Фото: Сергей Ермохин

Город без ума. Игроки IT-рынка призвали синхронизировать проекты «Умного Петербурга»

Городская программа «Умный Санкт–Петербург» по–прежнему представляет собой ряд перспективных, но не связанных друг с другом проектов. За несколько лет ее реализации появились, например, умный Кронштадт, умный Эрмитаж и умная остановка на Невском. По словам экспертов, чтобы синхронизировать все проекты, нужна политическая воля городских властей. Но вряд ли она будет проявлена до губернаторских выборов.

"Вот как новая администрация снег уберет, так и начнет что–то с умным Петербургом решать", — с иронией говорит ректор ИТМОВладимир Васильев, возглавляющий проектный офис "Умный Санкт–Петербург". По его словам, реализацию проекта затормозили кадровые перестановки в городском правительстве.

Умный город ближайшего будущего. Петербург готовится к технической революции

Умный город ближайшего будущего. Петербург готовится к технической революции

3422
Любовь Лучко

Концепцию умного города утвердили на уровне руководства Смольного еще в феврале 2018 года. Осенью эксперты представили программу по цифровизации города, однако с тех пор нет решения ни по ней, ни по финансированию.

«Быстрых темпов цифровизации города ждать не приходится, поскольку до выборов никто в действующей администрации не будет заниматься серьезными финансовыми вопросами», — считает директор Центра инновационного развития СПбГЭУ Андрей Алексеев.

Впрочем, уже известно, что курировать проект будет вице–губернатор по образованию и науке Владимир Княгинин, много лет занимавший должность вице–президента Центра стратегических разработок.

Игроки рынка телекома и IT подчеркивают, что в Петербурге уже прошло время хвастаться установкой умных светофоров или счетчиков электроэнергии. Они уверены: город не станет «умным» до тех пор, пока все локальные проекты не объединят в единую информационную систему под контролем городской администрации.

Большинство опрошенных «ДП» аналитиков, участвующих в цифровизации города, говорят, что одна из главных проблем создания единой платформы — терминологическая. Сейчас умный город — это своего рода «общее место», которое каждый чиновник и предприниматель понимает по–своему. Судя по всему, так происходит и на федеральном уровне.

«Согласно новой информации о бюджетировании национальных проектов, сейчас около 1,7 млрд рублей выделяется на нормативное регулирование в горизонте 2019–2024 годов, однако там не указано, что умный город является частью проекта «Цифровая экономика». Сейчас даже нет конкретного определения этого понятия», — рассказывает заместитель директора макрорегионального филиала «Северо–Запад» ПАО «Ростелеком» Алексей Нестеров.

Умный дом и все, что в нем. Как IT создают новые форматы недвижимости в Петербурге

Умный дом и все, что в нем. Как IT создают новые форматы недвижимости в Петербурге

1084
Наталья Ковтун

Таким образом, бизнес, который реализует большинство умных проектов на свои деньги, работает над ними, как говорится, в вакууме. В свою очередь, городское правительство выделяет средства, например, на программу «Безопасный город» (в 2019 году комитет по информатизации и связи получит на ее реализацию до 3 млрд рублей), хотя она является логической частью умного города.

Простой пример: ПАО «Ленэнерго» в 2019–м в рамках инвестиционной программы потратит 745 млн рублей на 11,5 тыс. автоматических счетчиков для Петербурга и Ленобласти. В то же время «ЭР–Телеком» в рамках «Безопасного города» должен к 2021 году подключить более 8,5 тыс. умных домофонов с видеонаблюдением и доступом к Wi–Fi (сумма контракта превысила 540 млн рублей), хотя похожие разработки предлагаются и в проектном офисе. Из–за несвязанности проектов даже умный дом (не весь город, а его очень малую часть) связать в цельную информационную систему не получается.

«Судя по нашему опыту, правительство хочет видеть проекты, подтвержденные реальной практикой и несущие городу понятные финансовые выгоды. Поэтому приходится тратить много времени и ресурсов на демонстрацию пилотных проектов, иногда до 6 месяцев и более», — признают в пресс– службе «ЭР–Телекома».

При этом в компании отмечают, что они открыты для предложений по совместному развитию продуктов, но пока активной работы с компаниями проектный офис не ведет.

Остров везения

Наиболее комплексный подход к цифровизации города предлагают в «МегаФоне». На ПМЭФ– 2018 оператор договорился с правительством города, что в рамках пилотного проекта первым умным районом Петербурга станет Кронштадт. Такой выбор в компании объясняют тем, что тестировать систему на небольшом острове с почти независимой инфраструктурой проще и удобнее. Сейчас там заявлены проекты, например, в сфере телемедицины и умного ЖКХ.

«Также будет создана цифровая модель Кронштадта, и в онлайн–режиме власть сможет видеть, что происходит, реагировать на ситуации и прогнозировать, к чему ее решения приведут в ближайшем будущем», — рассказала «ДП» директор по развитию бизнеса в государственном сегменте и специальным проектам ПАО «МегаФон» Елена Полякова.

Другие операторы связи тестируют отдельные умные решения в основной части города. Например, в мае 2018–го Tele2 и «Ростелеком» вместе с Ericsson открыли опытную зону 5G в здании Главного штаба Эрмитажа, а МТС на ПМЭФ–2018 пообещали инвестировать в программу «Умный город» в ближайшие 2 года несколько миллиардов рублей. Однако в масштабах всего Петербурга о реализации конкретных проектов пока не говорят.

Еще один проблемный аспект цифровизации — многообразие не связанных друг с другом городских информационных систем. Их сейчас в Петербурге около 80 — от Единой системы строительного комплекса до Автоматизированной информационной системы государственного заказа Санкт–Петербурга. Многие из них работают исключительно во благо комитета, который курирует их работу, при этом объединенной информации по городу до сих пор нет.

«Нам нужно избавляться от ведомственного подхода и думать о стратегическом планировании развития всего Санкт–Петербурга, а не отдельных светофоров и домофонов. И уже на этой основе выбирать приоритетные направления для реализации», — считает Елена Полякова.

Ответственный секретарь проектного офиса Сергей Митягин, в свою очередь, подчеркивает, что в этом вопросе важнее не объединить все системы в одну, а наладить непротиворечивость генерируемой в них информации.

«Комитет по информатизации и связи согласовал ряд решений по выработке единой модели данных, чтобы обеспечить IT–разработчикам общую точку доступа к информационному пространству города», — объясняет Сергей Митягин.

Офисные перегородки

Всего в проектном офисе сейчас заявлены 74 инновации, из которых 12 ориентированы на цифровизацию городской среды, еще девять — на создание умного ЖКХ. Среди потенциальных участников программы — ряд крупнейших российских IT–компаний, например «КРОК» и Центр речевых технологий.

Низкую эффективность проектного офиса эксперты объясняют тем, что он проводит собрания довольно редко (официально — раз в месяц). При этом фактически площадка ИТМО остается единственной, где вопросы цифровизации города обсуждаются бизнесом с участием городских властей.

Реализацию программы также затрудняет отсутствие системного интегратора, который бы взял на себя ответственность за распределение бюджета, оформление документации по госзакупкам и координацию инновационных проектов.

«Понимаете, мы все когда–то где–то заседаем и о чем–то говорим, но мало кто думает о технической стороне вопроса, — размышляет Андрей Алексеев из Центра инновационного развития СПбГЭУ. — Например, сейчас разрабатывается каталог инновационной продукции, которая получит преференции на госзакупках. Непонятно, как это будет законодательно регулироваться, но каталог уже составляется».

