Максим Заговора Все статьи автора
25 августа 2018, 18:11 700

Трудности без перевода. Актер и режиссер Александр Галибин в интервью "ДП" о своем новом фильме "Сестренка"

Фото: Юрий Рубин/Интерпресс

Народный артист России Александр Галибин заканчивает съемки своего второго полнометражного фильма "Сестренка" — экранизации повести Мустая Карима "Радость нашего дома".

Картина об украинской девочке, осиротевшей в Великую Отечественную войну и нашедшей приют в башкирской семье. В Башкирии на башкирском языке картина и снимается. Премьера намечена на 2019 год, к 100–летию Мустая Карима.

До свидания. Гид по фильмам Александра Расторгуева

До свидания. Гид по фильмам Александра Расторгуева

469
Максим Заговора

Кино на национальном языке в России сейчас делают только якуты и некоторые выпускники кабардинской мастерской Александра Сокурова. Как получилось, что вы — ленинградец — снимаете фильм на башкирском?

— Когда мне было 8 лет, в школе я прочитал повесть "Радость нашего дома" Мустая Карима. На русском, конечно. Этот текст остался у меня в подсознании, а спустя много лет я понял, что хочу его экранизировать. Так появилась заявка, которая оформилась в сценарий.

Но мы сразу понимали, что фильм должен быть на башкирском по двум причинам. Первая — достоверность. Башкирские дети должны говорить на родном языке. Вторая — художественная. Башкирский язык настолько поэтичен, что порой всё можно понять и без перевода.

Даже не зная текста?

— Мы все помним иностранные картины, которые можно смотреть без перевода: итальянский неореализм, французская новая волна — их понимаешь на уровне ощущений. Конечно, мы переведем наш фильм, я планирую озвучить некоторые фрагменты своим голосом, но в идеале хотел бы, чтобы зрители могли смотреть и без этого: башкирский настолько красив, что если погружаешься в него, то сразу понимаешь, о чем идет речь. К тому же темы, которые звучат в картине: любовь к отцу, маме, бабушке, Родине, — они понятны и без перевода.

Но говоря о достоверности, как вы, не носитель языка, можете оценить точность реплик, интонаций?

— У нас есть на площадке человек из Башкирии, он следит за текстом, за тем, чтобы дети говорили правильно. Мы специально искали артистов — носителей языка. Кроме того, есть еще мое интуитивное ощущение. Прежде чем вступить в поле языка, я им напитывался: смотрел картины художественные, картины о Мустае Кариме — погружался в лексику.

Михаил Пореченков: Режиссеры заговорили с народом — и народ тут же принес деньги в кинотеатры

Михаил Пореченков: Режиссеры заговорили с народом — и народ тут же принес деньги в кинотеатры

12742
Максим Заговора

Главные роли в фильме исполняют дети. Опытная девятилетняя актриса Марта Тимофеева ("Время первых", трилогия "Гоголь", "Легенда о коловрате") и дебютант — шестилетний Арслан Крымчурин. Как вам с ними работалось?

— Потрясающе. Дети — это чистота. Их невозможно научить играть, здесь работает природа. И моя задача эту природу открыть. Поставить их не в ситуацию "как сыграть", а в такую, где играть не требуется. Чтобы зритель видел уникальных девочку и мальчика, а не артистов.

При этом и Марта, и Арслан — дети, к счастью, не видевшие войну. Как им объяснить, что это, как помочь почувствовать страх, радость спасения?

— Мы подставляем что–то другое, что доступно. Например, недавно у Арслана был день рождения, ему подарили его мечту — игру футбольную. Так вот на этом мы сделали несколько эпизодов. Я говорил: помнишь, как папа тебе сделал этот подарок, какая у тебя была реакция? Сделай то же самое с этим текстом. И он делал очень талантливо.

У вас была задача показать и красоту этих мест? Ведь мало кто из зрителей бывал здесь — а тут увидят на широком экране.

— Мы не клуб кинопутешественников. Я считаю, что мир спасет не красота, мир спасет любовь. Мы не про пейзажи, а про то, что внутри наших героев. Про детей, в которых нет ничего наносного, которые чисты и прозрачны.

Мы все вышли из детства. Все, что происходило с нами: страхи, любови, страсти, — выносим во взрослую жизнь. Через детей виден мир. Не важно, где ты живешь, в Башкирии, Казахстане или Москве, — мир для человека един.

Что ждет ваш фильм? Прокат, фестивали?

— Прокат детских картин сложен. Это больная тема: детский кинематограф стремительно покатился вниз со смертью Ролана Быкова (создатель и президент Международного фонда развития кино и телевидения для детей и юношества. — Ред.). Конечно, мне хочется, чтобы "Сестренку" увидело как можно больше людей. И за рубежом, и по телевизору, и на фестивалях.

Ушли великие люди: Мустай Карим, Чингиз Айтматов, Андрей Платонов, Валентин Распутин — это разные писатели, но я называю их через запятую, потому что они несли в мир идею любви, о которой мы как раз говорим. Это та поэтика, которая исчезает, поглощается компьютерами. И я пытаюсь ее сохранить, переводя литературу на язык образов. Тут — еще и на башкирский образный язык.

Новости партнеров
Реклама