Михаил Шевчук Все статьи автора
14 февраля 2017, 10:47 330

В чем причина низкого качества российских законов

Фото: ТАСС/Шалгин Александр

Низкое качество российских законов признают все, от экспертов до самих парламентариев, их пишущих. Но исправить это невозможно.

Эксперты Центра стратегических разработок Алексея Кудрина и компании "Гарант", проанализировав федеральное законодательство, пришли к выводу, что "качество принимаемых законов в целом невысокое". Ведомства в спешке готовят законопроекты, чтобы отчитаться о выполнении поручений президента, пишут авторы доклада. Экспертам практически не дают времени на оценку, а потом непроработанные законопроекты принимаются с невероятной скоростью. В первую очередь это касается кодексов, в которые вносят изменения несколько раз в году. Сталкиваясь с каруселью в законах, люди не могут и не готовы их соблюдать и не могут ничего толком планировать. Наспех принятые поправки не могут адекватно применяться и исполняться, и их тут же необходимо править еще раз. А ведь речь идет не о хобби нескольких тысяч мужчин и женщин в правительстве и федеральном парламенте, а о правилах, по которым должны жить все россияне. Еще по несколько сотен таких же мужчин и женщин в региональных администрациях и парламентах, иногда просто не успевающих за федералами. Классическим примером здесь является чехарда с правилами муниципальных выборов.

Старо как мир

Проблема низкокачественного законотворчества очень старая. Ее вслух признавали и депутаты, и сенаторы. Например, Валентина Матвиенко, спикер Совета Федерации, чуть больше года назад называла бессистемное внесение поправок к поправкам "каким–то Салтыковым–Щедриным". И это было далеко не первое высказывание.

Но это все так и остается словами. Ровно в тот же день, когда эксперты ЦСР выпускали свой доклад, Госдума постановила, что в исключительных случаях законы можно принимать сразу во втором и третьем чтениях. То есть фактически вообще без поправок. Главную причину назвал, собственно, сам ЦСР. Спешка нужна, чтобы отчитаться перед президентом. Президент ждать не любит, он любит, когда все быстро поворачиваются, а уж что из этого выходит — другой вопрос. Можно не сомневаться, что "исключительные случаи", о которых говорит сейчас Госдума, — это инициативы, формально или неформально исходящие из Кремля. Даже и неделю нечего ждать.

Интересно, что при этом Владимир Путин иногда жалуется на то, что его предложения не могут исполниться годами. В других случаях, если депутаты все–таки рискуют взять инициативу на себя, одно замечание президента может заставить их сломя голову бежать переписывать закон, как это было со скандальным законом о семейном насилии. С такой же легкостью депутаты отказываются от законов, выслушав патриарха. Ключевую роль здесь играют принципы формирования депутатского корпуса, где профессионализм — далеко не первый в списке реальных приоритетов, а также подчиненная роль парламента. Народные избранники, как офисные клерки, с одной стороны, боятся сделать что–нибудь не так, с другой — пытаются уловить начальственные эманации, предугадать развитие событий и заслужить похвалу, а то и назначение.

Никого не волнует

Владимир Путин, приветствуя новый созыв Госдумы, сказал, что качество законотворческого процесса возрастет, если усилится обратная связь парламента с избирателями и общественными объединениями, но одновременно он же предупредил: исполнительная власть рассчитывает на оперативное сопровождение, полную поддержку, единство и преемственность по отношению к прошлому созыву. А предыдущий созыв, как известно, получил прозвище "бешеный принтер". Конституционный суд, который на прошлой неделе рассматривал дело о наказании оппозиционера Ильдара Дадина на 2,5 года колонии, признал, что закон нуждается в толковании. Таким образом, он как бы завуалированно подтверждает: да, "бешеный принтер". И конечно же, и володинская Госдума точно так же будет спешить править законы, как и нарышкинская. Иного способа заявить о себе у парламентариев сегодня нет, и выбраться за рамки отведенной роли у них не получится, даже если им самим это не очень нравится. То, что из–за этого бизнесмены не могут думать о стабильности, а активисты должны сидеть в тюрьме зря, никого не волнует.

Новости партнеров
Реклама