Дмитрий Прокофьев Все статьи автора
6 июля 2019, 10:07 729

Не медленно растут, а быстро сокращаются. Петербург может выпасть из тренда роста закредитованности

Петербург может выпасть из тренда роста закредитованности
Петербург может выпасть из тренда роста закредитованности
Фото: ИНТЕРПРЕСС

Два начальника, один по экономическому развитию, второй по банковской системе, поспорили насчет источников роста ВВП. Потребительские кредиты, утверждал первый (министр), есть зло, поскольку препятствует инвестициям. В самом деле: розничное кредитование в России в 2017 году выросло на 13%, в 2018–м — на 23%, а только в I квартале 2019–го — на 24%. Зачем давать деньги бизнесу, когда можно заработать на кредитовании граждан?

Арифметическое. Считаем ВВП правильно, или Почему данные Росстата вызывают сомнения

Арифметическое. Считаем ВВП правильно, или Почему данные Росстата вызывают сомнения

5602
Дмитрий Прокофьев

В одну втекает, в другую — вытекает

В министерском представлении банковская система выглядит чем–то вроде бассейна с двумя трубами для слива: заткнем один, питающий потребление, — и вода пойдет из другого, должного питать корпоративный кредит. Который и превратится в инвестиции и рост производства. Ставка по кредитам — все равно что размер пробки, затыкающей корпоративную трубу в финансовом бассейне. Если банки (начиная с Центрального) захотят заработать больше, пусть снижают кредитную ставку для предприятий.

Не все так очевидно, возражали в финансовом регуляторе, банковская система устроена сложнее, чем бассейн. Население кредитуется не от хорошей жизни — просто доходы устойчиво снижаются начиная с весны 2014 года. Не факт, что, лишившись возможности зарабатывать на потребителях, банки примутся раздавать деньги предпринимателям. И не надо путать корпоративное кредитование с инвестициями. Кто помешает предприятиям, особенно крупным и государственным, получив дешевые деньги, эвакуировать их за рубеж?

Кроме того, инвестиции делаются не ради улучшения статистики ВВП, а ради увеличения производства товаров, пользующихся спросом. И там, где нет денег на потребление, с производством тоже будут проблемы.

Опять Росстат

Пока начальники выясняли, кто из них лучше знает основы макроэкономики, свое слово сказал Росстат, опубликовавший итоговые данные по динамике ВВП (и его структуре) за I квартал 2019 года. Рост составил 0,54% по отношению к I кварталу года прошлого. А основным его фактором стал спрос домохозяйств, расходы которых составили 12,576 трлн рублей (+0,854 трлн к I кварталу 2018 года), обеспечив увеличение ВВП на 0,89%. А поскольку роста доходов нет, то деньги граждане взяли в кредит (за год эта сумма возросла на 1,65 трлн рублей). Не было бы кредита — не было бы и роста, поскольку инвестиционный спрос оказался отрицательным: минус 0,43%.

Закредитованность снизилась. Эксперты рассказали об уровне долговой нагрузки россиян

Закредитованность снизилась. Эксперты рассказали об уровне долговой нагрузки россиян

5065
Алексей Кумачев

Но это не все. В данных Росстата, опубликованных 1 июля, отражена динамика элементов использования ВВП. Инвестиции не то что медленно растут, а быстро сокращаются. В I квартале года валовое накопление основного капитала уменьшилось на 2,6% — антирекорд для последних 4 лет. Кстати, валовое накопление учитывает не только инвестиции в основной капитал, но и выбытие основных фондов. То есть и старые станки списываются, и новые не закупаются.

Подвела и мировая экономика: сокращение международной торговли сказалось на динамике экспорта, которая впервые с 2016 года стала отрицательной (минус 0,4%).

Как по учебнику

Учебник по макроэкономике советует при сокращении внешнего спроса увеличивать внутренний. Лучше всего делать это через снижение налогов. Несколько хуже — через смягчение кредитно–денежной политики, ну или через расширение потребительского кредита.

Правда, экстремальный рост потребительского кредитования, особенно когда взаймы берут уже и на еду, есть лекарство с негативными последствиями. Рост обязательных платежей по кредитам (в среднем они съедают 9,9% доходов российских заемщиков) в конечном счете также скажется на потреблении.

Но другой вариант — рост доходов населения — почему–то не очень привлекает власть, опасающуюся, что граждане направят их на закупку импорта, а увеличение зарплат в частном секторе заставит повышать зарплаты в секторе бюджетном.

Петербург на фоне

Что все вышеперечисленное будет означать для Петербурга? С одной стороны, экономика второй российской агломерации объективно является производной от экономики страны. То есть падение потребительского спроса, сокращение инвестиций, снижение реальных доходов, рост закредитованности — все это не может не сказаться на нашем городе.

С другой стороны, 6 млн потребителей (учитывая жителей Ленинградской области), пусть и не таких богатых, как в Москве, статус ведущего российского импортно–экспортного хаба, разнообразие делового ландшафта — все это в известной степени страхует Петербург от общероссийских экономических проблем.

Но хватит ли этих факторов, чтобы мировой тренд, в рамках которого экономика приморских агломераций и является драйвером роста, перевесил новый российский, в рамках которого экономика растет только там, где ее подбадривают прямыми бюджетными вливаниями в избранные компании?

Резервы Северной столицы

Петербург имеет множество недооцененных резервов роста, считает Сергей Мельченко, директор Инновационного центра НИУ ВШЭ в Санкт–Петербурге. В первую очередь это качество человеческого капитала. Практика Международного фестиваля университетских стартапов, проведенного на базе петербургского кампуса НИУ ВШЭ, доказывает, что у города есть большой потенциал для аутсорсинга и аутстаффинга в области инновационных проектов. Информационные технологии позволяют подключать местных специалистов к работе в межнациональных командах, разрабатывающих продукты, перспективные для мирового рынка. Такая деятельность не сразу находит отражение в формальной статистике, однако имеет продолжительный позитивный эффект.

Под высококвалифицированными работниками не следует понимать исключительно инженеров и компьютерщиков, говорит Елена Каменева, генеральный директор АО "Арована", работающего в легкой промышленности. По ее мнению, развитие этой отрасли в Петербурге сдерживается именно отсутствием "критической массы" работников швейного производства. Заполнить эту лакуну можно с помощью специалистов из дальнего зарубежья. Их присутствие позволит запустить новые производства, благодаря чему уже российские работники смогут получить необходимый практический опыт, считает предприниматель.

Петербургская экономика остается привлекательной для инвесторов, особенно в том, что касается инвестиций в высокотехнологичные проекты, рассказывает Роман Ишутинов, исполнительный директор Лаборатории институционального проектного инжиниринга. Но инвесторы все больше обращают внимание не на потенциальную прибыльность, а на потенциальные риски, объясняет он. Развитие методологии и механизмов, позволяющих снижать эти риски, — вот инструмент роста, которым еще предстоит научиться пользоваться.

Дмитрий Прокофьев, экономист

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама