Анжелика Тихонова Все статьи автора
10 ноября 2010, 12:56 1558

Кто поможет альма-матер?

Три года назад у российских вузов появился еще один источник доходов, кроме студентов, платящих за учебу, — фонды целевого капитала, известные на Западе как эндаумент–фонды.

Смысл эндаумент–фонда в том, чтобы финансировать нужные вузу проекты не с сумм, поступающих от благотворителя, а с дохода, который может получить вуз, передав эти деньги в управляющую компанию. Таким образом, вуз получает своего рода долговременную финансовую стабильность, уже не так завися от разовых пожертвований.

Пример самого известного в мире эндаумент–фонда — Нобелевский комитет, напоминает заместитель генерального директора по работе с клиентами управляющей компании БФА Анна Думчева. Как известно, вырученные от продажи собственности Альфреда Нобеля деньги были вложены в ценные бумаги, а премии ученым выдаются с процентов от прибыли. Сегодня активы Нобелевского фонда превышают $500 млн, которых вполне хватает, чтобы с процентов на них ежегодно выдавать каждому лауреату Нобелевской премии не менее $1 млн. Точно по такому же принципу работают фонды при вузах.

В период с 2007 г., когда в России вышел закон о фондах целевого капитала, и до 2010 г. некоммерческими организациями зарегистрировано около 50 эндаументов, работают 35 из них. Эксперты оценивают общий объем собранных ими средств примерно в 2,9 млрд рублей.

Одними из самых первых фонды появились при вузах: МГИМО, Финансовой академии (университете) при правительстве РФ, бизнес–школе "Сколково", Высшей школе менеджмента СПбГУ, Европейском университете Петербурга. На сегодня, к примеру, размер эндаумента МГИМО оценивается в 524 млн рублей, Финансовой академии — в 200 млн рублей, Европейского университета Петербурга — в $16 млн. Это, по оценке специалистов, самые крупные на сегодня эндаументы среди российских вузов.

Но даже они пока не идут ни в какое сравнение с размерами фондов западных университетов. Так, по состоянию на 2009 г. в $25,6 млрд оценивался эндаумент Гарвардского университета, в $16,3 млрд — Йельского, по $12,6 млрд — Принстонского и Стэндфордского. Доходы от управления этими капиталами формируют 35–50% их годовых бюджетов.

В России структура бюджетов вузов иная: фонды покрывают не более нескольких процентов ежегодных расходов. По самым оптимистичным оценкам, чтобы покрыть хотя бы 10–15%, нынешним российским эндаументам понадобится не меньше 10 лет работы. Ректор СПбГУЭФ (эндаумент при котором создан в начале 2010 г.) Игорь Максимцев более категоричен. На конференции "Функционирование эндаумент–фондов в сфере образования и культуры Петербурга: теория и практика" он высказал мысль, что российские вузы смогут получить значительные дополнительные средства за счет фондов не раньше чем через 20 лет.

Причин тому несколько. В первую очередь несовершенство самого закона, который, по мнению многих ректоров, тормозит наполнение эндаументов.

Во–первых, закон позволяет работать только с деньгами, выводя из правового поля недвижимость, акции и т. п. в качестве объекта дарения. Во–вторых, отсутствуют налоговые льготы для дарителей, что есть в законодательстве западных стран, и прочее. Однако не менее важная причина кроется в неумении российских вузов привлекать деньги на свои проекты. И в первую очередь со стороны рядовых выпускников, а не только постоянных героев рейтинга миллиардеров.

Как заметил исполнительный директор Фонда развития МГИМО Евгений Бирюков, выступая на международной конференции "Университетские эндаумент–фонды: практические аспекты создания и наполнения" в Петербурге, когда у выпускников российских вузов поинтересовались, почему они не дают деньги, большинство из них ответили: нас никто об этом не просит.

"Сегодня наибольшая часть средств вузовских эндаументов в России — это крупные взносы единичных жертвователей. На Западе же сложилась практика регулярных взносов небольших пожертвований именно со стороны выпускников", — подтверждает Анна Думчева.

В американских вузах, по словам Евгения Бирюкова, на долю пожертвований до $100 приходится 98% всех актов дарения, в России — не более 1%.

С тем, что работа с не самыми богатыми выпускниками важна для эндаументов, согласен и советник проректора СПбГУ по направлению менеджмент Игорь Баранов. "Важен даже не размер пожертвований, а сам факт, а также относительная распространенность явления, чтобы жертвовали не несколько избранных выпускников, добившихся вершин успеха, но многие, пусть даже совсем небольшие суммы. Это показывает, что выпускники считают свое образование качественным и заинтересованы в укреплении его бренда", — считает Игорь Баранов.

Новости партнеров
Реклама