Максим Заговора Все статьи автора
24 августа 2019, 13:13 4016

Режиссер "Трудностей выживания" и "Интернов" Евгений Торрес: "Зритель устал от зимы, надо подогреть"

Вчера на российские экраны вышел ромком "Трудности выживания" — полнометражный дебют режиссера "Интернов" Евгения Торреса. "ДП" поговорил с автором о смехе, женщинах и нереализованных мечтах.

Работая на телевидении, жили ли вы мечтой снять полный метр?

Режиссер Михаил Идов: "Юмор — продукт скоропортящийся"

Режиссер Михаил Идов: "Юмор — продукт скоропортящийся"

20883
Максим Заговора

— Конечно. Эта мечта была всегда, как и у любого человека, поступившего во ВГИК, — в первую очередь мы идем туда, чтобы снимать полнометражные картины, а не сериалы. Более того, с первого курса я был настроен на глубокое кино, и, если говорить о жанрах, скорее на драму, чем на комедии. Просто так получилось, что я снял "Интернов" и они стали очень успешными. А продюсеры, естественно, подхватывают на свои проекты тех режиссеров, которые работают в нужных им жанрах. Совершенно зря, кстати. Артисты же играют в разных фильмах. Или — оператора же нам не придет в голову спрашивать: "Что ты снимаешь — комедии или драмы?" Оператор может и должен снимать всё, так же как и режиссер. Я никогда не буду снимать чернуху или порно, но в остальном это вопрос предпочтений. Мне интересно и историческое кино, и байопики, и фантастика. Но то кино, которое мне интересно, стоит очень больших денег. И тут приходится лавировать и договариваться с самим собой и остальным миром.

Телевизионный юмор отличается от широкоэкранного?

— Не могу так сказать. И там и там достаточно плоских шуток.

Я говорю скорее о том, что поход в кинотеатр — это выбор человека, он платит за билет и совершает некое осознанное действие. Это должно влиять на ожидания от того, что он увидит.

— Конечно, информация из телевизора льется в других масштабах. Я телевизор не смотрю, но люди, которые смотрят постоянно, — играются с пультом, они гуляют по каналам. Однако, если у вас крепкая история, хорошая драматургия и актерская игра, зритель залипнет. Что подтверждает успех американских сериалов, люди еще и платят за это.

Мальчик и девочка на необитаемом острове — история, встречающаяся на экране, мягко сказать, не в первый раз. Почему вы решили дебютировать с таким жанровым штампом?

— Это не совсем штамп. Так или иначе сюжетов в мире не много: либо это история про любовь, либо путь к успеху, либо осада крепости, либо спасение мира и так далее. Вопрос в том, что происходит внутри. В "Трудностях выживания" не я автор идеи, но я получил сценарий, и он показался любопытным. Кстати, изначально история была написана под Мурманск.

Герой поменял пол. Режиссер Анна Пармас о своем новом фильме, российских комедиях и их зрителях

Герой поменял пол. Режиссер Анна Пармас о своем новом фильме, российских комедиях и их зрителях

1325
Максим Заговора

То есть во льдах они должны были выживать?

— Да, там должен был быть лед, ветер, комары, елки за спинами. Но мы коллегиально подумали и решили, что зрителя, который и так устал от зимы, надо как–то подогреть. И решили перенести историю в теплые места.

Есть фильмы про "двое на острове", на которые вы ориентировались?

— "Шесть дней, семь ночей" и "Роман с камнем". Там другие бюджеты, конечно, но история сама тоже не ахти, если мы погрузимся в драматургию. Тем не менее это мило и смотрибельно, так что это именно те два фильма, на которые мы ориентировались, когда снимали свой.

От фильма, который держится на двух артистах, ждешь суперзвезд. У вас артисты малоизвестные.

— Мне интересно работать с молодыми актерами. Устаешь от лиц, которые кочуют из картины в картину, снимаясь и в сериалах, и в полных метрах. А я считаю, что человек не может перевоплотиться за один день для нескольких площадок. Поэтому мне и интересно работать с молодыми: у них есть огонь, потенциал. Они по–другому включаются, они любопытны, они задают правильные вопросы.

А еще у них в кадре все время идеальные прически. Как так получается?

— Они просто чистые. Если вы хоть раз ночевали на пляже, вы знаете, как это. Там люди, бывает, месяцами живут и не моются, потому что там чисто и вода рядом. Это же не война, относительно которой ваш вопрос был бы уместным, а здесь — все–таки нет.

Оператор фильма — Евгения Абдель–Фаттах. Женщины–операторы — это какой–то новый тренд в российском кино. Почему вы решили работать с женщиной?

— Поскольку основная линия в фильме любовная и герои — любовники, хотелось женского взгляда на них. Так или иначе мы все–таки разные люди. И мироощущение у нас отличается.

Есть нюансы, которые Женя снимала иначе, чем снял бы мужчина. И получилось удачно. Например, мне понравилось, как она по–женски сняла Лизу Кононову. Актер в жизни — это одно, а на экране — другое.

Женя сняла очень красиво. В целом же работа с женщиной–оператором — это испытание. Женщина всегда комплексует на съемочной площадке: режиссер — мужчина, основная группа — мужики. И где–то ей приходится излишне отстаивать свою позицию.

Хотя мне кажется, лучше просто расслабиться и получать удовольствие.

А что такое этот "женский взгляд"? Вы можете его описать?

— Не могу, я же мужчина. Я только вижу, что женщина показывает все не так, как мужчина, не так жестко и, может быть, более рационально. Но, кроме того, Женю я еще и знаю давно. Она ученица замечательного оператора Вадима Юсова, очень горела всегда, очень хотела работать. И при этом, работая оператором, она не потеряла своей женственности, потому что обычно женщины–операторы превращаются в "мужиков–киношников".

Надо сказать, что и персонаж Елизаветы Кононовой у вас симпатичнее героя Василия Бриченко. Он слабак и обманщик, она куда честнее и смелее.

— Да не обманщик он, просто находился в таких обстоятельствах. Видимо, мы все–таки сценарно не успели доработать то начало, которое предполагалось. Тогда бы появилось больше понимания того, кто он такой.

Вы согласны, что в России сейчас хочется снять фильм "Трудности выживания" совсем с другим сюжетом и не обязательно отправляться на остров? Как вы относитесь к проблемному кино?

— Вообще я по сути своей визионер, мне интересно показывать и создавать миры. Я за так называемый арт–мейнстрим. Чтобы кино было интересно и зрителям, потому что мы снимаем для них, но и с некоторой глубиной и погружением.

Я про расхожее мнение, что в "сложный момент для страны" не время плодить комедии, а надо задуматься о том, что происходит.

— Это глупость, я считаю. Все ведь зависит от внутреннего состояния человека. А когда нам было легко? Когда и кому было легко в этой стране? А в мире? Идет нескончаемая череда войн. Я человек аполитичный и хотел бы воздержаться от подробных комментариев на эту тему, но как любой нормальный человек задумываюсь о том, что происходит вокруг. И то, что происходит в стране и в кинематографии, вызывает вопросы. Вопросы, которые необходимо решать.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама