Руслан Печенкин начал печь бизнесы с 17 лет, в настоящий момент дошел до выпекания модных вафель и продажи электронных сигарет — молодежная субкультура дает пищу для создания новых бизнесов.
Фото: Валентин Беликов

Курить бизнес. Как создатель вафельных Too Good For Food начал развивать вейп-магазин по модели Uber

Предприниматель Руслан Печенкин (28 лет) развивает в Петербурге и регионах РФ сеть вафельных Too Good For Food. Там пекут бельгийские, японские и азиатские вафли из теста, которое "придумал" Руслан. В 2017 году он запустил в городе на Неве новый проект Vape Einstein для электронных курильщиков.

Свой первый бизнес, курьерскую службу доставки "Курс Экспресс", Руслан открыл в 17 лет. "У меня был сложный период в жизни, и я хотел что–то кому–то доказать, — рассказывает он. — Это был самый простой способ заработка без вложений: офис не нужен, инфраструктура тоже". Руслан пригласил на работу студентов, школьников и пенсионеров, а первых клиентов нашел по объявлениям в газете: звонил в те компании, которые искали курьеров, чтобы открыть свой отдел доставки. Несовершеннолетнему Руслану пришлось зарегистрировать юрлицо на родственников. Фирма просуществовала чуть меньше года и была продана конкуренту за 0,5 млн рублей.

Создатель компании Timeweb запускает платформу для размещения рекламы на страницах микроблогеров

Создатель компании Timeweb запускает платформу для размещения рекламы на страницах микроблогеров

538
Анастасия Жигач

Следующий проект, аутсорсинг складских услуг для интернет–магазинов, с треском провалился. "Я опередил время: тогда, в 2010 году, интернет–потребление только начиналось, рынок был не готов к такой услуге, — объясняет Руслан. — Но благодаря этому проекту я понял, что не умею продавать и мне надо научиться этому искусству".

За "искусством" он пошел в компанию Groupon, где в должности менеджера по развитию бизнесов партнеров работал с клиентами сегмента HoReCa: придумывал программы, которые позволяют с помощью Groupon приводить клиентам новых посетителей. Потрудившись там год, он перешел в ИД "Шанс", где еще полтора года был директором по развитию издательства.

Не быть шестеренкой

"В Groupon я научился продавать, понимая, что хотят люди, а в "Шансе" стал хорошо разбираться в Интернете, — говорит Руслан. — И понял, что не хочу работать маленькой шестеренкой в большом механизме".

В 2012 году молодой бизнесмен открыл чайную станцию Bubble Maker в кинотеатре "Художественный", вложив в свое дело 400 тыс. рублей (еще столько же инвестировал его партнер). "Было очень сложно: из крупного офиса, от руководства целым штатом людей перейти за стойку кафе", — вспоминает Руслан. Месячная выручка кафе достигала 800 тыс. рублей. Там продавался только "бабл чай", получивший свое название из–за пенки, которая образуется в процессе взбалтывания напитка. Идею чая Руслан подсмотрел за рубежом и был одним из первых предпринимателей, привезших эту моду в Петербург.

Кафе просуществовало сезон и закрылось: Руслан оценил растущий спрос на ингредиенты для приготовления "бабл чая" и переориентировал бизнес. К тому времени он уже получил диплом по специальности "таможенное дело и логистика" Северо–Западного института управления РАНХиГС и, руководствуясь своими знаниями в логистике, привез из Германии в РФ контейнер ингредиентов для чая, которые стал продавать через Интернет в чайные магазины и кафе по всей России. "Я знал основы дизайна и способы продвижения в Интернете, поэтому быстро нашел своих клиентов. В течение месяца бизнес принес мне полмиллиона: я понял, что ниша нащупана", — говорит он.

К ингредиентам добавилось оборудование для изготовления такого чая. Однако санкции заставили сменить немецкого поставщика на китайского, и это сильно увеличило сроки и стоимость доставки.

В Петербурге бизнесмен открыл компанию по производству жидкости для вейпа и довел ее оборот до 90 млн рублей в год

В Петербурге бизнесмен открыл компанию по производству жидкости для вейпа и довел ее оборот до 90 млн рублей в год

1875
Анастасия Жигач

"В результате из–за санкций я полностью переориентировался с опта на франчайзинг: мы стали открывать кафе–чайные под ключ и зарабатывать на управленческом менеджменте", — говорит Руслан. Одно время в РФ работали 30 торговых точек под брендом Bubble Maker.

Все для хипстеров

Параллельно молодой предприниматель искал новую идею для бизнеса. "В 2015 году мне пришло в голову делать смеси для приготовления вафель. Я привез азиатское тесто, нанял пищевого технолога, и мы полгода разрабатывали свою формулу подобного теста", — рассказывает бизнесмен. В результате его новая компания To Good For Food стала производить три вида теста: для гонконгских, бельгийских и японских вафель. Своих заказчиков Руслан выращивает сам, помогая молодым бизнесменам из регионов РФ открывать свои вафельные под брендом To Good For Food: сейчас их 40.

"Ни роялти, ни паушального взноса у нас нет: мы даем возможность начать бизнес без больших трат на старте с условием, что становимся их эксклюзивными поставщиками", — объясняет Руслан.

Одноименное кафе в центре Петербурга принадлежит самому Руслану. Оборот двух бизнесов — To Good For Food и Bubble Maker — в 2015 году составил 50 млн рублей. В конце года компания Bubble Maker закрылась, оборот своего бизнеса в 2016 году Руслан не раскрывает.

"В 2012 году я увидел, как быстро около хипстерской культуры растет рынок стритфуда, и целенаправленно пошел в этом направлении, — вспоминает Руслан. — Кафе с 30 посадочными местами окупалось за полгода или год. Сейчас уже нужно закладывать не меньше 2 лет. Входить в общепит сегодня самоубийственно: высокая конкуренция, удивить клиента из Петербурга или Москвы невозможно".

Поэтому бизнесмен опять стал искать новый рынок. Так в 2017 году открылся магазин Vape Einstein — место, где производители жидкостей для электронных сигарет торгуют напрямую, минуя наценки посредников и дистрибьюторов.

Не курить, а парить

Стартовый капитал составил не больше 0,5 млн рублей, магазин работает по принципу sharing economy ("долевая экономика", совместное владение): производитель выставляет рыночную стоимость за свой продукт, вырученные от продажи деньги получает на свой счет без комиссий, но платит магазину аренду за место на полке.

Сейчас у компании есть 15 партнеров — производителей жидкости для вейпинга. Этот термин произошел от английского слова vape, что означает "вдыхать и выдыхать пар", который производится электронной сигаретой или паровым устройством, поэтому электронные курильщики говорят, что они не курят, а парят. По мнению составителей Оксфордского словаря, слово "вейп" стало самым популярным в 2014 году.

"Это очень современный бизнес по модели западного типа, когда свободные ресурсы, которые не используются владельцем на 100% (автомобили, дома и так далее), за плату предоставляются другим. Мы применили модель Uber, Airbnb в вейпинге и стали продавать полки", — говорит Руслан. В будущем бизнесмен собирается развернуть сеть из 80 магазинов по стране, в том числе несколько будет в Петербурге. Оборот такой сети может составить минимум 10 млн рублей в месяц.

"Вейп — это субкультурная, градообразующая тенденция, как в свое время хипстеры: появляется культура потребления какого–то продукта, а это означает формирование целого рынка, отрасли вокруг нее. Каждый бизнесмен мечтает об этом", — говорит Руслан.

Объем продаж продукции, связанной с вейпингом, в России растет примерно на 30% в год. Наиболее распространены три варианта бизнеса: вейп–точка в ТЦ, где можно купить вейп ("сигарету") и жидкости для него; вейп–шоп, где можно попробовать продукт (аналог шоу–рума); вейп–бар, где можно не только "парить", но и поесть. Около 1% россиян, то есть 1,4 млн человек, регулярно курят электронные сигареты. По данным Ernst&Young, российская молодежь более активно использует электронные гаджеты для курения, чем молодые люди в других странах мира. Стремительному развитию этого рынка препятствуют табачное лобби (37% потребителей электронных сигарет в мире — бывшие курильщики) и запретительные законодательные инициативы, которые приравнивают электронное курение к обычному.

Анастасия Жигач Все статьи автора
29 марта 2017, 11:19 1078
Новости партнеров
Реклама