Умный город создают или для комфорта и безопасности жителей (по образу Нью–Йорка), или для оптимизации ресурсов (по типу Сингапура). Во втором датчики собирают статистику, например, для повышения энергоэффективности. Но в нашем случае ни та, ни другая задача не стоит. О каком комфорте может идти речь, если у нас снег не убирают? И как можно говорить об экономической эффективности, если жители города не следят, какие налоги и акцизы они платят? На первом этапе я бы организовал концессию через аукцион для установки систем видеофиксации нарушений на дорогах, чтобы хотя бы на этом уровне создать комфортные условия для законопослушных граждан. Частные инвесторы быстро окупят свои расходы, а умный город начнет зарабатывать на штрафах.
Юрий Брюквин
Юрий Брюквин
генеральный директор аналитического агентства "Рустелеком"
Есть такая известная система «Безопасный город». В ней заложен тренд на интеграцию других умных технологий. Также ее нормативная база проработана сильнее, чем для умного города. При этом у технологий, которые используются для безопасности, есть и другие сферы применения. У распознавания лиц это биометрические билеты на транспорт, в музеи и на выставки. Но здесь для корректного внедрения и создания полноценной умной инфраструктуры законодательная база еще нуждается в совершенствовании. Мы надеемся, что расширение сквозных умных технологий на другие сферы — просто дело времени.
Андрей Хрулев
директор по бизнес–развитию направления биометрических систем Центра речевых технологий

В контексте

С высокими технологиями есть одна маленькая загвоздка: чтобы внедрять их, мало одной политической воли, нужны стратегия и мозги. В противном случае цифровизация оборачивается чебурнетом, а вместо умного города получается город Глупов.

Что такое русский диджитал, на прошлой неделе отлично продемонстрировали депутаты Госдумы, с умным видом рассуждавшие об угрозах корневым серверам DNS на слушаниях по законопроекту о суверенном интернете (в народе уже получившем прозвище «чебурнет»). И не беда, что американцы при всем желании не смогли бы отключить Россию от всемирной паутины.

Складывается ощущение, что главное — совсем не ­угрозы, а строки в бюджете, которые позволят распорядиться государственными деньгами правильно. Миллиарды рублей, которые проконтролировать будет сложнее, чем тендеры на вялую капусту для Росгвардии. А ведь вначале все выглядело так красиво! Большие планы, внушительные цифры, яркие обещания. Казалось, что вот он — наш шанс, ведь какая еще страна может похвастаться таким засильем талантливых программистов?

Но лишь только благая инициатива спустилась уровнем ниже, как на дорожной карте технологической революции начали появляться до боли родные потемкинские деревни. В регионах трон обступили айтишиники, говорящие на своем птичьем языке и предлагающие грандиозные проекты.

А у людей, принимающих решения, появилась иллюзия всезнания, чреватая странноватыми предложениями сбивать сосули лазером. И это еще неплохой вариант — в худшем раскладе все кончается банальной растратой денег и времени черт знает на что. Конечно, если бы сверху спустили четкий план, все бы всё поняли и не растерялись. Но в России уже лет десять, как будущее — сплошная terra incognita. Особенно болезненно это ощущается в Петербурге, где стратегическое видение отсутствует в принципе. А раз нет интеллектуального прорыва — откуда же взяться умному городу?

В такой среде может появиться только город Глупов, в котором сначала изо всех сил спешат поставить умные остановки, потом их сносят, потом привозят новые, почти идентичные, но и на них табло прибытия транспорта не горит. А даже если бы загорелось — много ли толку? Все равно частные перевозчики в систему не отчитываются. Поэтому, может быть, правы наши соседи из Ленинградской области, которые решили не распыляться, а выполнять задачи постепенно.

Например, сначала внедрить систему экономии энергоресурсов. Опробовать ее. Оценить результаты. Отчитаться в федеральный центр, чтобы привлечь московские деньги. Затем перейти к следующей задаче. Иначе получается бесполезная суета.

Георгий Вермишев

Владислав Скобелев Все статьи автора
20 февраля 2019, 00:01 10808
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама