Александр Пирожков Все статьи автора
30 августа 2018, 12:51 11272

Глава совета директоров Заубер Банка Алексей Смолянов: Рынок кредитования под залог криптовалют огромный

Председатель совета директоров Заубер Банка Алексей Смолянов
Председатель совета директоров Заубер Банка Алексей Смолянов
Фото: Сергей Ермохин

Хотя в современном мире доминируют крупные финансовые структуры, креативные и грамотные люди всегда найдут возможность придумать полезные идеи и заработать на них деньги. О том, как небольшому банку удалось закрепиться на высококонкурентном рынке автокредитов, и о планах выйти на огромный рынок кредитования под залог криптовалют, "ДП" рассказал Алексей Смолянов, председатель совета директоров Заубер Банка и основатель проекта eCoinomic.net.

Недавно вы подписали соглашение с корейской блокчейн–компанией MARVELS о том, что будете ее представителем в России и Великобритании. Зачем оно лично вам и банку?

— Соглашение дает возможность развиваться в России самой MARVELS и ассоциации, созданной на базе блокчейн–саммита, который существует в Корее уже несколько лет. Россия планирует внедрить блокчейн в банковские технологии только к концу этого года. Рынок криптовалют пока у нас вообще никак не регулируется. Корейский же рынок очень большой, там порядка 3 млн держателей криптовалют. Это много для страны с населением 65 млн человек. Финтех там активно развивается, и MARVELS хотела распространить свое влияние на другие страны. MARVELS — это аббревиатура, и буква R в ней означает Russia.

Для них очень важно иметь опорную точку здесь, чтобы проводить совместные мероприятия, конференции и т. д. У меня много разных проектов в России, Лондоне, Эстонии и команда, которая занимается финтехом более 10 лет. В Заубер Банке запущен "автокредитный конвейер", без грамотного технического обеспечения этого бы не получилось. Мы работаем более чем с 250 автосалонами, у нас большой объем заявок и выдач. Конкуренция среди банков в этом сегменте высока, поэтому очень важны скорость обработки данных и принятия правильных решений.

Сколько в банке программистов?

— IT–отдел банка — 20 сотрудников. Но у меня еще есть IT–компания "Системы информации и связи". Там сейчас с учетом новых проектов, которые мы ведем, более 45 сотрудников. Основной продукт компании — платформа Survey–studio для проведения маркетинговых исследований. На ней проводят исследования большинство исследовательских компаний России, такие как фонд "Общественное мнение", ВЦИОМ.

В год проводится порядка 40 тыс. исследований, 60 млн анкет формируется на базе нашей платформы. У нас около 300 заказчиков в России. Выручка компании составляет 30–40 млн рублей в год, это связано с тем, что мы только предоставляем платформу, а сами исследования не проводим.

Вы являетесь партнером проекта eCoinomic.net. Это тоже бизнес?

— Бизнес, но он практически не ориентирован на российский рынок. Мы создали платформу для стыковки классического банковского бизнеса с рынком криптовалютных активов — и начать решили с кредитования под залог криптовалют.

Компания у нас эстонская, потому что эта страна на сегодняшний день является самой удобной юрисдикцией для любого финтеха и блокчейн–бизнеса. На эту компанию, eCoinomic Tech OU (бренд eCoinomic.net), у нас получено две лицензии на право работы с криптоактивами. Я действую в качестве директора и собственника этой компании.

Одной из первых стран, куда мы пошли, стала Южная Корея, потому что там большое количество криптохолдеров, как я уже говорил. У всех есть ощущение, что если не прописано законодательство по работе с криптовалютами, то это какая–то серая зона. А я смог доказать на экспертном уровне, в том числе в Корее, что наш продукт — легальный. Мы планируем кредитовать фиатными деньгами: вонами в Корее, тенге в Казахстане и т. д.

За чей счет будете кредитовать?

— У нас есть соглашение с крупными family–офисами, в основном из Великобритании. Это инвестфонды, которые готовы предоставить деньги.

Залоги оцениваете с дисконтом?

— Показатель LTV (loan to value) будет 50%. То есть, если биткоин сегодня стоит $7 тыс., выдаем под него $3500. Кредиты будут на 30 дней, но их можно будет пролонгировать. Максимальная сумма одного кредита — $10 тыс., но любой пользователь платформы может взять неограниченное число таких кредитов. Это сделано для более удобного управления ликвидностью.

По результатам переоценки каждые 30 дней, если цена залога упала, нужно будет либо довнести криптовалюту, либо уменьшить сумму кредита. Это правило позволяет снизить риск маржин–колла — ситуации, когда платформа будет вынуждена продать залог и заемщик его потеряет. У нас на эту тему есть большое исследование: если проанализировать топ–15 валют за последние 2,5 года, то риск маржин–колла был менее 1,5%. Причем платформа в случае продажи залога деньги не теряет. Всем кажется, что криптовалюты очень волатильны. Но на самом деле при правильном построении модели кредитования это не опасно. К тому же для разных валют мы можем устанавливать разные коэффициенты LTV. К примеру, мы обнаружили, что самой волатильной криптовалютой сейчас является эфириум. Поэтому мы можем установить для биткоина LTV 55%, для эфириума — 50%, а для рипла — 65%. Опять же, LTV все время меняется, потому что мы постоянно анализируем рынок. И если будет большая волатильность на рынке, мы можем снижать его до 20–25%.

Рынок кредитования под криптовалюты огромный, и на нем почти никто не присутствует. Мы оцениваем его сейчас примерно в $6 млрд. Свой проект мы еще не запустили, потому что есть несколько сложных моментов. Один из них — низкое доверие к системе. Представьте себе: вы — вьетнамец, и у вас есть 1 биткоин. Вы должны перечислить его куда–то и ждать прихода денег — половину его рыночной стоимости. Естественно, вы переживаете: а что будет, если деньги не придут или за 30 дней биткоин подорожает, а вам его не вернут потом? Мы внедряем механизм, позволяющий использовать смарт–контракты на основе эфириума, чтобы хранить любую криптовалюту в специальной ячейке. Наш заемщик может быть уверен, что, если он получил деньги под залог своей криптовалюты, договоренности гарантированы смарт–контрактом. А если деньги не пришли, то он получит свой актив обратно. Возврат также гарантирован смарт–контрактом, потому что изначально клиент перечислял свою криптовалюту не нам, а в сеть "Эфириум". Это аналог эскроу–счета, только полностью децентрализованный и максимально защищенный. Теоретически банк, хранящий ваши деньги, допустим, в ходе сделки с недвижимостью, может вас обмануть, договорившись с продавцом или покупателем. А в случае со смарт–контрактом договариваться придется с владельцами 10 тыс. компьютеров в разных точках мира, работающих с сетью "Эфириум".

На чем сейчас зарабатывает eCoinomic.net?

— Пока ни на чем. Это бизнес на стадии запуска. Мы им занимаемся год. Добились многого. В каждой юрисдикции, где начинаем работать, мы регистрируем компанию с лицензией, которая дает право выдавать деньги. В любой юрисдикции, где не запрещено владеть криптовалютой, возможно кредитование по модели eCoinomic.net. Криптовалюта через смарт–контракт уходит в залог эстонской компании, которая имеет лицензию на работу с криптовалютой. Физлицо получает деньги у локальной компании, которая имеет лицензию на выдачу займов. Деньги выдаются без залога под гарантию эстонской компании.

Сейчас мы готовим к запуску свой сервис в восьми странах. Из них в четырех запуск намечен в ноябре. Это Казахстан, Корея, Камбоджа и Вьетнам. Несколько недель назад был разрешен оборот криптовалют в Индии — эта страна может стать для нас хорошим рынком. Но чуть позже. А следующим на очереди после Кореи будет рынок Индонезии. Там население 250 млн человек с огромным количеством криптохолдеров.

Кредитуете покупку подержанных машин?

— Сейчас развиваем направление сотрудничества с официальными дилерами.

Но на рынке кредитов на новые автомобили доминируют кэптивные банки. Разве нет?

— Рынок большой. Часто действительно есть предложения от банков, которые относятся к тем же группам компаний, что и производители машин. На кредитовании подержанных машин мы заняли значительную долю и теперь с уже наработанным опытом наращиваем объемы среди официальных дилеров. Дополнительно банк ищет удобные локации для развития в регионах. Я считаю, что в ситуации, которая сложилась на рынке, нужно заниматься узкоотраслевым бизнесом. У нас есть отличная компетенция — финтех–решения для тех или иных задач. Мы научились масштабировать бизнес автокредитов. Причем если обычно такой бизнес дает доходность на капитал в пределах 13–17% годовых, то наша бизнес–модель с получением трех–пяти платежей от заемщиков и дальнейшей продажей портфеля позволяет получать 27–28%.

У вас был еще транспортный бизнес. Как он поживает?

— Он продан компании Volvo. Из–за девальвации рубля и санкций с 2014 года очень сильно упал импорт. В итоге мы воспользовались предложением Volvo и продали свой бизнес. Кроме транспортного бизнеса несколько лет назад была создана сеть ломбардов под брендом "Ленинградский ломбард", которая работала по всей России и кредитовала под залог золота.

Сеть выросла примерно до 70 ломбардов, после чего была успешно продана. Оба решения были продиктованы желанием развиваться в направлении финансов и связанных с ними технологий.

Какую долю вашего бизнеса будет составлять Заубер Банк через 3 года?

— Банк мы активно развиваем. Через 3 года лет планируем увеличиться в 4 раза от текущих показателей. Банк в моем бизнесе — это фундамент, на котором все строится.

О персоне

Алексей Смолянов

> Родился в 1980 году.
> Увлекался программированием, телекоммуникациями и IT–архитектурами с 12 лет.
> В 2011 году окончил Северо–Западную академию госслужбы.
> Акционер АО "Заубер Банк" с 2012 года.
> С апреля 2012 года — председатель совета директоров Заубер Банка.


О банке

АО "Заубер Банк"

> Основан в 1992 году.
> В 2012 году сменил акционеров.
> После реорганизации в 2015 году головной офис банка переведен в Петербург, банк получил новое название — Заубер Банк.
> Собственный капитал банка на 01.07.2018 — 727 млн рублей, активы — 4,2 млрд рублей, кредитный портфель — 1,34 млрд рублей.


Новости партнеров
Реклама