Гулять по воде: грозит ли Маркизовой луже экологическая катастрофа

Автор фото: Сергей Коньков
Намыв — уравнение с большим числом неизвестных.
Намывные работы, строительство новых терминалов, увеличение канализационных стоков — всё это риски для экосистемы Финского залива, которые затронут как биоту, так и жителей мегаполиса. Кто–то при этом даже использует при анализе ситуации такое пугающее словосочетание, как "экологическая катастрофа". Так ли всё ужасно на самом деле?

Намыв в 1,5%

Должной оценки влияния намывных территорий на экосистему залива до сих пор не сделано. Именно поэтому сторонники создания "намывов" угрозы не видят, а противники, кроме общих соображений о том, что новые земли меняют сложившееся в природе статус–кво, никаких убедительных, подтверждённых серьёзным моделированием, аргументов предложить не могут. Так, строительство "Морского фасада", одного из самых масштабных проектов намыва, предполагает создание 476 га суши. При этом площадь водного зеркала Маркизовой лужи составляет 32 900 га. То есть новая суша покроет лишь 1,5% водной поверхности.
С другой стороны, проектов намыва несколько, и, если все они окажутся реализованы, какой станет конечная конфигурация берега — пока неизвестно. Так что фактор намыва — уравнение с очень большим числом неизвестных.

Изменение глубин

Добыча намывного песка — это, можно сказать, процесс, противоположный созданию намывных территорий. Основным риском для экосистем в данном случае является потенциальное уменьшение площадей для нереста ряда рыб. Кроме того, мелководья — это всегда особо богатые экосистемы как в плане биоразнообразия, так и в части запасов биомассы. Учитывая, что при создании намывных территорий тоже страдают именно мелководья, проблема требует подробного изучения.
Сокращение площади мелководий из–за добычи намывного песка и создания намывных территорий в какой–то степени уравновешивается уменьшением глубин в других местах Маркизовой лужи уже вследствие изменения проточности. Это наглядно видно на примере прилегающей к дамбе акватории, где мелководья активно зарастают макрофитами и, соответственно, ещё больше мельчают.
Строительные работы — это в том числе размещение размываемых грунтов, временное складирование сыпучих материалов, эрозия почвы в результате вырубки леса. Соответственно, всё это увеличивает приток взвешенных частиц в прибрежную акваторию, а учитывая, что наш регион активно развивается, строящихся объектов достаточно много. При этом для увеличения выноса взвешенных частиц объект строительства необязательно должен находиться непосредственно на берегу моря, крупные реки могут нести взвесь с разного расстояния в зависимости от скорости течения, наличия геохимических барьеров и других гидрологических показателей.
Таким образом, скорее всего, площадь мелководий, несмотря на компенсационные механизмы, всё–таки уменьшается, но масштаб явления до конца не понятен.
Что касается мест нереста рыб и гнездования птиц, то ситуация ещё более неоднозначная, чем с показателями глубин. В природных экосистемах, если они не уничтожаются человеком напрямую, нет однозначно плохих или хороших изменений. Уменьшение одних видов ведёт к увеличению численности других. Экосистема через систему трофических цепочек перестраивается под действием внешних физико–химических факторов и достигает нового уровня стабильности с иными количественными и качественными показателями.

Строительство терминалов

Если делить целостную экосистему Финского залива на части, то самым логичным можно считать сегментирование залива на Маркизову лужу (то есть участок от устья Невы до дамбы) и остальную акваторию.
Главным в этом делении является тот факт, что наличие дамбы уменьшает водообмен в Маркизовой луже, так что с точки зрения экологических рисков вынесение портовых мощностей за её пределы шаг логичный. Однако воздействуют на экосистему не только промышленно–перевалочные портовые сооружения, но и увеличивающийся развлекательный флот. Посторонние предметы попадают в воду не только при погрузочно–разгрузочных работах, но и с прогулочных яхт.
С точки зрения охраны природы принципиально, чтобы антропогенное воздействие на Маркизову лужу было снижено и минимизировано, но каким образом это будет сделано: через изменение технологий в рамках существующей специализации и усиления контроля за проведением работ либо через концептуально новое использование порта для экосистем — значения не имеет.

Судоходство

Движение судов как таковое воспринимается как минимальный из существенных рисков. Он локализован, поскольку судоходство осуществляется по фарватеру. Основное воздействие этого фактора связано с поддержанием необходимой глубины фарватера и попаданием отходов за борт. Таким образом, расширение развлекательного флота Петербурга — это не только усиление рекреационного потенциала города, но и увеличение риска загрязнения Финского залива.

Неочищенные стоки

Загрязнение Финского залива — наиболее значимый из всех рисков, который наряду с экосистемами непосредственно затрагивает интересы человека. Основную угрозу представляет сброс неочищенных сточных вод через водотоки бассейна Финского залива, а это огромная площадь, занимающая территорию нескольких субъектов РФ.
Точно оценить динамику в численном выражении не представляется возможным из–за недостатка информации. Однако неоспоримо, что антропогенная нагрузка на экосистему Финского залива усиливается.
Если прежней условной моделью было загрязнение относительно чистой Невской воды при прохождении через территорию Петербурга, то теперь, когда даже воды Ладожского озера уже не могут похвастаться прежними олиготрофными (бедными органикой) показателями, можно говорить именно о негативной тенденции. Оценочные цифры по сбросам опираются, как правило, на официальные данные и экстраполяцию, но, как показывает практика, многие источники загрязнения оцениваются необъективно, показатели загрязнения занижаются, что искажает общую картину.
Основными поллютантами, угрожающими здоровью человека, потребляющего морепродукты Финского залива, являются тяжёлые металлы, бензопирен и иные вещества, накапливающиеся в тканях через трофические цепочки: фитопланктон — зоопланктон — рыба. С годами спектр поллютантов меняется. Переход фотографии с плёночной на цифровую привёл к уменьшению попадания серебра в канализацию от жилого сектора, но современные моющие средства, в свою очередь, оказались агрессивнее, чем хозяйственное мыло советского производства. Учитывая разнообразие химических веществ, а также то, что учёные постоянно создают новые, — оценка воздействия на природу поллютантов не поспевает за техническим прогрессом общества потребления.
Что касается продуцируемых сельским хозяйством и канализацией привычных для природы азота и фосфора, то они, повышая эвтрофикацию (плодородие) вод, ведут к усиленному росту водной растительности. Таким образом, можно сказать, что по мере усиления антропогенного воздействия усиливаются и механизмы самоочищения. Однако возможности природных экосистем к самоочищению небезграничны.
Несмотря на то что экологические проблемы Финского залива многочисленны и многовекторны, говорить об экологической катастрофе всё–таки преждевременно. Большинство проблем неоднозначны и требуют дополнительных исследований.