Дмитрий Циликин, театральный критик Все статьи автора
1 августа 2014, 14:38 174

"Выходной Петербург". Балетный локомотив

Фото: mariinsky.ru

Петербургские артисты на оперном фестивале в Савонлинне.

Международный фестиваль Dance Open, десантировавший в Савонлинну большую команду петербургской и московской критики, дал возможность кроме собственного балетного гала–концерта, который уже в третий раз учинили во дворе средневековой крепости Олавинлинна, посмотреть еще и пару спектаклей оперной программы. А если учесть, что в этом году, несмотря на "крымнаш", курс евро и прочие не слишком стимулирующие поездки в Европу обстоятельства, приток туристов из России, прежде всего, разумеется, из Петербурга, на фестиваль в Савонлинне вырос на 162%, есть смысл — в видах будущего — рассказать, какими эстетическими продуктами там кормят.

"Куллерво" — финский специалитет: сюжет из "Калевалы", по которому Алексис Киви написал пьесу, по которой Аулис Саллинен написал оперу. Премьера ее прошла в 1992–м в Лос–Анджелесе, нынче же Кари Хейсканен поставил отличный новый спектакль. Мощные древние крепостные стены служат идеальной декорацией, к ним художник Антти Мантила прибавил передвижные контуры трех домиков и забор. В этом скудном, суровом дизайне разворачивается захватывающая история национального героя, заставившая вспомнить Софоклова "Эдипа" и вообще античную трагедию. Оркестр под управлением Ханну Линту играл вдохновенно, хор пел как один человек, и вообще финские артисты вкладывали в свою работу столько патриотического чувства, сколько у русских случается при по–настоящему сильных исполнениях "Хованщины".

"Волшебная флейта" — допотопный спектакль Августа Эвердинга, мастодонта немецкой оперной режиссуры, который нынче подновили всякими спецэффектами, но дым с пламенем порадовали разве что детей, однако моцартовских ни философии, ни легкости, ни печали и помину не было. Хотя нет сомнений, что этот зингшпиль значительной части публики, расслабленной по причине прямо–таки курортной погоды, пришелся по душе куда больше, чем трагический "Куллерво".

Балетный гала был устроен по тому же принципу: теперь уже в один вечер соединилось высококачественное, серьезное, глубокое с легковесными, хоть и эффектными поделками. К последним относится "Спартак" Георгия Ковтуна — эта залепуха сошла с репертуара Михайловского театра, но, как оказалось, адажио из нее Ирина Перрен и Марат Шемиунов продолжают танцевать. Досадное впечатление Перрен стерла своей изысканной и азартной "Русской" Льва Иванова из "Лебединого озера".

В собранную Dance Open интернациональную компанию кроме солистов Мариинки, Михайловского и Театра Бориса Эйфмана входили премьер Национального балета Нидерландов Реми Вертмейер и Оксана Кучерук из Балета Бордо. Славный остроумный номер Joel, который Реми поставил сам для себя на музыку Оффенбаха, имел успех, но имел его и номер Кучерук "Портрет в красном" — графоманская попса изготовления Юрия Петухова. И уж разумеется, имели его фуэте, прыжки и пируэты Анастасии и Дениса Матвиенко в непременном па–де–де из "Дон Кихота", иначе в гала–концертах не бывает.

А вот чего в них и впрямь не бывает — или бывает очень редко, — так это того, что сотворила Виктория Терешкина. Не менее хрестоматийное па–де–де из третьей картины "Лебединого", которое она станцевала вместе с Владимиром Шкляровым, стоило спектакля. Терешкинская Черная Лебедь была исполнена такой победительной силы и злой красоты, что дух захватывало. Ослепительные опасные, хищные арабески рассекали пространство, руки плели колдовскую кантилену–паутину… Ей–богу, Викторию Терешкину в сборной команде впору сравнить с политиками–локомотивами, возглавляющими список партии на выборах и обеспечивающими ей победу.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама