Фото: Антон Новодережкин/ТАСС

Мощи и будущее: как российские лидеры представляют себе наступление новой эпохи

Наступление будущего российские власти, похоже, видят так: в один прекрасный день все засыпают, а просыпаются уже в обществе, где все совсем по-другому. Впрочем, если присмотреться, то, кажется, и на этом не настаивают.

Гайдаровский форум — ежегодную выставку экономистов-либералов, призванную демонстрировать, что Россия все-таки не на полном ходу мчится к мракобесию — традиционно открыл премьер-министр Дмитрий Медведев с традиционным же воодушевлением по поводу будущего.

Дмитрий Медведев нередко выступает с вдохновляющими речами о важности технологий; он как бы символизирует в руководстве страны прогрессивное начало. Владимир Путин обратил на эту тему внимание сравнительно недавно. "По сути, речь идет о контурах будущего для наших стран и для всего мира. Сегодня меняется практически все, что было привычным на протяжении десятилетий, если не столетий. Иногда эти изменения сравнивают с изобретением книгопечатания по глубине влияния на общество", — начал глава правительства, и продолжил в том же духе, рассуждая о скором наступлении нового технологического уклада и переходе от эпохи high-tech к эпохе high-hume.

Речь, вполне подобающая лидеру, претендующему на масштаб Петра I. Может даже показаться, что страна стоит на пороге технологического прорыва. Проблема, однако, как всегда, в том, что реальность сильно отстает от риторики.

Это хорошо видно на примере рассуждений Дмитрия Медведева, допустим, об образовании. "Уже сейчас понятно, что образование будущего будет системой, которая опирается на персонализированную образовательную траекторию с открытыми образовательными ресурсами и новыми подходами к результатам обучения. Да и учить, наверное, нужно будет другому", — прогнозирует премьер.

Суть ухвачена верно. Но Дмитрий Медведев 4 года был президентом и уже шестой год работает главой правительства. За это время он добавил в школьную программу дополнительный урок физкультуры и (не без усилий) внедрил основы православной культуры. Не очень похоже, чтобы российско-советскую систему образования ждали принципиальные реформы. Тут ЕГЭ-то бы удержаться.

Представляя себе будущее, руководители страны, по-видимому, плохо, если не с ужасом, представляют себе процесс его организации. Будущее — это следствие действий в настоящем, а настоящее менять власти не хотят категорически.

Дмитрий Медведев, вроде бы ставя всем в пример мировые технологические достижения, постоянно при этом оговаривается: мол, скорость изменений в мегаполисах может усилить их отрыв от малых городов, а экспансия искусственного интеллекта может привести к переоценке традиционных ценностей.

То есть нужно подождать, подумать, посчитать и ни в коем случае не трогать "традиционные ценности", они же — социальные обязательства государства. Грядущую трансформацию общества мы вроде бы не отрицаем, но это когда еще будет, а пока важнее выяснить, похож ли Ленин в мавзолее на мощи святых. На предвыборном сайте Владимира Путина нет никакой программы и никакого видения будущего.

Хорошо бы будущее наступило сразу и вдруг. Примерно как с присоединением Крыма, когда страна в один прекрасный момент легла спать, а проснулась уже с новым полуостровом. Так и здесь: в один прекрасный день в школах раз! — и возникает "персонализированная образовательная траектория", но, конечно, на базе фундаментальных ценностей. Учить, наверное, нужно будет другому, но если это другое войдет в противоречие с ценностями, то, наверное, не будет нужно, а лучше о таких страшных и непонятных перспективах и не задумываться.

Впрочем, может быть, траектория и не возникает. Если внимательнее присмотреться к речи премьер-министра, то можно обнаружить, что он рассуждает абстрактно и в пассивном залоге, как бы вовсе не настаивая на том, чтобы изменения непременно затронули Россию. Ну или просто не рискуя вызвать критику со стороны Путина. Вполне возможно, что за трансформацией общества в мире мы будем наблюдать со стороны.

Михаил Шевчук Все статьи автора
16 января 2018, 16:32 888
Новости партнеров
Реклама