Дмитрий Маракулин Все статьи автора
27 марта 2019, 10:10 969

Надо рассказывать понятнее. Начальник управления прокуратуры о специфике работы в суде присяжных

Фото: Евгений Егоров

Прокуратура Петербурга за последние несколько месяцев проиграла два громких судебных процесса с участием присяжных: дело преступного сообщества, занимавшегося наркотрафиком, и дело о нападении на сотрудников транспортной полиции, перевозивших деньги. Однако в надзорном ведомстве не считают этот результат окончательным. О причинах оправдательных приговоров, специфике работы в суде присяжных и качестве следствия начальник уголовно–судебного управления прокуратуры Санкт–Петербурга Наталья Казакова рассказала "ДП".

В последнее время у горпрокуратуры было два проигранных громких процесса.

У обвинения не женское лицо. Начальник управления прокуратуры Наталья Казакова о качествах гособвинителя

У обвинения не женское лицо. Начальник управления прокуратуры Наталья Казакова о качествах гособвинителя

496
Дмитрий Маракулин

— Утверждение о проигранных процессах неверно, поскольку, например, в феврале Верховный суд отменил по нашему представлению оправдательный приговор по другому уголовному делу, вынесенному на основании вердикта. Что касается дела о нападении на сотрудников транспортной полиции, то мы не согласны с результатом судебного процесса и внесли апелляционное представление.

А в чем причина такого решения народных судей (оба резонансных дела, как известно, рассматривала коллегия присяжных)?

— Присяжные по закону не объясняют свои решения. Исходя из собственного опыта, я могу сделать предположение. Верховный суд отменяет оправдательные приговоры из–за нарушений, допущенных защитниками. Присяжные заседатели не имеют отношения к уголовному судопроизводству, и понятно, что адвокаты будут добиваться своих целей любым способом: негативно характеризовать всех, от свидетелей до потерпевших, заявлять о показаниях, полученных якобы под пытками, выдвигать версии, которые зачастую уже невозможно проверить, давить на жалость к подсудимым, находящимся в тюрьме и попавшим в сложную жизненную ситуацию.

Конечно, это запрещено, и судья сделает замечание адвокатам, однако человеку уже невозможно выбросить эту информацию из головы. И при ответах на вопросы о виновности подсудимых она обязательно всплывет.

Нельзя сказать, что за результат судебного разбирательства несет ответственность только гособвинитель: он представляет тот материал, что наработало следствие. Как вы оцениваете качество следствия?

— Каждому профессионалу всегда есть куда стремиться, и следователи и государственные обвинители должны всегда самосовершенствоваться, учиться на ошибках (желательно чужих, а не своих).

Сегодня существует многоступенчатая система контроля при расследовании уголовных дел, последний этап которой — прокуратура, утверждающая обвинительное заключение перед отправкой дела в суд. Насколько эта система эффективна?

— Эта система работает, она достаточно эффективна. Прокуратура имеет немало полномочий, позволяющих как вернуть уголовное дело, отказавшись утвердить обвинительное заключение, так и, к примеру, в суде изменить объем обвинения, отказавшись частично или полностью его поддерживать.

Сейчас коллегия присяжных слушает дела и в судах первой инстанции. В чем специфика этого вида судопроизводства?

— Нужно полностью погрузиться в обстоятельства уголовного дела, перевести его на обывательский язык и рассказать историю, которая была бы понятна человеку, не связанному с юриспруденцией. И это весьма непросто. Как, к примеру, объяснить, не используя юридической терминологии, что такое ЕГРЮЛ (Единый государственный реестр юридических лиц)? А это очень значимый момент по уголовным делам о мошенничестве. Важное значение приобретает умение наладить психологический контакт с присяжными, большую роль играет ораторское искусство — умение рассказывать интересно и доступно.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама