Ирина Силачёва Все статьи автора
22 июля 2011, 14:20 7255

Евгений Ройзман: "Если власть не защищает граждан, она не имеет права запрещать людям сопротивляться самим"

Евгений Ройзман
Фото: Итар-Тасс

Руководитель фонда "Город без наркотиков" Евгений Ройзман дал интервью dp.ru, в котором рассказал, что его приятно удивило в Сагре, существуют ли богатые торговцы наркотиками, и откровенно назвал Петербург коррумпированным городом.

DP.RU: Вас удивило происшествие в Сагре?

Евгений Ройзман решил бороться с наркоторговлей в масштабах страны

Евгений Ройзман решил бороться с наркоторговлей в масштабах страны

2756
Ольга Жигулина

Евгений Ройзман: В целом нет. Меня удивило одно: как быстро, мужественно и достойно отреагировали местные жители. Меня это приятно удивило. Примите за аксиому. Моим глазам свидетелей не надо: где не дают торговать наркотиками, там наркотиками не торгуют. Если наркотиками торгуют, значит, там дают торговать наркотиками. Это аксиома. Торговля наркотиками возможна только при попустительстве правоохранительных органов или прямом покровительстве. Других возможностей нет.

DP.RU: Но ведь то, что жители взяли на себя фактическую функцию правоохранительных органов, все–таки нетипично?

Евгений Ройзман: Послушайте. Никто не может запрещать мне защищать свой дом и своих детей. Никто не имеет права. Тем более, основная задача власти — защищать своих граждан. Если власть не защищает граждан, она не имеет права запрещать людям сопротивляться самим. Я понятно объяснил?

DP.RU: Но мы видим много случаев, когда, например, в университетах продают наркотики. Все преподаватели об этом знают, но они же не встают с вилами и не выгоняют торговцев?

Евгений Ройзман: Значит, у них такая гражданская позиция. Когда у нас в университете, в УрГУ, торговали наркотиками, мы этот вопрос решили очень быстро. У нас перестали торговать наркотиками. Но на это должно быть желание, это должны быть не овощи, не импотенты, а нормальные мужчины, которые в Сагре как раз и продемонстрировали, что это такое.

/
Купить фото
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text

DP.RU: В Сагре наркотики единственная причина конфликта? Вы не видите там националистической подоплеки?

Евгений Ройзман: Там торговля наркотиками — всего лишь предыстория. Из–за торговли наркотиками там все нарушилось в деревне: то кто–то на гранате взорвался, то убийцу поймали, то еще что. Кражи начались. Это все стало происходить из–за торговли наркотиками. Там на самом деле конфликт развернулся из–за кражи. Она стала спусковым механизмом, но недовольство местных росло именно из–за торговли наркотиками. В этой деревне не было ни одного наркомана. Там просто жили цыгане, которые торговали наркотиками, и к ним туда ездили за наркотиками.

Евгений Евтушенко: "У нас уже стольких поубивали - и никак никого не могут найти"

Евгений Евтушенко: "У нас уже стольких поубивали - и никак никого не могут найти"

7173
Дмитрий Циликин

DP.RU: Вы знаете ситуацию по стране? Много еще таких деревень?

Евгений Ройзман: От Калининграда до Владивостока. Хотя в  деревнях мало торгуют на самом деле, продают приезжим. Где цыганские поселки, компактное проживание цыган, там практически везде, от Калининграда до Владивостока. Это можно увидеть по особнякам. Езжайте по стране, и где увидите красные кирпичные особняки трехэтажные, с коронами там, с лошадиными головами, которые враз появились, смело знайте, что в этих местах торгуют наркотиками.

DP.RU: Это какой–то символ?

Евгений Ройзман: Везде, где цыгане начинают торговать наркотиками, они строят красные кирпичные особняки. Никакой это не символ. Увидели — сразу начали строиться. Один построился, другой начал строиться. Они общаются со своими в регионе, видят, какие богатые модные дома. От Калининграда до Владивостока, где появляются эти дома, знайте — там торгуют наркотиками.

DP.RU:  Какой доход получает в среднем торговец наркотиками?

Евгений Ройзман: Послушайте, я за свою жизнь не встречал ни одного богатого и успешного торговца наркотиками. Каждый, кто начинает торговать, у него тут же становятся наркоманами дети. Не хочешь мне верить — прими за мистику. Это факт, это так на самом деле. Я видел цыган, у которых по нескольку домов, по нескольку машин, но, когда они садятся, все это уходит на адвокатов, на взятки. У всех колются дети. Не видел ни одного человека, который построил бы свое счастье на торговле наркотиками.

DP.RU: Некоторые эксперты считают, что всплеск наркомании в России начался после реформы службы по контролю за оборотам наркотиков.

Евгений Ройзман: Это неправда. Госнаркоконтроль работает, как–то ситуация удерживается, но, конечно, на местах существование целых огромных цыганских поселков, где торгуют наркотиками в каждом доме, — это нонсенс, это дикость. Это ненормально, и, конечно, за это должны отвечать первые лица.

DP.RU: Считается, что после кризиса наркотики резко упали в цене?

Евгений Ройзман: Нет, цена особо не движется. Просто появилось очень много новых наркотиков, которые еще не научились выявлять. Они идут в основном из Китая, очень много синтетики, и кокаин идет из Питера. А в Питере это можно купить на каждом углу. Более коррумпированного города трудно себе представить. Очень много синтетики идет из Питера. Где–то еще и изготавливают. Практически все, что у нас ловится, что у нас тут долбят, идет из Питера.

DP.RU: А наши правоохранительные органы вроде не трубят об этом.

Евгений Ройзман: Зайдите в Интернет и посмотрите, сколько сотрудников милиции, Госнаркоконтроля в Питере задерживали преступников. Там были серьезные, очень важные дела.

DP.RU: В целом какая тенденция? Население больше наркотизируется?

Евгений Ройзман: Да. То, что у нас происходит, это наркокатастрофа. Последняя официальная цифра — за год умерших от наркотиков 126 тыс.

DP.RU: Почему это происходит?

Евгений Ройзман: Я думаю, это нежелание и неумение работать. Плюс несовершенство законодательства. Плюс импотенция власти. Я все сказал.

Новости партнеров
Реклама