Долги их тяжкие: петербургские коллекторы получили рекордную прибыль

Автор фото: shutterstock

Петербургские коллекторские агентства по итогам 2021 года смогли существенно нарастить собственные активы и заработать рекордную за всю историю существования легального рынка взыскания прибыль. Повторить и улучшить результат в этом году не выйдет.

По данным ФНС РФ, совокупные активы зарегистрированных в Петербурге коллекторских агентств за 2021 год увеличились более чем на треть, на 36%, до 19,8 млрд рублей. Участники рынка не хотят публично комментировать свои успехи. Нежелание привлекать к собственной деятельности внимание оправданно: коллекторы могут считаться косвенными бенефициарами нынешней кризисной экономической ситуации. Равно как и их финансовые успехи минувшего года вызваны последствиями пандемии–2020.

Дешевеющие долги

Всего Федеральная служба судебных приставов (ФССП) внесла в реестр юрлиц, основным видом деятельности которых является взыскание просроченной задолженности, 23 петербургские компании (в целом по РФ — 486, треть из которых зарегистрирована в Москве). Совокупная чистая прибыль местных коллекторов по итогам минувшего года взлетела в 2,8 раза, до 1,8 млрд рублей, выручка — почти на 20%, до 5,5 млрд рублей.
Спрос на услуги легальных взыскателей виден по динамике включения компаний в реестр: в 2019 году в него вошли всего две местные компании. На протяжении 2020–го, когда стало очевидно, что на проблемных долгах можно и нужно зарабатывать, он пополнился сразу пятью организациями. В 2021–м их количество увеличилось опять всего на две компании. С начала 2022 года ФССП пополнила свой федеральный список 18 коллекторскими агентствами, от Белгородской до Свердловской области, и ни одной — из Петербурга.
Собеседники "ДП", участники рынка взыскания, отмечают, что случайных юрлиц в реестре ФССП на сегодня не осталось. Попасть в него сложно и дорого. Прежде всего из–за требований к стоимости чистых активов (от 10 млн рублей), наличию полиса страхования ответственности (на аналогичную сумму) и всевозможных вложений в IT–инфраструктуру (в том числе для хранения аудиозаписей всех разговоров с должниками).
Петербургские коллекторские агентства напрямую с банковским сообществом не связаны, в отличие, например, от московских. До середины апреля единственным участником ООО "Активбизнесконсалт" являлся Сбербанк (сейчас информация по распоряжению правительства РФ скрыта), в учредителях ООО "Сентинел Кредит Менеджмент" фигурировал экс–совладелец Альфа–Банка, в ООО "Феникс" — непосредственно Тинькофф банк и его же собственник.
Из открытых источников известно, что несколько местных коллекторов связаны с микрофинансовым бизнесом: по данным ФНС РФ, ООО "Главколлект" является учредителем одной из МФО, ООО "Медиация" через собственников аффилировано с бывшей МФО и действующим агентством недвижимости, а ООО "Основа" учреждено потребительским кооперативом. Подавляющее число петербургских коллекторов не зависит от финансовых организаций.
Местные крупнейшие банки, среди которых ВТБ и "Санкт–Петербург", не являются очевидными соучредителями каких–либо коллекторских агентств. В январе текущего года, например, ВТБ подвёл итоги трёхлетних тендеров на право оказания услуг по взысканию задолженности на досудебном этапе. Среди победителей — все московские взыскатели и ни одной петербургской компании.
Из конкурсной документации видно, что за агентские услуги банк готов был платить от 9 до 29% от суммы взысканной задолженности, в зависимости от срока просрочки (от 30 до 365 дней и более). Стоимость долгов, передаваемых по цессии (переуступка прав требования), гораздо дешевле. И с марта текущего года она упала практически в 2 раза: как отмечали на электронной площадке торгов Prisma (проект бюро кредитных историй "Эквифакс"), проблемные активы банков продавались в среднем по цене 6,4% от объёма задолженности против средних 11,4% за 2021 год. По сделкам с активами МФО цена составила 7,1% против 16,7% годом ранее.

Новые трудности

По данным Банка России, портфель просроченных кредитов в Петербурге (срок неплатежей — более 90 дней) в рознице с января 2021 года по 1 апреля нынешнего вырос на 4%, до 38 млрд рублей (по стране рост составил 10%). В корпоративном сегменте проблемная задолженность сократилась на 12%, до 123 млрд (по РФ рост 20%). Более актуальные данные регулятор принял решение не раскрывать.
Снижение цены долгов могло бы положительно сказаться на будущей прибыли коллекторов, если бы не законодательные инициативы. Главная сегодняшняя проблема — неисполнение судебными приставами исполнительных листов, что практически сводит на нет любое взыскание. Предлогом стало постановление правительства РФ о введении моратория на банкротство, так как исполнительное производство приостанавливается при наличии акта о моратории. Пока запрет на банкротство установлен до 30 сентября 2022 года.
Данная мера поддержки бизнеса была успешно апробирована в пандемийный 2020 год, но нынешняя расширена и на физических лиц. В итоге страдают не только коллекторы и кредиторы, но и налоговые органы, сфера ЖКХ, семьи, получающие алименты, и другие субъекты, у которых предусмотрены денежные отношения. Дискуссия о правомочности действий приставов длится второй месяц, судебная практика не наработана.
Ещё одна проблема, созданная ФССП, получилась из толкования указа президента о переводе денег юрлицам, учредителями которых являются недружественные страны. В сообществе коллекторов стали распространяться внутренние распоряжения судебных приставов о непереводе взысканных денег агентствам, среди учредителей которых замечены иностранцы. Впрочем, в тех же списках фигурировали и банки, и страховщики. В результате петербургскому Агентству судебного взыскания пришлось сменить бенефициаров, долю польского ООО "Ратиомэйшн" в единственном учредителе выкупил генеральный директор коллекторской компании. Другой местный взыскатель, "Диджи Финанс Рус", успел сменить украинского учредителя на жителя Крыма в декабре 2021 года.
В целом сообщество коллекторов настроено пессимистично. Президент СРО "НАПКА" Эльман Мехтиев отмечает, что в текущих условиях сравнивать прошлый и текущий годы не стоит. "Минувший был достаточно спокойным, пройден пик пандемии, экономика начала восстанавливаться, — рассуждает Мехтиев. — Всё это повлияло на то, что рынок взыскания развивался. В текущем же году бизнес столкнулся с серьёзными вызовами, которые заставили перестраивать бизнес–модели и менять стратегию". По его оценке, сейчас более двух третей участников рынка столкнулись со сложностями, поэтому очевидно, что показатели 2022 года будут совершенно иными, чем в 2021–м.
"Сказать, какими будут результаты, не решится даже самый смелый аналитик, серьёзные проблемы создают постоянное откладывание изменений в 230–ФЗ и пробуксовка во внедрении цифрового исполнительного производства"", — полагает эксперт.
Прирост совокупных активов коллекторских агентств обусловлен несколькими факторами. Первый из них напрямую связан с пандемийным периодом 2020 года и снижением платёжеспособности населения. Системные кредиторы увеличили продаваемые портфели дебиторской задолженности, повышая эффективность работы внутренних подразделений взыскания. В том числе выравнивая собственную нагрузку и оптимизируя очное присутствие в Петербурге и Ленобласти. Коллекторскую деятельность ожидает трансформация, которую мы связываем не только с уходом иностранных игроков, но и с влиянием экономических факторов. В предыдущие периоды стоимость приобретаемых портфелей имела стабильный рост, при этом оптимизация ресурсов на взыскание имеет свои пределы. Балансировать на пределе ликвидности смогут не все коллекторские агентства. Сейчас число коллекторов на рынке в городе и области достаточно. К числу проблем следует отнести введённый мораторий на банкротство. Полагаем, имеется риск ухода ряда агентств "в тень", возврата, так сказать, к карательным методам взыска. С учётом моратория свои неэффективные портфели системные кредиторы продолжат распродавать, не имея иной возможности возместить убытки. Это вызовет последовательный рост совокупных активов агентств, в то время как качество таких активов будет невелико, а значит, несмотря на рост активов, рост выручки не прогнозируется.
Татьяна Грушко
директор по развитию бюро юридических стратегий Legal to Business
Увеличение прибыли коллекторских агентств есть следствие роста активов в работе и внедрения технологических и организационных решений в процессы взыскания. Стоит отметить, что так как наибольшая часть портфелей агентств находится на судебной и исполнительной стадиях, то текущая прибыль — это результаты работы прошлых лет. Более того, предположу, что коллекторы не зарабатывают больше, когда ситуация в экономике негативна, как раз наоборот: взыскатели зарабатывают больше тогда, когда их должники восстанавливают платёжеспособность.
Денис Аксёнов
генеральный директор коллекторского агентства "Долговой Консультант"
Трудно давать прогноз по финансовым результатам коллекторских агентств по итогам 2022 года. Сейчас действует шестимесячный мораторий на подачу заявлений о банкротстве, следствием которого становится приостановление исполнительных производств и начисления пеней и штрафов по долгам, возникшим до введения моратория. В результате можно ожидать существенного уменьшения выручки и прибыли коллекторов. Размер их активов, впрочем, может продолжить свой рост, поскольку банки и другие кредиторы заинтересованы в списании "плохих" долгов со своих балансов.
Сергей Бакешин
руководитель практики разрешения споров и банкротства Maxima Legal

Перевёрнутое восприятие коллекторства

Деньги, как известно, любят тишину, но если ими распоряжаются коллекторы — то впору сравнивать взаимоотношения с картиной Мунка "Крик". Никто никогда ни под какими угрозами не расскажет вслух, сколько заплатил за просроченный долг и — уж тем более — сумел на нём заработать.
В бухотчётности юрлиц, чьим основным видом деятельности является взыскание, сплошные танцы с бубнами. Если над банками стоит регулятор, который пусть иногда и с запозданием, но проверяет каждый рубль, то над коллекторами довлеет только страх руководителя перед санкциями налоговиков. И что главбух отнесёт в активы (приобретённые портфели плохих долгов или компьютерную технику с канцелярией фирмы), а что — на выручку (полученные по агентской схеме платежи или за консультационные услуги), зависит от уровня профессионализма и поставленной собственником задачи.
За отсутствием чётких критериев стандартная отчётность по РСБУ остаётся единственным источником информации о том, как сегодня живут коллекторы. И живут пока неплохо: покупая долг за пару процентов, заработают, если получится взыскать, десятки. Но это в идеале. В реальном мире государство давно стоит на страже интересов недобросовестных должников, а не кредиторов и собственной экономики.
Времена, когда долги выбивали чем–то твёрдым и горячим, прошли. Сегодня взыскатели дышат через раз: из последних нововведений, например, задумка ФССП в виде цветовой палитры. Служба маркирует агентства красным и жёлтым через одно. Законодатель, видимо, решил, что в нашем подсознании данные цвета связаны с опасностью и тревогой. И действительно, как только на коллектора поступает одна жалоба — и он не сумеет её опровергнуть, — сразу же компании меняют цвет. А там и до исключения из реестра недалеко. Непонятно только, как семафор должен влиять на должника: не он же выбирает, кто приобретёт его долг и будет с ним взаимодействовать.
Пару лет назад большинство коллекторов смотрели в будущее сквозь плёнку оптимизма и пытались заложить фундамент медиаторства, который разрешает конфликты между кредитором и должником. Сегодня тот, кто не платит, настолько обложен крепкими доспехами, что проще понять и простить долги. Часто звонить должнику нельзя, приезжать в гости — только по согласованному графику, а судиться — нести повышенные расходы на бумагу и юристов. Взыскателя законодатель поставил в позу просителя, вместо того чтобы создать из него регулятора, как во всём цивилизованном мире. Кредиторам же проще всего поднять ставки для добросовестных заёмщиков, которые и оплатят убытки. А пока — у всех есть немного времени подзаработать.