Работа на доверии: санкции провоцируют рост интереса к амнистии капиталов

Автор фото: shutterstock

Четвёртый этап амнистии капиталов может вызвать у коммерсантов больший интерес, чем прежние, из–за санкционного давления.

Декларирование зарубежных активов отечественными бизнесменами, получившее название "амнистия капиталов", было запущено правительством ещё летом 2015 года. Тогда, по данным Минфина, такой возможностью воспользовались 7 тыс. предпринимателей. К сегодняшнему дню прошло уже три этапа. Нынешний, четвёртый, стартовал 14 марта и продлится почти год — до 28 февраля 2023–го.
По мнению заведующего кафедрой экономики СЗИУ РАНХиГС Олега Мисько, желаемых правительством целей амнистия капиталов всё–таки не достигла. "Цель ясна: попробовать хотя бы таким образом поставить под легальное налогообложение те деньги и имущество, которые практически для нашей экономики были потеряны. И, конечно, в таком контексте возвращение даже небольших сумм лучше, чем ничего. А называются разные цифры — от 9 млрд до 35 млрд евро", — отмечает эксперт. Однако гипотетические оценки, в том числе и западные, говорят об ежегодной утечке из страны 100–200 млрд евро. И поэтому репатриация небольшого в денежном выражении капитала вряд ли может считаться достижением цели.

Везите всё!

На этот раз российским коммерсантам предлагается перевести денежные средства и финансовые активы из–за границы на свои счета или же счета компаний в банках России. Перерегистрировать в стране любые транспортные средства (яхты, самолёты, автомобили и т. д.), находящиеся за рубежом и до этого не задекларированные. Кроме того, правительство предлагает перерегистрировать и бизнес. При этом предпринимателям гарантируется отсутствие каких–либо юридических последствий — штрафов, доначислений НДФЛ и т. д.
"Основными отличиями текущего этапа амнистии капитала являются расширение периметра активов, информация о которых может быть раскрыта, и введение дополнительных требований по репатриации таких активов в Россию", — рассказывает Никита Дейнега, старший юрист, руководитель практики налогового и административного права Maxima Legal.
Так, ранее могли быть задекларированы контролируемые иностранные компании, зарубежные счета и имущество, но в рамках четвёртого этапа коммерсанты могут раскрыть перед фискальным ведомством информацию о финансовых активах: производных финансовых инструментах (опционные, фьючерсные, форвардные договоры и т. д.), правах требования из договоров страхования и наличных денежных средствах. Все гарантии защиты, даруемые институтом амнистии капиталов, будут применяться только при возврате активов в Россию.
Следует отметить, что ситуация, в которой проходит четвёртый этап амнистии капиталов, несколько напоминает самую первую волну: именно тогда, после крымских событий, зарубежные государства ввели санкции. Аналогичные меры, только куда более масштабные, приняты и сейчас. В конце мая еврокомиссар по вопросам юстиции Дидье Рейнольдс проинформировал, что страны ЕС заморозили физические активы российских предпринимателей примерно на 10 млрд евро.

"Токсичное" отношение

Санкционное давление Запада, как полагают эксперты, может вызвать у россиян гораздо больший интерес к четвёртому этапу амнистии капиталов. "Главный общий риск оставления активов в иностранных юрисдикциях — это непредсказуемость. Мы периодически слышим о потенциальном принятии рядом стран ЕС закона о приватизации недвижимости российских граждан. Недавно был введён запрет на создание и продолжение существования трастов в ЕС, если выгодоприобретателем является российское лицо", — говорит Юлия Андреева, партнёр практики частных клиентов адвокатского бюро "S&K Вертикаль".
Помимо формальных ограничений зарубежные институты (банки, брокеры, финансовые организации) и контрагенты зачастую отказываются от продолжения отношений с российскими лицами и в отсутствие каких–либо нормативных предписаний, просто в силу "токсичности" отечественных резидентов и всего, что с ними связано (активы, бизнес, деятельность), добавляет Никита Дейнега.
При этом эксперты не видят особых правовых проблем для прохождения амнистии капиталов. Разве что отмечают возможные сложности организационного характера, когда российскому лицу будет затруднён в иностранных юрисдикциях перевод активов на родину.
Вместе с тем существует ряд моментов, которые могут сыграть против объявленной Кабмином кампании, — к примеру, банальное недоверие россиян к российскому правопорядку, несмотря ни на какие провозглашённые гарантии освобождения от ответственности и сохранения капитала. По мнению экспертов, свою роль в этом играют, в частности, случаи использования правоохранителями информации, добровольно раскрытой в рамках амнистии капиталов коммерсантами.

Петербургский урок

Один из примеров — уголовное дело в отношении петербургского бизнесмена Валерия Израйлита, подавшего спецдекларацию в июне 2016 года. В конце того же года он был арестован по обвинению в мошенничестве. По версии следствия, бизнесмен организовал преступную группу, которая при строительстве нефтебазы на территории порта Усть–Луга (по заказу ОАО "МН “Дружба”", "дочки" "Транснефти") похитила 317,6 млн рублей. Однако потерпевшим по этому делу заявлен гражданский иск на 3,4 млрд рублей.
Затем в дело включили и спецдекларацию, которая была принудительно изъята из ФНС. Хотя, как отмечает защита Валерия Израйлита, сотрудники фискального ведомства указывали силовикам на незаконность их действий.
Итогом этой операции стало предъявление Валерию Израйлиту новых обвинений — в совершении валютных операций по переводу денежных средств в иностранной валюте на счета нерезидентов с использованием подложных документов.
"Да, это была первая и, насколько мне известно, последняя ситуация, при которой правоохранительные органы позволили себе получить в качестве вещественного доказательства спецдекларацию, при этом в дальнейшем она “исчезла” из дела. Но после этого громкого процесса президиум Верховного суда указал на недопустимость использования сведений из спецдеклараций как доказательства вины, а Госдума приняла поправки в УПК, где дополнительно прописывался запрет силовикам изымать спецдекларации", — описывает последствия Юлия Андреева.
Тем не менее уголовное дело Валерия Израйлита в сентябре 2019 года поступило в Смольнинской райсуд Петербурга, судебные разбирательства продолжаются до сих пор. Сейчас свои доказательства суду представляют адвокаты бизнесмена.
В настоящее время ответ на вопрос о том, куда можно инвестировать поступившие в период амнистии средства, может оказаться некорректным. Экономическое значение агломерации Петербург — Ленинградская область определялось её положением экспортно–импортного хаба, ключевого как для Северо–Запада, так и для центра России. Сейчас переориентация товарных потоков на юг и восток очень сильно меняет позиции Петербурга в экономике РФ. Если город не сможет выполнять свои исторические функции русских морских ворот в Европу, это потребует значительных изменений в стратегии его экономического развития. Кроме того, ожидаемое падение доходов и потребления людей заставляет предпринимателей крайне осторожно подходить к инвестициям в данной сфере. В ситуации разбалансировки экономики и отсутствия рыночных сигналов наилучшим решением для бизнеса в данный момент могли бы быть вложения в исследования, экспертизу и коммуникации.
Игорь Муравьёв
исполнительный директор Ленинградской областной торгово–промышленной палаты
На мой взгляд, все эти понятия — возможности для развития бизнеса и правовые гарантии, судебная защита для вернувшихся капиталов — к сожалению, в принципе утратили смысл и наполнение. И не только у нас в стране. В условиях санкционного давления, сопровождающегося дальнейшим огосударствлением экономики и вытеснением необходимых (не замещаемых на данном этапе) технологий и компаний, а также многочисленными нерыночными поглощениями и слияниями, говорить о возвращении капиталов и их защите не приходится. Механизм инвестиционной привлекательности любой, особенно развивающейся экономики базируется на гарантиях уважения института частной собственности, прогнозируемости деятельности на длительный срок, наличии длинных и дешёвых кредитных ресурсов и, главное, доверии к государству и другим участникам хозяйственного оборота. Для начала нужно вернуть это доверие.
Виктория Шамликашвили
генеральный директор ООО "Индивидуальный туристический сервис"