Анастасия Туманова Все статьи автора
21 октября 2017, 21:50 938

Апелляционный суд отказал ИП Жилкину в иске к "Дальпитерстрою"

Шушары. Строительство жилых домов компанией Дальпитерстрой.
Шушары. Строительство жилых домов компанией Дальпитерстрой.
Фото: Ваганов Антон Купить фото

Спор между эмигрировавшим в Латвию от уголовного преследования предпринимателем Денисом Жилкиным и стройкомпанией "Дальпитерстрой" Аркадия Скорова из-за нескольких помещений в Шушарах после двух лет хождений по судебным инстанциям пришел к удивительному выводу - что ИП якобы вообще не платил денег за здание. Истец планирует идти в кассацию.

В четверг, 19  октября, 13 Арбитражный апелляционный суд после трех заседаний разрешил-таки многолетний спор между индивидуальным предпринимателем Денисом Жилкиным и строительной компанией "Дальпитерстрой" о праве собственности на три встроенных помещения в жилых домах девелопера в Шушарах общей площадью около 1,1 тыс. м2. Судья Валентина Черемошкина не только оставила без изменений решение суда первой инстанции об отказе в иске Жилкина, но и дополнила решение выводом о недоказанности факта платежа - несмотря на то, что два года назад она сама признала этот доказанным. За ходом процесса, в ходе которого судья пришла к такому выводу, следил наш судебный репортер.

"Дальпитерстрой" рискует лишиться своего бизнес–центра "Гороховая"

"Дальпитерстрой" рискует лишиться своего бизнес–центра "Гороховая"

1330
Павел Горошков pavel.goroshkov@dp.ru

Очень долгая апелляция

Первое заседание 13 арбитражного апелляционного суда по делу "ИП Жилкин против "Дальпитерстроя" состоялось 28 сентября 2017 года. Основанием для судебного разбирательства послужила апелляционная жалоба ИП Жилкина Дениса Александровича на решение Арбитражного суда СПб и ЛО, который в июне этого года отказал предпринимателю в удовлетворении иска к ООО "Строительная компания "Дальпитерстрой" об обязаннии передать ему нежилые помещения, находящихся на территории поселка Шушары. Точнее, иск, который изначально был подан еще в 2015 году, был удовлетворен, и в марте 2016 года решение было оставлено без изменений апелляционным судом. Но затем летом 2016 года кассационный суд отменил решение и вернул дело на новое рассмотрение. После чего первая инстанция отказала в иске, а теперь и вторая выдала еще более радикальное решение.

Заседание суда началось с конкретизации истцом заявленных требований и доказательств, на которые ссылается сторона. Ответчик, в свою очередь, представил суду встречное ходатайство, в котором тоже уточнил свои доказательства. Судья была удивлена бюрократическим пристрастиям сторон, однако, прияла документы к материалам давно известного дела.

Затем, судья вновь озвучила обстоятельства дела. Главной причиной отказа стал арест спорного имущества, который произошел в следствии возбуждения ответчиком уголовного дела, главным подозреваемым по которому является, непосредственно, сам гражданин Жилкин.

Судья предоставила возможность ответчикам прокомментировать свою позицию: "Пожалуйста, уважаемые ответчики, что по-вашему неправильно сделал суд?"

Представительница "Дальпитерстроя" заявила, что считает решение, вынесенное по существу, совершенно неправильным: "Суд первой инстанции не включил в мотивировочную часть доводы о том, что отсутствуют подтверждения оплаты спорного имущества. Дело в том, что 20 декабря 2017 года компания "Дальпитерстрой" заявила ходатайство об истребовании доказательств, а именно оригиналов квитанций к приходно-кассовым ордерам, по которым якобы была оплата. В ответ на данное ходатайство уважаемый истец не предоставил оригиналы квитанций, а также не счел необходимым объяснять причину, почему он не предоставляет истребуемые доказательства. Затем, 24 января 2017 года компания повторно обратилась к ответчику с просьбой предоставить оригиналы для проведения экспертизы, мы указали, что квитанции необходимо проверить, поскольку в них подделана подпись главного бухгалтера и печать, также мы объяснили причины недоверия к данным документам. Вместе с тем, суд первой инстанции отказал нам в удовлетворении данного ходатайства, ссылаясь на то, что нежилые помещения признаны вещественным доказательством по уголовному делу и введен запрет на право пользования и распоряжения в отношения Жилкина, то необходимости проведения экспертизы нет, а также нет основания для удовлетворения исковых требований, так как нет необходимости подтверждения оплаты нежилых помещений. "

Ответчик заявила, что решение арбитражного суда Петербурга и Ленобласти необходимо дополнить  выводом о недоказанности истцом факта оплаты в долевом строительстве. "В остальной части,  мы считаем, что решение абсолютно законно и обоснованно", - заявила юрист компании.

Компания Андрея Кошкина оспорила решение КИО, не дававшее ей выкупить портик Руска

Компания Андрея Кошкина оспорила решение КИО, не дававшее ей выкупить портик Руска

209
Анастасия Туманова

На это заявление поспешил высказать свое возражение истец: "Ходатайство о фальсификации документов, действительно, было заявлено в суде, но суд отказал в принятии этого ходатайства, причем, не только из-за ареста помещений, но и в связи с тем, что доказательства достоверности платежных документов уже содержатся в материалах этого самого дела. Оригиналы квитанций обозревались на предварительном заседании суда и не были оспорены ни в первой, ни в апелляционной инстанции".

В предыдущих заседаниях суд счел, что истец выполнил все свои обязательства в полном объеме, а все справки и акты были в материалах дела изначально. Однако в ходе первого заседания суда апелляционной инстанции вдруг оказалось, что подлинников доказательств об оплате нет в материалах дела. Более того, в заседании было установлено, что оригиналы ни разу в суде не обозревались.

Как же так получилось, что суд первой инстанции нигде в протоколах не оставил записи, что оригиналов квитанций об оплате суду представлено не было? Почему суд дал преждевременную оценку столь важным обстоятельствам? Наш корреспондент тихо удивлялся этому факту, а тем временем заседание шло своим чередом.  

По мнению ответчика, сами требования истца незаконны, так как арест наложен и на имущество, и на имущественные права требования спорного имущества. В рамках уголовного дела все три помещения признаны вещественными доказательствами и в порядке ст. 182 УК РФ переданы на хранение "Дальпитерстрою" в силу их громоздкости, а Смольнинский районный суд Петербурга по ходатайству следователя наложил запрет на распоряжение и пользование имуществом и правами требования. Поэтому, суд первой инстанции решил, что может отказать в иске, не оценивая достоверность платежек.  

"Если бы не было сомнений в подлинности документов, суд кассационной инстанции не потребовал бы дать оценку действительности оплаты, поэтому никакой судебной приюдиции в этой части абсолютно нет! Суд счел, что у нас есть более важные обстоятельства для отказа, поэтому удовлетворять ходатайство об истребовании оригиналов не стал." - добавила представительница ответчика.

Юристка указала на то, что истец так и не предоставил доказательства оплаты, ссылаясь на то, что  ходатайство о проверке платежек на предмет фальсификации не было удовлетворено. Истец же продолжал настаивать на том, что доказательства оплаты не должны вновь предоставляться суду, так как они им уже обозревались.

При этом адвокат истца добавил, что "заявление о фальсификации сводилось к тому, что "Дальпитерстрой" не согласен с требованием передать помещения, а не с сутью и составом документов. Компания подтвердила, что печати и подписи на платежках действительные, однако отрицала факт передачи денежных средств.

"Так все-таки, почему вы не предоставили оригиналы квитанций суду? Кассация указала на это, суд первой инстанции попросил!"- задала вопрос истцу судья.

Адвокат истца на это заявил, что "Дальпитерстрой" неправильно трактует указание кассации: мол, на самом деле суд при первом рассмотрении дела сослался на факты оплаты, которые по мнению кассации, не могли быть использованы. "Ответчик действует недобросовестно. Суд отказал в удовлетворении заявления о фальсификации, поэтому мы и не предоставляли оригиналы квитанций" - заявил он.

"Я требую пояснить, что имел в виду истец, утверждая, что информация, переданная им, является недостоверной?" - Иронично осведомилась адвокат ответчика. На что получила резкий ответ: "Если бы сам суд потребовал от них представить оригиналы платежек на криминалистическую экспертизу - оригиналы документов были бы суду предоставлены. Но просто так носить оригиналы документов в суд не было необходимости".

Однако ответчик возразила, указав на то, что суд отказал в предоставлении оригиналов только в решении, но в процессе судебных заседаний они до последнего ждали, когда появятся оригиналы - "Он не изначально нам отказал, он отказал, когда выносил резолютивную часть решения, а полгода до этого мы ждали оригиналы документов, но как оказалось - напрасно!" В суде было два раза предложено представить оригиналы квитанций, поэтому, по мнению ответчика, истец предоставляет суду недостоверную информацию.

Истец вновь высказался, что "заявление о фальсификации можно проверять другими способами, не назначая экспертизу по оригиналам документов. Представители ответчика просят принести оригиналы для того, чтобы препятствовать разрешению спора, поскольку в материалах дела были перечислены все доказательства, подтверждающие исполнение истцом обязательств, а если это обстоятельство уже установлено судом первой инстанции, оно не требует истребования оригиналов документов и более того - назначения экспертизы".

Похоже, что сторонам в данном вопросе так и не удалось прийти к единому выводу. Дискуссию участников процесса прервала судья, попытавшаяся внести ясность в диалог юристов. Однако стороны остались при своих мнениях.

В своей реплике суду истец выразил мнение, что об имущественном праве требования речи быть не может, а Верховный суд говорит о том, что даже наличие ареста на имущество не препятствует совершению сделки -  "Ну сколько можно смешивать гражданские и уголовные дела?!" Истец полагает, что фактическая реализация никак не препятствует судебному акту, в этом и заключалась вся суть их возражения. Предыдущими судами было установлено, что истец выполнил все обязательства по сделке, следовательно, имущество дано быть передано по обязательству, исходя из условий договора.  

Представитель ответчика прокомментировала выступление своего коллеги тем, что их сторона по-прежнему настаивает на проведении экспертизы документов, активно апеллируя тем фактом, что истец является главным подозреваемым по уголовному делу. Ответчик обратила внимание суда на то, что на момент судебного заседания Денис Жилкин скрывается на территории Латвии, где он попросил политического убежища, а спорное имущество, на данном этапе расследования, приобрело особый статус, поэтому судьба такого имущества может быть решена только после вынесения приговора по уголовному делу, либо постановлением о прекращении производства по делу.  Ответчику не понятно, как лицо, заявленное в международный розыск может требовать их возврата в рамках гражданского процесса - "Уважаемый суд, мы считаем, что первая инстанция дала абсолютно верную оценку этим объектам как вещдокам, что никакие имущественные права не могут требоваться Жилкиным, именно с учетом мнения кассационной инстанции было правомерно отказано в требовании".

Адвокат истца возразил, что рассматривается юридическая, а не эмоциональная сторона вопроса. Приговора суда не было, суд отказал в истребовании помещений, посчитав что они изменили свой статус, но они вдруг неожиданно стали вещдоками. Такое изменение статуса имущества препятствует рассмотрению гражданского правового спора. Соответственно, изменения статуса имущества в рамках уголовного дела, по мнению истца, не должно повлиять на решение суда.

Выслушав прение сторон, суд счел, что для вынесения решения ему понадобится время и предложил отложить заседание на 4 октября. Но когда наш репортер пришел на второе заседание, процесс из-за болезни одного из судей тройки был перенесен на 19 октября. В этот четверг стороны вновь заняли свои места в зале суда, ожидая решения.

Несмотря на просто феерический профессионализм обоих участвующих в деле юристов, в зале чувствовалось волнение. Каждый был уверен в своей правоте, но предугадать решение апелляционной инстанции было невозможно.

Судья поинтересовалась у присутствующих представителей об актуальности их требований. Стороны остались верны своим позициям. Истец настаивал на отмене решения арбитражного суда, в то время как ответчик ходатайствовала об изменении резолютивной части этого решения.

Постановление суда от 19 октября 2017 года удовлетворила ходатайство об изменении предыдущего решения суда дополнением о недоказанности факта оплаты. В остальном, решение арбитражного суда апелляционный суд оставил без изменения.

Дело найдется

Истец, что вполне ожидаемо, остался крайне недоволен постановлением апелляции: "Суд вышел за пределы рассмотрения нашего спора и объявил недоказанными обстоятельства оплаты по договору долевого участия, которые были установлены в рамках других дел и были подтверждены судебными актами! Фактически суд, не проводя никакого дополнительного расследования, установил недоказанными ранее доказанные обстоятельства". По словам адвоката, постановление однозначно будет обжаловано в кассации.

По словам представителя, доказательства оплаты проходили проверку судом в предыдущих спорах и на протяжении трёх лет и ни у кого не было вопросов по поводу их достоверности, но спустя столь продолжительный период они резко стали "недостоверными", причем, не только для ответчика, но и для суда. Ответчик же завил, что этот спор рассматривается с 2015 года прошел по всем судебным инстанциям и в настоящий момент рассматривался повторно.

"Наша компания всегда последовательно заявляла об отсутствии факта оплаты помещений и о необходимости отказа в удовлетворении иска. Основанием для повторного рассмотрения дела стало именно признание Арбитражным судом Северо-Западного округа того, что выводы судов по ранее рассмотренным делам не являются преюдициальными для этого спора", - заявил представитель компании. Однако, суд первой инстанции в решении вообще никакой оценки доказанности или недоказанности факта оплаты спорных помещений не дал. Именно это и стало предметом апелляционной жалобы "Дальпитерстрой".

Апелляционный суд, считает представитель застройщика, выполнил указания постановления суда округа от и дал по существу оценку доводам "Дальпитерстроя" о недоказанности факта оплаты спорных помещений.  "Жилкин мог развеять все сомнения в оплате просто предоставив платежные документы, но он так и не представил подлинные документы об оплате помещений и не объяснил, почему, по каким мотивам, он не делает этого. В отсутствие доказательств оплаты, апелляционный суд просто не мог принять иное решение, кроме как признать помещения неоплаченными", - говорит представитель компании.

В 2015 году Жилкину удалось добиться ареста недвижимости, а противодействие "Дальпитерстроя" он расценил как преступные действия, что изложил в своем заявлении в полицию. Но Скоров тоже обратился в правоохранительные органы, расценив активность Жилкина как мошенничество. Правоохранительные органы дали ход именно этому заявлению, в результате чего Жилкин был вынужден покинуть страну. Он бежал в Литву, где власти предоставили ему политическое убежище как беженцу и даже уже выдали вид на жительство. В марте 2017 года Интерпол уведомил ГУ МВД по Петербургу, что узнал местонахождение скрывающегося бизнесмена.

По мнению эксперта, предпринимателю будет сложно доказать свою правоту в споре с девелопером в таких условиях, когда главное его доказательство он не может принести, справедливо опасаясь, что его сразу изымут следователи.

"Я допускаю, что человек не несет платежки в суд именно потому, что его ждут полицейские, которые у него эти платежки просто заберут, и он лишится последнего своего доказательства, что он платил. - Рассуждает Иван Решетников, управляющий партнер "Апелляционного центра". - Но с другой стороны, даже если это те же платежки, которые исследовались в двух других таких же судебных процессах, ответчика все-таки нельзя лишать права в третий раз заявить об их фальсификации, тут, на мой взгляд, ссылка на преюдицию - не очень сильная позиция. Я встречался с подобной ситуацией, но в уголовном процессе: следователи говорили предпринимателям, чтобы те принесли платежки, а они отвечали, что, мол, знаем, на кого вы работаете, и сразу у нас все изымете. Тогда удалось обойти это препятствие: они просто предъявили платежки не следователю, а сразу в департамент МВД, где провели экспертизу, не опасаясь коррупции. Но в арбитражном суде это не пройдет: следователь сможет изъять документ из суда любой инстанции, даже прямо из заседания. Поэтому я бы в данной ситуации тоже не приносил платежку. Скорее делал бы упор на косвенных доказательствах платежа: ведь даже если человек принес в кассу деньги наличными, он их наверняка до этого снял в банке, или разменял валюту - то есть, были расходные ордера, или чеки из обменника. В конце концов, такие суммы он вез явно с охраной, и наряд охранников тоже наверняка оформлялся каким-то образом. Все это надо нести в суд и доказывать факт платежа".

Новости партнеров
Реклама