Светлана Белогубцева Все статьи автора
22 января 2019, 10:27 9469

Работа для робота. Хирургия при помощи роботов перестала быть научной фантастикой

Между операциями робот da Vinci для стерильности накрывается защитной пленкой
Между операциями робот da Vinci для стерильности накрывается защитной пленкой
Фото: НМИЦ им. Алмазова

В Петербурге используются уже пять американских установок для проведения операций. И есть шанс, что в ближайшие годы появятся отечественные аналоги.

Пользу и неизбежность развития роботической хирургии уже никто не отрицает. Да, установка недешевая. Один робот стоит порядка 1,5 млн евро. Сказывается монополизация рынка: на сегодняшний день единственный в мире производитель этой техники — американская компания Intuitive Surgical. В США, например, работают около 4,5 тыс. таких установок. В России — лишь 25. И дело даже не в стоимости оборудования. Эксперты признают: расходы на оборудование с лихвой окупаются, причем как для самого медучреждения, так и для государства. Главная причина, сдерживающая развитие роботической хирургии в России, — недостаточная квалификация наших врачей и неумение системы здравоохранения обеспечить дорогую и полезную технику работой.

Положиться на удачу. Особенности закупок в медицине и IT
Авторская колонка

Положиться на удачу. Особенности закупок в медицине и IT

391

А вот те лечебно–профилактические учреждения (ЛПУ), которые внедрили у себя это направление, уже почувствовали его перспективность. "Есть методы диагностики и лечения, которые стоят дороже робота. Чтобы получить экономический эффект, робота надо нагружать. Если у больницы появляется робот, на нем надо фокусироваться, заниматься развитием этого сегмента целенаправленно", — говорит заместитель руководителя Центра роботической хирургии Городской Мариинской больницы Дмитрий Ильин.

В нынешнем году в Мариинской больнице к уже имеющимся профилям роботической хирургии, в числе которых урология, абдоминальная хирургия и торакальная хирургия, добавится гинекология. Планируется, что здесь будут выполнять по две операции ежедневно с минимальным перерывом. По мнению специалистов, именно такая загрузка для робота оптимальна.

"Да, цена этого оборудования немаленькая. Но экономический эффект, учитывая малотравматичность и несравнимо более быструю реабилитацию пациентов после операции, кратно выше, — комментирует главный специалист по хирургии Городской больницы № 40 (Сестрорецк) Дмитрий Гладышев. — Государство немало вкладывает в эту технику. Но оно того стоит: выздоровевшие граждане быстрее возвращаются к труду и дольше живут".

Особенности национальной хирургии

Всего в Санкт–Петербурге пять установок для роботической хирургии: две — в Национальном медицинском исследовательском центре (НМИЦ) им. В. А. Алмазова, по одной — в Мариинской больнице, Городской больнице № 40 и в Санкт–Петербургском НИИ фтизиопульмонологии. Например, сестрорецкая больница последние 2 года выполняет по 350–360 роботических операций ежегодно. "В 2017 году каждая пятая роботическая операция в стране выполнена в 40–й больнице", — рассказывает Дмитрий Гладышев.

Если в Сестрорецке роботические операции проводятся с 2013 года, то для Мариинской больницы это направление новое — здесь робот появился только весной 2018 года. И за 10 месяцев в лечебном учреждении проведено уже около 100 роботических вмешательств. Операции проводятся по федеральным квотам. Для пациентов это бесплатно. В прошлом году больница получила 100 квот, на 2019–й запросила порядка 180.

Россияне назвали медицину самой главной проблемой страны

Россияне назвали медицину самой главной проблемой страны

194

Фактическая стоимость операции на роботе в России примерно равна квоте — 300 тыс. рублей. В Израиле ее цена составляет от $50 тыс., в Южной Корее — порядка $30 тыс., в Америке — до $100 тыс. Роботическая хирургия стоит дорого во многом из–за стоимости расходников. Так, по инструкции фирмы–производителя, на операцию в среднем отводится восемь разных инструментов. Но, по словам специалистов, надо уметь различать реальную необходимость и маркетинговые ходы компании–продавца. По факту большинство ситуаций позволяет обходиться тремя–четырьмя инструментами. И это дает возможность учреждению, разумно оптимизировав расходы, уложиться в установленные государством финансовые лимиты и при этом выполнить операцию качественно, на высоком уровне.

На шаг впереди

НМИЦ им. В. А. Алмазова считается одним из флагманов в проведении роботических операций. Взрослых пациентов здесь оперируют на роботе с 2009 года. Первая робот–ассистированная резекция почки в России выполнена в Центре Алмазова в 2010 году. С тех пор здесь проведено более 1,5 тыс. успешных операций различного профиля — урологических, гинекологических, онкологических, общехирургических. В среднем ежегодно в Центре Алмазова теперь проводится около 200 операций, из которых 128 — по федеральным квотам, остальные — платно.

Профессор Михаил Мосоян
Профессор Михаил Мосоян
Фото: НМИЦ им. Алмазова

Огромные научно–клинические возможности НМИЦ в лечении сложных кардиологических заболеваний и реанимации, высокий уровень оснащенности позволяют браться за пациентов с тяжелой сопутствующей патологией и проводить робот–ассистированные операции даже в тех случаях, когда другие ЛПУ пациентам в оперативном лечении отказали. Например, если у человека рак предстательной железы, а в анамнезе — один–два инфаркта.

В 2018 году НМИЦ им. Алмазова стал единственным в Восточной Европе учреждением с полным курсом обучения роботической хирургии — от теории до отработки практических навыков на животных. В 2016 году здесь впервые в России была создана кафедра урологии с курсом роботической хирургии. Руководит ею доктор медицинских наук, профессор Михаил Мосоян.

"Теперь мы можем готовить весь спектр специалистов — консольных хирургов, хирургов–ассистентов, анестезиологов и операционных сестер", — поясняет профессор. Если прежде бригада могла только смотреть и ассистировать оперирующему врачу, то сегодня ученики являются активными участниками рабочего процесса. Это соответствует программе обучения в ведущих роботических центрах Европы, в частности в Страсбурге. А в России профессор Мосоян — один из официальных экспертов по урологии, имеющий право проводить обучение на роботической системе da Vinci SI от самого производителя. Таких специалистов в России всего двое.

Важнейшей ближайшей перспективой для себя врачи НМИЦ им. Алмазова считают проведение роботических операций несовершеннолетним. Многие детские операции, которые сегодня делаются лапароскопически, на роботической системе da Vinci SI можно выполнить с более высокой точностью и менее инвазивно.

Появится ли российский аналог?

А в НИИ пульмонологии применение роботических установок расширяют в другом направлении — совершенствуют методику для хирургического лечения туберкулеза. В ближайших планах НИИ — приобретение второго робота.

"В 2018 году мы сделали 43 роботические операции. И в перспективе можем удвоить эту цифру. Половина пациентов — больные туберкулезом. Им необходим именно щадящий режим операций", — рассказывает директор НИИ, главный хирург комитета по здравоохранению Санкт–Петербурга, профессор Петр Яблонский. Он входит в наблюдательный совет по разработке отечественного аналога дорогой американской техники.

"Прототип уже существует. Я за ним поработал. Есть несколько пожеланий по доработке устройства. Разработчики все время находятся в тесном контакте с врачебным сообществом. Поэтому появление российской установки для роботической хирургии наверняка уже не за горами", — добавил Петр Яблонский.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама