Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

Слабая социальная политика чревата повторением революции 1917 года

Бизнес должен больше заботиться об интересах работников. Пренебрежение этими интересами чревато повторением революционной ситуации столетней давности, считают некоторые участники проходящего в Москве Гайдаровского форума.

Участники Гайдаровского форума сошлись во мнении о том, что обязанностью бизнеса является забота об интересах работников. Пренебрежение интересами грозит повторением событий столетней давности.

Минздрав намерен запретить продажу табака родившимся после 2014 года

Минздрав намерен запретить продажу табака родившимся после 2014 года

186

И даже если революции не случится, плохое отношение к сотрудникам ведет к снижению качества человеческого капитала и падению потребительского спроса, то есть в конечном итоге создает проблемы и отдельным компаниям, и экономике в целом.

«Все в этом зале понимают прекрасно, что самым плохим развитием событий, когда бы это ни происходило, является изменение ситуации путем государственного переворота», — заявил Максим Топилин, министр труда и социальной защиты РФ, в ходе дискуссии «Социальное развитие: исторические уроки и грядущие вызовы». Хотя, по его словам, в период с 1917 по 1991 год в СССР были созданы довольно хорошие условия для трудящихся и пенсионеров: охрана труда, относительно высокие пенсии и т. д., которые в последующие годы были частично утеряны, а теперь слишком медленно восстанавливаются.

Председатель Федерации независимых профсоюзов России Михаил Шмаков, в свою очередь, заявил, что человеческий капитал сегодня в России находится в загнанном состоянии. С точки зрения профсоюзного деятеля, экономический рост только ради повышения прибылей капиталистов не имеет смысла, это точно дорога в 1917 год. По его словам, нужно более справедливое распределение прибавочного продукта между предпринимателями и работниками. Сейчас финансовая и экономическая политика искусственно занижает доходы граждан, повышает налоги, цены на товары и услуги. Жизнь дорожает. Это, возможно, приведет к «революционному пути дальнейшего развития».

Шмаков призвал обратить внимание на развитие человеческого капитала, на нормальное медицинское обеспечение и доведение зарплат до уровня, который бы удовлетворил работников, — 66-70 тыс. рублей. «Пока еще народ, как у Пушкина, безмолвствует, но зачастую путь между молчанием и бунтом весьма короткий», — предупредил Шмаков.

Потребитель главнее работника

Ярослав Кузьминов, ректор Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики», высказал неочевидную на первый взгляд мысль, что экономике в целом выгодны более дорогие, а не дешевые работники, хотя дешевый труд традиционно считается одним из конкурентных преимуществ, позволяющих странам привлекать инвестиции в производство и наращивать экспорт. Но дело в том, что в последние годы платежеспособный спрос населения выступает не менее важным фактором роста экономики, чем экспорт. «Идея подстегнуть экономический рост за счет замораживания трудовых доходов является, мягко говоря, близорукой», — поставил диагноз Кузьминов.

Это мнение поддержали и члены правительства. По мнению министра труда и соцзащиты Топилина, правительству совместно с профсоюзами необходимо максимально обеспечить приближение минимального размера оплаты труда (МРОТ) к региональному прожиточному минимуму к осени 2017 года.

Что нужно "Финтеху", чтобы быть как Apple
Финансы

Что нужно "Финтеху", чтобы быть как Apple

180

Как рассказала в рамках этой же дискуссии на форуме вице-премьер правительства РФ по социальным вопросам Ольга Голодец, в стране около 5 млн человек получают зарплату на уровне МРОТ, то есть 7,5 тыс. рублей. Она призвала правительство поставить проблему снижения доходов населения на передний план, так как она тормозит рост экономики. Сокращение доходов граждан приводит к снижению розничного товарооборота за счет отсутствия потребления. По словам Голодец, работодатели, занижающие заработную плату своих сотрудников, «не связывают свое развитие с устойчивым развитием региона и человека в целом».

Пенсионеры помогут мигрантам

По мнению социального вице-премьера, правительству необходимо взять «внятный курс» на отказ от низкопроизводительного труда, потом что снижение уровня оплаты труда ведет к притоку в страну низкоквалифицированных мигрантов. «У нас, по разным оценкам, продолжают трудиться 7 млн человек из других государств, и это люди, занимающиеся низкоквалифицированным трудом. Такое большое количество мигрантов, которые занимаются низкоквалифицированным трудом, предъявляет нам социальные издержки», — отметила она.

Голодец уточнила, что государство платит за образование детей мигрантов, несет социальные расходы. «Они не работают у нас со знаком плюс, они работают со знаком минус», — подчеркнула она.

Кроме всего прочего, привлечение мигрантов дестимулирует работодателей по отношению к техническому перевооружению. Это снижает темпы перехода к высокопроизводительным местам, резюмировала вице-премьер.

Однако Ярослав Кузьминов уверен, что России, напротив, следует позаботиться о сохранении интереса мигрантов к работе в России, потому что из-за падения курса рубля их доходы в пересчете на валюту упали, они активно ищут, куда бы перебраться, и находят. Они переезжают в арабские и европейские страны. Это создает угрозу для рынка труда в России, который и так испытывает проблемы в связи с неблагоприятной демографической ситуацией. Вопреки оценкам Ольги Голодец, Кузьминов считает мигрантов «дешевой рабочей силой без социальной нагрузки», настоящим спасением экономки, поскольку предприниматели имеют возможность платить им на 20-25% меньше, чем местным работникам, и не отчисляют за них социальных платежей. Ярослав Кузьминов убежден, что российские предприниматели ни за что не откажутся от труда мигрантов. Для поддержания роста экономики миграционной службе стоит ориентироваться не на зажим миграции, а на ее стимулирование, полагает он.

Тормоза экономики

Среди тормозов развития экономики Ярослав Кузьминов назвал низкое качество охраны здоровья, из-за которого экономика теряет до 10% потенциальной рабочей силы, выбывающей с рынка труда раньше положенного срока, не доживая до пенсии.

Еще одним тормозом ректор ВШЭ считает неэффективную пенсионную систему и систему обязательного медицинского страхования. «Они препятствуют развитию страхового и финансового рынка и уже сегодня не востребуются двумя верхними децилями населения по доходам», — заявил Кузьминов.

Тормозом являются и работники, точнее их нежелание инвестировать в собственное профессиональное образование, то есть в повышение стоимости своего труда. Это последствие психологии всеобщего бесплатного образования, оставшейся со времен СССР. «Если в развитых странах учатся до 40% взрослого населения, а, к примеру, в Швеции — 60%, то в России — 10%, по самым оптимистичным оценкам — 15%», — констатировал Ярослав Кузьминов. Из-за этого в стране накапливается технологическое отставание, считает он.

Серьезной проблемой, тормозящей экономическое развитие, Кузьминов называет и сохраняющуюся нелегитимность имущественного неравенства. «Население не видит, что богатые несут социальные расходы пропорционально своему богатству. Из-за этого социально-политическая обстановка в стране все время подталкивает нас к крайне левым решениям. Просто потому, что у 60% населения с самыми низкими доходами сохраняется ощущение несправедливости. Нам надо этот тормоз убирать, причем убирать так, чтобы не остановить рост экономки», — отметил Кузьминов. По его мнению, ситуацию можно было бы поправить, введя прогрессивное налогообложение доходов граждан. Ставки НДФЛ для граждан с высокими доходами должны вырасти — пусть не до 50-60%, как в некоторых европейских странах, но хотя бы до 20-25% у верхних 5% населения, зарабатывающих 150-200 тыс. рублей.

Впрочем, чуть позже глава правительства РФ Дмитрий Медведев, приехавший на другую дискуссию и не слышавший выступления Кузьминова, ответил заочно и ему, и другим сторонникам прогрессивной шкалы НДФЛ, что этот вопрос в правительстве не обсуждается.

Максим Топилин, в свою очередь, рассказал, что коллеги из экономического блока правительства часто жалуются, что, мол, высокие затраты на персонал сдерживают развитие бизнеса. Высокие социальные взносы, районные коэффициенты, надбавки и льготы ложатся на предприятия тяжким бременем. «Я глубоко убежден, — возразил своим оппонентам министр, — что тарифы страховых взносов не являются главным ограничителем экономического роста. Эти ограничители стоит поискать в других местах. Например, льготная ставка ипотечного кредитования составляет 11% годовых при инфляции 5,4%. Это ли не ограничитель экономического роста?»

По его мнению, льготы работникам ни в коем случае нельзя трогать, потому что это чревато социальными взрывами. «Здесь не должно быть резких движений, — уверен он. — Должны быть эволюционные, спокойные преобразования. Любое резкое движение — это 1917 год».

Максим Топилин считает, что предпринимателям стоило бы озаботиться не сокращением затрат на персонал, а повышением качества человеческого капитала — профессиональным образованием работников и сохранением их здоровья. Это важно не только для отдельных компаний, но и для экономики в целом, поскольку она теряет трудовые ресурсы. «Сейчас у нас система устроена таким образом, что мы вообще не выявляем профессиональных заболеваний. Она настроена на то, чтобы, когда человек погиб на производстве, компенсацию ему выплатить. Надо перестроить систему так, чтобы сохранять работника на производстве очень долго, а не списывать его с букетом заболеваний в 40 лет», — сказал министр.

«Ничего, с 2033 года на рынок труда придет поколение некурящих, согласно недавнему решению Минздрава, сразу продолжительность активной жизни увеличится, и тогда можно будет спокойно повышать пенсионный возраст. Все будут здоровыми умирать», — иронично успокоил Максима Топилина Александр Шохин, президент Российского союза промышленников и предпринимателей.

Александр Пирожков Все статьи автора
12 января 2017, 17:51 3164
Новости партнеров
Реклама