Михаил Шевчук Все статьи автора
30 марта 2015, 18:19 756

Французы поправели на выборах

Муниципальные выборы во Франции продемонстрировали сокрушительное падение популярности социалистов и успех правых. В России традиционно пристально следят за успехами Марин Ле Пен, но она порадовать национал-патриотов, увы, смогла лишь отчасти.

Главным итогом прошедших во Франции выборов в советы департаментов стало поражение Социалистической партии, к которой принадлежит и президент Франсуа Олланд. Социалисты имели до этих выборов большинство в 61 департаменте из 101, а теперь — лишь около 30. Победу же одержали правоцентристы во главе с "Союзом за народное движение" экс-президента Николя Саркози, которые будут контролировать две трети департаментов. В России больше всего внимания вызывал "Национальный фронт" Марин Ле Пен — именно эта партия считается наиболее дружественной по отношению к Кремлю, Марин ле Пен не раз высказывалась в поддержку внешней политики Владимира Путина и присоединения Крыма. Тем более "Национальный фронт" в первом туре выборов получил около 25%, опередив социалистов. Но в итоге ни в одном департаменте большинства не получил: во втором туре избиратели выбрали более умеренные лозунги.

Николя Саркози, возглавлявший на выборах блок правоцентристов (куда кроме его партии входили также "Союз демократов и независимых" и "Демократическое движение"), с радостью объявил, что французы "отвергли политику Олланда". Правящая партия проиграла выборы во Франции. Он явно готовится вернуться в борьбу за президентское кресло в 2017 году, а главную конкуренцию ему может составить как раз Марин Ле Пен. Судя по итогам выборов, французский избиратель сейчас склоняется на сторону правых, и выбирать тогда придется между правыми и ультраправыми.

Еще отец Марин Ле Пен, основатель "Национального фронта" Жан-Мари Ле Пен, был в России весьма популярным политиком как борец с мигрантами и евроатлантической интеграцией. Про крайне либеральную экономическую программу партии мало что знали, да это было и неважно. Теперь национал-патриоты с надеждой смотрят на Марин Ле Пен, построившую карьеру на критике США, Евросоюза и мигрантов-мусульман. Она участвует в демонстрациях против однополых браков; менее известно в России, что, например, вице-президент партии Франсуа Филиппо является геем и утверждает, что никаких проблем для геев в партии нет. Но и это тоже неважно.

Марин Ле Пен поддерживает связи с российским руководством: в прошлом году она встречалась в Москве со спикером Госдумы Сергеем Нарышкиным и вице-премьером Дмитрием Рогозиным, а видный единоросс Андрей Исаев посещал съезд "Национального фронта". Жан-Мари Ле Пен, отец Марин Ле Пен, в свое время общался с Владимиром Жириновским и Сергеем Бабуриным, но сейчас убедительнее смотрится сотрудничество с "Единой Россией". И той, и другой стороне международное сотрудничество нужно для статуса и демонстрации признания своих позиций. Кстати, осенью прошлого года французские СМИ обратили внимание на то, что "Национальный фронт" взял кредит в 9,4 млн евро в Первом чешско-российском банке, связанном со структурами Геннадия Тимченко (чуть позже писали, что кредит вырос до 40 млн евро, но это лидеры "Национального фронта" с возмущением опровергли — мол, только 9,4 млн евро). Руководство партии утверждало, что больше им просто никто денег не давал. Сейчас Ле Пен очень активно защищает Владимира Путина во Франции, называет его своим единомышленником, восхищается им, но достаточно ли этого для убеждения французского избирателя — еще вопрос. Ее риторика хороша для образа "вечного оппозиционера", но далеко не факт, что радикальные воззвания могли бы быть воплощены в жизнь в случае реального прихода Ле Пен к власти.

Французские выборы могут показаться удивительными: где еще бывший президент, совсем недавно обвиняемый в серьезнейших преступлениях — коррупции и торговле влиянием — может не просто не покинуть политику, но, наоборот, возвращать себе популярность с неплохими шансами на возвращение в Елисейский дворец. Притом что к концу правления Саркози его рейтинг тоже быстро валился вниз: его обвиняли в развале здравоохранения и образования. На этой волне президентом и стал Франсуа Олланд, второй социалист в истории Франции на этом посту, быстро превратившийся и в самого непопулярного президента в истории. Причем, что опять же может показаться удивительным для россиянина, падение рейтинга ему обеспечили шаги, которые в России наверняка были бы восприняты на ура — например, введение 75-процентного налога на доходы сверхбогатых граждан (правда, отвергнутое в последний момент Конституционным судом страны) или ввод войск в бывшую колонию (в данном случае Мали). Разве что вот разрешение однополых браков возымело бы тот же эффект и у нас.

Николя Саркози тоже вроде бы не собирается поворачиваться спиной к России, во всяком случае, он не склонялся к решительному осуждению действий Москвы в Кремле, предлагая уважать выбор народа Крыма, и говорил о том, что Россия — естественный союзник Франции. Но в период своего президентства Саркози был ближайшим соратником Ангелы Меркель (среди европейских экспертов был в ходу даже термин "Меркози", обозначавший близость двух лидеров по всем вопросам) и главным зачинщиком свержения Муаммара Каддафи в Ливии. Вполне может быть, что за заявлениями Николя Саркози не стоит ничего, кроме желания оппонировать во всем Франсуа Олланду и перехватить повестку дня у Марин Ле Пен.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама