Ольга Мягченко Все статьи автора
25 ноября 2016, 01:21 1440

Минпромторг хочет запретить госзакупки мебели, сделанной из импортных материалов

Минпромторг обещает добиться запрета закупок для госнужд не только иностранной мебели, но и той, что сделана с применением импортных материалов, если имеются отечественные аналоги.

Мебельная промышленность, несмотря на кризис, смогла удержаться на плаву и даже нарастить некоторые показатели. Доля отечественной мебели на российском рынке за 2 года выросла с 35 до 55%, экспорт готовой мебели увеличился на 10%, древесных плит (основа мебельного производства) — более чем на 14%.

Из кухни в офис. Первая мебельная фабрика выходит на рынок офисной мебели

Из кухни в офис. Первая мебельная фабрика выходит на рынок офисной мебели

3339
Ольга Мягченко

Мебельщики требуют от правительства дополнительных мер стимуляции развития промышленности, утверждая, что это позволит нарастить экспорт российской мебели до 2020 года и снизить долю импортной продукции на рынке РФ на 10%.

Инвестиции растут

Мебельная промышленность благодаря кризису получила серьезный стимул для развития: импортная продукция подорожала, а покупательная способность населения упала, поэтому многие потребители переориентировались на отечественные товары. Плюс государство помогает производителям. "Самые распространенные виды содействия — субсидирование процентных ставок по кредитам на инвестпроекты и затрат на НИОКР. Кроме того, в кризис дала результаты наша многолетняя борьба с экспортом необработанных лесоматериалов — появилось много новых обрабатывающих предприятий", — говорит заместитель главы Минпромторга Виктор Евтухов.

Действительно, в Петербурге объем инвестиций в основной капитал в деревообработке (в эту категорию входит и мебельная промышленность) за 3 квартала 2016 года вырос в 1,6 раза по сравнению с тем же периодом 2015–го, до 475 млн рублей. За весь 2015 год деревообработчики инвестировали в свое развитие 263 млн рублей — на 20% больше, чем в 2014–м.

Крупнейший инвестпроект — предприятие по выпуску кухонь, построенное петербургской Первой мебельной фабрикой (ПМФ) и германским концерном Alno. Объем инвестиций — 50 млн евро. На полную мощность (50 тыс. комплектов кухонь в год, оборот 4 млрд рублей) предприятие выйдет в 2017 году. "Мы полностью перебазировали в Петербург швейцарский завод Piatti, принадлежащий Alno, — вместе со всеми технологиями, маркетинговой политикой и даже привезли из Швейцарии специалистов, которые обучают наших сотрудников", — рассказал глава и крупнейший совладелец ПМФ Александр Шестаков. В Швейцарии Piatti фактически монополист на рынке кухонь — ее мебель стоит в 98% квартир и домов страны.

Петербургский завод "Фанпласт" после модернизации производства на 15% увеличил выпуск древесно–стружечных плит. В мебельное производство инвестируют не только крупные игроки. Так, петербургская предпринимательница Маргарита Протопопова вложила 2,2 млн рублей в создание предприятия по выпуску мебели из дерева, стали и чугуна HARDdeCORE.

Соседние регионы также наращивают мощности по производству мебели и переработке леса. Деревообрабатывающий комбинат "Калевала" в Карелии увеличил объем выпуска древесных плит в 1,5 раза. Шведская IKEA в сентябре открыла в Новгородской области мебельную фабрику с объемом инвестиций 3,9 млрд рублей.

Мебельщики потратят 240 млн рублей на создание лаборатории по контролю качества

Мебельщики потратят 240 млн рублей на создание лаборатории по контролю качества

564
Ольга Мягченко

Поддержка по цепочке

Но в полной мере отечественной назвать производящуюся в России мебель нельзя. "На 100% мы пока обеспечены только одним материалом — древесными плитами. Ткани, фурнитуру, оборудование пока импортируем", — признает гендиректор Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности России (АМДП) Олег Нумеров. Импортозависимость мебельной отрасли превышает 60%. В связи с девальвацией рубля цены российских производителей подросли. Удалось этого избежать лишь единицам. Так, ПМФ покупает материалы и комплектующие совместно с Alno и за счет масштабности закупок сохранила докризисные цены.

Быстро локализовать производство не удастся, говорят участники рынка. "Российские инвесторы сейчас не способны строить заводы по производству комплектующих, а иностранные придут, только когда у нас в разы вырастут объемы производства. Сейчас крупнейшие российские предприятия выпускают лишь по 3 тыс. кухонь в месяц, а для иностранных обычное дело 3 тыс. в день", — говорят в компании "Центрокомплект". То же касается и оборудования: объем рынка оборудования для мебельной промышленности — 18 млрд рублей, из них доля отечественной продукции — 2%.

Проблема осложняется непредсказуемостью таможни. "На хлопчатобумажные ткани ввозные таможенные пошлины обнулены. Но кодов, маркирующих разные виды тканей, сотни. Ты говоришь, что для этой ткани пошлина нулевая, а таможенник — что нет, ведь у него задача повысить сборы", — сетуют в компании "Аметист". Даже при наличии отечественных материалов многие мебельщики выбирают иностранные, отмечает заместитель гендиректора компании "Техноколор" Виталий Габышев: "Дело в стереотипе мышления. Многие считают, что нашими лаками и красками можно только оградки на могилках красить. Но это не так".

Минпромторг обещает ввести запрет на закупки иностранной мебели для госнужд, но для поддержания промышленности эту меру нужно распространить на всю производственную цепочку, считает директор ассоциации "Центрлак" Геннадий Аверьянов. "Российские материалы не уступают иностранным. Нужно, чтобы для госнужд закупалась мебель, изготовленная из отечественных компонентов", — говорит он.

Минпромторг обнадежил промышленников. По оценке АМДП, госзакупки сейчас составляют 8–10% от всей производимой в России мебели. Ею оснащают детские сады, школы, больницы, госучреждения.

Для обстановки чиновничьих кабинетов высокого уровня, театров, музеев часто используется иностранная продукция.

Если ввести предлагаемые ограничения, доля госпоставок в отечественном производстве вырастет на 2–3%, а зависимость от иностранных материалов и комплектующих сократится на 10–15%.

Концерн Alno в России с 1974 года, хотя объем продаж нашей продукции здесь невелик — менее 1% от всего экспорта. Проект по строительству фабрики в России у нас первый. Сейчас спрос на российском рынке просел, но мы уверены, что ситуация изменится, здесь большой потенциал для роста. Оптимальное время для инвестиций — когда происходит спад, когда инвесторы уходят. Когда спад закончится, вы получите конкурентные преимущества перед остальными. Вдобавок благодаря новой фабрике мы сможем повысить продажи нашей мебели в России и надеемся довести экспорт в эту страну до 10%.
Макс Мюллер
Объемы производства в лесопромышленном комплексе растут, но целевых показателей, которые мы ставили (рост на 11% в год), достичь пока не удалось. Поэтому мы будем продолжать господдержку предприятий отрасли. Она уже дала плоды: например, доля отечественной деревянной мебели уже составляет 63% в денежном выражении и более 80% в физических величинах. Главный потенциал для развития отрасли — сегменты средней ценовой категории и экономкласса. Мы будем стимулировать закупки отечественной мебели для госнужд.
Владимир Потапкин

Подписывайтесь на канал ДП в Телеграме , чтобы первым узнавать о важных новостях экономики, бизнеса, политики и общества!

Новости партнеров
Реклама