Алексей Михайлов Все статьи автора
28 июня 2019, 06:12 351

Дать или не дать — вот в чем вопрос. Не много ли кредитов, россияне?

Фото: ТАСС

Эта тема неожиданно выплыла почти в центр публичных дискуссий о доходах населения. Министр экономразвития Максим Орешкин при каждом удобном случае троллит главу ЦБЭльвиру Набиуллину темой закредитованности населения.

Под дружеским огнем. Россия несет потери в торговой войне США и Китая

Под дружеским огнем. Россия несет потери в торговой войне США и Китая

1215
Алексей Михайлов

Если закредитованность населения велика, выплаты процентов начинают давить на его доходы, а расходы и потребление людей падают, реален "взрыв" кредитного пузыря — волна массовых банкротств людей. На какой мы стадии этих рисков сегодня находимся? Мы уже у черты?

Категорически нет. В последнем отчете о денежной политике ЦБ привел нужные актуальные цифры. В I квартале 2019 года КОД (коэффициент обслуживания долга, отношение расходов населения на выплату процентов и долгов к его доходам) составил чуть ниже 9%.

Это меньше, чем было в России в 2014 году — до кризиса. То есть фактически кредитный бум последних 2 лет — это всего лишь восстановительный рост, и он происходит даже медленнее, чем до кризиса — в 2012–2013 годах.

9% — это в 2–2,5 раза меньше уровня развитых стран и на 20–30% — стран с формирующимися рынками.

О чем тут беспокоиться? Вывод самого ЦБР однозначен: "В настоящее время Банк России не видит формирования пузырей в розничном кредитовании…"

Правда, продолжение заставляет в этом усомниться: "…и для предотвращения их возникновения принимает макропруденциальные меры". Речь идет о том, что по необеспеченным кредитам и кредитам с низкой долей начального взноса для банков повышаются нормы резервирования, то есть их расходы на эти кредиты.

Зачем Орешкин троллит Набиуллину — понятно. Надо перевести стрелки за провал экономического роста и доходов населения в 2019 году хоть куда–то подальше от себя. И он не нашел ничего лучшего, чем нападать на Центробанк, "высасывая из пальца" мифические угрозы "кредитного пузыря". Видимо, смог достучаться даже до президента, если судить по его ремарке во время прямой линии.

Зимний скачок. Кто больше всех пострадал от инфляции

Зимний скачок. Кто больше всех пострадал от инфляции

2841
Алексей Михайлов

Но зачем же ЦБ начинает принимать серьезные регулятивные меры для торможения выдачи кредитов населению, если никаких угроз не видит? Зачем "охлаждает" то, что и так не слишком "горячо"?

А тут все дело в том, что Набиуллина — сверхосторожный чиновник. Ей проще заранее принять меры к тому, чтобы не стало "жарко". Более того, она видит в росте потребкредитования еще и проинфляционные риски, которых хочет избежать: больше денег у людей — больше угроза роста цен. Поэтому она фактически готова "сыграть в поддавки" с Орешкиным (а теперь и не только с ним) и признать несуществующую проблему существующей.

При этом Набиуллиной совершенно неважно, что вместе с замедлением кредитов населению фактически выплескивается с водой и ребенок — экономический рост.

В самом деле, ведь когда доходы населения вновь падают, кредиты людям — единственный быстрорастущий сектор, который тащит за собой рост розничного товарооборота и оборота услуг. Которые, в свою очередь, дают заказы промышленности, сельскому хозяйству, туризму и тянут вверх экономический рост в стране. Этот последний драйвер экономического роста может быть вскорости ликвидирован или существенно приторможен.

Баланса нет. Ноги из Кремля, Белого дома, с Неглинной жмут только одну педаль — тормоза. Причем в пол.

Наша экономическая машина будет стоять на месте, даже несмотря на явный уклон дороги вниз (высокие нефтяные цены). Тормоз — главное. Наше все. Осторожность и еще раз осторожность.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама