительства необходимой инфраструктуры. "Люди столкнулись с тем, что их все время обманывают, — говорит Андрей Нагибин, руководитель общероссийской общественной организации "Зеленый патруль". — Я был на общественных слушаниях в Ростовской области, пытался объяснить, что нужно создавать систему общественного контроля за строительством сортировочного завода. Мы объясняли: у вас же сотни свалок, они незаконные, вы же не хотите жить в грязи? Но люди упрямятся, они не хотят у себя под носом новых заводов, и точка. А такие сортировочные пункты как раз должны стоять возле жилых районов, иначе транспортное плечо будет большим и стоимость вывоза мусора будет больше".

По мнению Нагибина, бизнес в регионах до сих пор не осознал, что зарабатывать можно не только за счет тарифа. И если создать сортировочные станции, можно сдавать часть ценного мусора на переработку, зарабатывая на этом дополнительные деньги. Главная же ошибка чиновников — отсутствие коммуникации с людьми, нулевая прозрачность, а также нежелание пускать на рынок малопонятных сторонних инвесторов. "Но это устаканится. Прокуратора серьезно относится к этому вопросу, сейчас надзорные органы будут активно этим заниматься", — считает Нагибин.

Цифровизация — тоже выход

Эксперты солидарны в том, что однозначным плюсом для системы может стать цифровизация всех процессов. За примером можно отправиться в Самарскую область, где умный вывоз мусора реализуется совместно с МТС. Специальные датчики проверяют уровень наполнения мусорных баков, в мусоровозы установлено навигационное оборудование для контроля перемещений. Кроме того, видеокамеры на машине дают круговой обзор, позволяя фиксировать любые нарушения.

Правда, любые датчики и видеокамеры ложатся в тариф, который потом предъявят и без того раздраженным жителям. Но на самом деле они вполне могут обратить это в свою пользу.

Так, в городе Азове (Ростовская область) одно из ТСЖ приобрело видеокамеру и с ее помощью смогло доказать, что установленный регионом норматив не соответствует реальному объему накопления мусора. Регоператор собирался выставить счет на 127 тысяч рублей за 3 месяца, однако с помощью камеры удалось доказать фактический вывоз на 34 тысячи рублей. Камера стоила 8 тысяч рублей. Получается, инвестиция окупила себя минимум 11 раз.

Дорогу осилит идущий, и если гражданское общество и новое поколение людей, разделяющих идеи зеленой экономики, не будут равнодушны к ситуации, у России есть все шансы построить цивилизованный рынок.

Я считаю, эту работу нельзя поручать оператору. Потому что, во–первых, один оператор — одна технология. Кроме того, оператор, который работает с мусором и получает деньги от того, что он его перерабатывает, вывозит и складирует, не заинтересован терять денежный поток, который зависит от мусорного потока. Поэтому мы видим, что региональные операторы изо всех сил сопротивляются тем, кто откусывает у них эту часть мусора и отправляет его на переработку. Нужно делать прямо противоположное — нужно дробить потоки мусора.
Александр Карпов
Александр Карпов
руководитель центра экспертиз ЭКОМ
Полигоны давно можно было бы закрыть и заменить заводами по переработке отходов, все технологические решения для этого есть. Пока такие заводы не созданы, можно предложить заключить договоры жилищных управляющих компаний с полигонами на доставку мусора из наших дворов. Плата за мусор будет уходить на полигон, который затем будет расплачиваться с перевозчиками мусора, когда они ему этот мусор привезут. Таким образом незаконные свалки станут экономически невыгодны и исчезнут. Этот метод известен с 1970–х годов под названием «ростовский эксперимент».
Юрий Шевчук
Юрий Шевчук
руководитель Северо–Западной общественной экологической организации «Зеленый Крест»
Георгий Вермишев Все статьи автора
3 сентября 2019, 10:48 633
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама