Павел Нетупский Все статьи автора
18 марта 2019, 13:11 2061

Владельцев фирм-"подснежников" призовут к ответу

Фото: Ермохин Сергей

Партнеры, сотрудники и иные кредиторы исчезнувших компаний получили шанс взыскать ущерб с их владельцев и директоров. Эти и другие изменения в законодательстве и практике 12 марта обсуждались на проведенной «ДП» правовой практической конференции «Банкротство».

Брошенные фирмы («однодневки» или «подснежники») чаще всего не имеют имущества, и их невозможно найти по официальному месту нахождения (юридическому адресу). Подавать иск о банкротстве таких организаций бессмысленно — проведение самой процедуры обойдется в сотни тысяч рублей.

Путь свободен

В утвержденном 6 марта обзоре президиум Верховного суда России указывает, что в большинстве случаев признавать юридическое лицо банкротом и не требуется. При отсутствии документов, подтверждающих наличие у должника достаточных для возмещения хотя бы судебных расходов активов, заявление налогового органа о несостоятельности возвращается. После этого заявитель вправе обратиться с иском о привлечении к субсидиарной ответственности или о возмещении убытков с так называемых контролирующих лиц — руководителя, мажоритарных владельцев и др.

По мнению ведущего юриста компании «ФБК Лигал» Ксении Гопкало, разъяснения высшей инстанции могут применяться не только фискальной службой, но и обычными кредиторами. «Если директор не предпринимает никаких усилий для погашения задолженности или обращения в суд с заявлением о банкротстве, его вина и, соответственно, субсидиарная ответственность презюмируется», — поясняет Ксения Гопкало.

Правда, эксперты признают, что решение о взыскании с контролирующих лиц денег не гарантирует их получения — нередко сами владельцы разоренных компаний также не имеют достаточного имущества. Антон Слободин из юридического бюро «Адвокат ФРЕММ» не видит действенных инструментов принуждения, кроме возбуждения уголовных дел. «Что грозит должнику? Ограничение на выезд за границу? Многих это не пугает», — констатирует адвокат.

/
Купить фото
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text

Во всем виноват кризис

Кроме того, в других разъяснениях Верховный суд России оставляет «бросившим» компанию предпринимателям лазейку — несостоятельность они вправе объяснить внешними факторами, в том числе неблагоприятной рыночной конъюнктурой и финансовым кризисом.

Однако эксперты критически оценивают возможность использования подобной аргументации. «Недостаточно сказать, что во всем виноват кризис. Нужно раскрыть, почему ты зависишь, например, от курса валют. Вот если саранча съела весь урожай — это можно понять», — полагает руководитель проектов адвокатского бюро «S&K Вертикаль» Наталья Колерова. В качестве примера объяснимого влияния неблагоприятных внешних экономических факторов участники конференции назвали введение санкций на ввоз импортных продуктов.

Спасение утопающих

Крайне редко в России применяются примирительные процедуры — такие соглашения заключаются только примерно в 2% дел о банкротстве. Но, по словам Ольги Березы из юридического бюро «Григорьев и партнеры», почти треть мировых соглашений не утверждается судом. В частности, даже когда условия одобряются всеми участниками спора, служители Фемиды могут их отклонить, сочтя экономически нереалистичными или необоснованными. Для снижения риска отказа в утверждении соглашения Ольга Береза рекомендует проводить комплексную финансово-экономическую экспертизу.

Еще реже — всего порядка в 1,5% дел — реализуются реабилитационные процедуры. Действующее законодательство предусматривает слишком сжатые сроки, неисполнимое условие о погашении даже не наступивших обязательств и не предоставляет собственникам стимула проводить реструктуризацию. По мнению адвоката консультационной группы «Прайм Эдвайс» Олега Ганюшина, существенно улучшить ситуацию помогло бы принятие законопроекта, подготовленного Минэкономразвития в 2016 году на основе Кодекса о банкротстве США. «Однако внесенный в Госдуму и уже одобренный в первом чтении документ не содержит большую часть необходимых для реструктуризации долгов инструментов», — отмечает Олег Ганюшин.

Справка

— Более 50 тыс. дел о банкротстве рассмотрели арбитражные суды России в 2018 году.

— Полным погашением требований кредиторов завершается 1,5% конкурсных производств.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама