Фото: Валентин Беликов

В ряду с Угандой и Бурунди. О том, как сложно иностранцу оценить реальное влияние женщин на российскую экономику

Рассуждения накануне 8 Марта.

Опубликованный на днях Всемирным банком "рейтинг гендерного неравенства" принес для лучшей половины российского населения неожиданные вести. Оказывается, как считает World Bank (WB) в исследовании "Женщины, бизнес и закон — 2019", по уровню равноправия полов Россия находится на одном уровне с такими странами, как Уганда, Бурунди и Марокко. Но мне лично трудно представить, что права россиянок соответствуют правам жительниц субэкваториальной и арабской Африки. Что–то тут не так.

Луддиты против беспилотников: работа нас всегда найдет

Луддиты против беспилотников: работа нас всегда найдет

955
Дмитрий Прокофьев

Среднее арифметическое

Как считался этот рейтинг? Во Всемирном банке выделили восемь базовых индикаторов, на основе которых анализировались законы той или иной страны: оплата труда, трудоустройство, старт своего бизнеса, управление активами, принадлежащими женщинам, пенсионное обеспечение, свобода передвижения, а также наличие семьи и детей. По каждому индикатору задавалось несколько вопросов с ответами "да" и "нет" экспертам WB, и, если все ответы были положительными, страна получала 100 баллов. Дальше эксперты вычислили среднее арифметическое и получили результат.

100 баллов — идеальное равноправие женщин и мужчин, которого, по мнению WB, смогли добиться всего шесть стран: Бельгия, Дания, Франция, Латвия, Швеция и Люксембург. Соответственно в шестерке "аутсайдеров по равноправию" оказались Саудовская Аравия, ОАЭ, Судан, Иран, Катар, Сирия. Россия со своими соседями по таблице равноправия набрала 73,13 балла.

Примечательно, что большинство российских медиа, комментируя содержание рейтинга WB, честно сообщили о баллах, набранных нашей страной. Но почти никто не указал, какое, собственно, место заняла Россия в итоговом списке. 73 очка из 100 возможных — вполне приличный результат! Кажется, что с таким рейтингом мы стоим гораздо ближе к Люксембургу, чем к Судану. Или это не так?

Не так. Рейтинг WB есть в открытом доступе. Страны в нем политкорректно расставлены по алфавиту, но EXCEL позволяет разместить их по набранным баллам. И в этом списке место России — 116–е. И в смысле "равенства полов" Россию обогнали Ангола, Буркина–Фасо, Замбия…

То есть до Бельгии нам еще 100 позиций вверх, а до Судана — 70 вниз.

А если разобраться

Уроки венесуэльского. О том, как бедняки дозревают до бунта, и об опасности политической ставки на низшие слои

Уроки венесуэльского. О том, как бедняки дозревают до бунта, и об опасности политической ставки на низшие слои

486
Дмитрий Прокофьев

Посмотрим на каждый из индикаторов, начиная со "свободы передвижения", которую WB поставил на первое место по важности. С этим у женщин в России все в порядке, никакой закон не чинит им препятствий к путешествиям. Так же как в Южном Судане, Мавритании и Бангладеш. И еще в 130 странах. А что вообще Всемирный банк имеет в виду под "свободой передвижения"? Оказывается, всего лишь возможность для женщины получить загранпаспорт таким же порядком, как и мужчина, и перемещаться вне страны и вне дома на тех же основаниях. По нашим привычкам — так себе привилегия. Прописка (простите, регистрация) и необходимость не только носить при себе аусвайс, но и быть готовым предъявлять его на каждом шагу, а также быть приписанным ко множеству официальных учреждений, ограничит свободу передвижения не хуже, чем простой запрет на получение документов.

Следующий пункт рейтинга носит название Starting a job, что можно перевести как "Пришли на работу". Что же будет, когда Россия женского рода придет на работу? Всего 50 баллов! Почему не 100? Да, вы угадали. Сексуальные домогательства на работе, определение которых в законе отсутствует, так же как и особое наказание за них. Но Россия тут не одинока. В аналогичном перечне стоят еще 56 стран, включая Суринам, Экваториальную Гвинею и даже Японию.

Раз мы заговорили о работе, то надо вспомнить и о зарплате. Здесь все плохо (как и еще в 28 странах, получивших за этот индикатор 25 баллов). Эти 25 баллов — положительный ответ на вопрос о "законодательном уравнивании продолжительности женской и мужской работы в ночное время". А вот в отношении законодательных гарантий равной оплаты для женщин и для мужчин за одинаковый объем работы ответ дан отрицательный. Но не все потеряно! Следующие вопросы касаются закрепленного законом права женщин выполнять опасную работу и вообще работать там же, где работают мужчины, вне зависимости от тяжести труда. Россия отвечает отрицательно, но так ли это плохо?

Но что будет, если женщина в России решит оставить работу по найму и займется собственным бизнесом? О, тут с формальными правами все отлично! Женская подпись на договоре обладает такой же силой, как и мужская. И закон не делает разницы между женщинами и мужчинами, регистрирующими свой бизнес или открывающими банковский счет. Правда, в России нет закона, прямо запрещающего кредиторам отказывать своим заемщикам по гендерному признаку. Но такого закона нет ни в Норвегии, ни в Швейцарии, ни еще в более чем сотне стран.

Другой подход

Дальнейший анализ рейтинга "гендерного неравенства" можно было бы продолжить. Но и того, что мы увидели, вполне достаточно для вывода — специфика равенства или неравенства прав и возможностей женщин в России с трудом описывается формальными законами. Чтобы выяснить уровень женского влияния на российскую экономику, нужно углубиться в ситуацию.

Например, несколько лет назад, по данным консалтинговой компании Grant Thorton, Россия оказалась впереди всего мира по числу женщин (47%) в высшем менеджменте. Это, само собой, стало поводом для далеко идущих выводов об уровне равноправия в стране. Только в 2018 году по проценту высших управленческих позиций, занимаемых женщинами, Россию обогнали Филиппины (46%) и Индонезия (42%). Как говорит тот же Grant Thorton, сегодня российские женщины занимают 41% "высших управленческих позиций" в компаниях. Двое из пяти женщин на топ–должностях — это очень много. Но, прочитав отчеты Grant Thorton, мы выясним, что чаще всего женщины занимают позиции: HR — управление персоналом и Chief Financial Officer, или финансовый директор. В среднем и малом бизнесе таких должностей чаще всего нет, а есть начальник отдела кадров (который может состоять из одного человека) и главный бухгалтер, которого сложно отнести к высшему управленческому составу.

С политикой получается еще интереснее. Соотношение числа мужчин и женщин в России таково, что в некоторых регионах на семь–девять женщин приходится пять–шесть мужчин. Это почти соответствует такой же пропорции в африканской Руанде. Но Руанда — мировой лидер по представительству женщин во власти. В этой стране половина парламентариев, 40% начальства на местах и треть сотрудников силовых структур — женщины. При этом экономика Руанды растет на 7–8% в год.

Может быть, настало время передать российским женщинам не только тайную, но и явную власть?

Дмитрий Прокофьев, экономист

Дмитрий Прокофьев Все статьи автора
6 марта 2019, 06:52 1312
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама