Выборная кампания-2021: метафоры и аналогии

Избирательная машинка доехала до места назначения. Речь, конечно, идёт о той машинке, которая везла кандидатов от власти, которые и победили по итогам выборов. Интересно разобрать её и посмотреть — что же там внутри. Если потом обнаружатся "лишние" детали — не беда. На ней всё равно никто никуда не поедет. До следующих выборов.

Инерционный механизм

Уже не первый раз машина возит своих пассажиров за счёт инерционного механизма. Инерция, двигающая её, — это те преимущества, которые были получены за время, предшествующее избирательной кампании, до её старта. То есть в то время, когда получатели этих преимуществ не были стеснены избирательным законодательством. Ни в плане финансовых трат, ограниченных в период кампании, ни в плане чиновного участия, в ней и вовсе запрещённого.
Какие это преимущества?

Известность

И обычная логика, и практика избирательных кампаний убеждают нас в том, что если кандидата не знают, то вероятность того, что его куда-то изберут, отсутствует. Добиться известности, начав с нуля, за период кампании, да ещё в условиях конкуренции, крайне сложно. Это требует средств и профессионализма политтехнологов. У нынешних кандидатов не было ни того, ни другого. Поэтому известность они получали до начала кампании. Этому способствовали депутатские полномочия, должности чиновников в исполнительной власти. Того, кто не преуспел в этом непростом деле, поднимала вверх известность партии. А она у "Единой России" — максимально возможная. Любой неизвестный кандидат с партийным брендом (впрочем, это касается всех партий, не только "ЕдРа") получал хоть какой-то шанс.

Рейтинг

К началу кампании, согласно социологическим замерам, "Единая Россия" опережала всех конкурентов. И это несмотря на значительное (и неуклонное) падение рейтинга в течение года. То есть, несмотря ни на что, определённая часть электората была готова выразить предпочтение кандидатам от власти. Как мы уже знаем, в конечном итоге только единицы кандидатов–одномандатников от "ЕдРа" получили результат, превышающий результат партии на их округе. В отличие, скажем, от сильных оппозиционеров, которые "тащили" свои партии по своим округам.

Административный ресурс

Возвращаемся к детской машинке (инерционной). Помните, какая была разница в том, кто накручивает маховик перед запуском: папа или сам ребёнок. Вот. Когда маховик накручивал папа, машинка могла ехать долго и быстро. Аналогии уместны. В данном случае роль крепких и заботливых родительских рук выполняла исполнительная власть. Прямые выплаты пенсионерам, военным и курсантам от президента. Губернаторские выплаты учителям. Менее громкие, но существенные раздачи на уровне районов. К этому надо прибавить точечные ремонты (дорог, детских площадок, парадных, школ и т. д.). Всё это работало на имидж и рейтинг не только самой власти, но и партии власти и её кандидатов. Плюс — рекомендации работникам бюджетных организаций (за кого правильно голосовать), организация встреч с трудовыми коллективами… Когда всё это делается системно и последовательно, это имеет эффект.

Критичное условие

Итак, "ЕР" и её кандидаты ещё в начале кампании имели гандикап, стартуя с более выигрышных позиций, с ресурсом, превосходящим своих конкурентов. У них у всех была какая-никакая известность среди правильного (своего) электората, у них был рейтинг (среди того же электората) и механизм привлечения на выборы — того же самого электората. При отсутствии осмысленного сопротивления машинка почти наверняка должна была привезти к победе. Пусть и не безукоризненно честной, но совершенно не скандальной. А это, согласитесь, тоже немаловажно.
Главное условие для этого — оставаться в тех параметрах, которые ведут к победе. То есть — постараться привести на выборы электорат, поддерживающий власть. И оставить дома всех остальных. Так бывало не раз.

Слабое место

Работу этого эффективного (без иронии) механизма, вне всякого сомнения, можно осложнять. Но это тоже требует ресурсов (финансовых, кадровых, интеллектуальных), с которыми у конкурентов большие проблемы. Главная опасность для этой машинки (опять же — как в детстве): на её пути не должно возникать препятствий. Иначе колёса крутятся, но никто никуда не едет.
В нашем случае — нужно, чтобы во время кампании не происходило событий, привлекающих внимание к выборам граждан, голосующих не по инерции, а делающих это сознательно либо из протестных побуждений. И не входящих в мобилизационные списки бюджетных или ветеранских организаций, подопечных социальных служб. Тем более — не должно происходить ничего, что мотивирует таких граждан участвовать в выборах.

Casus belli

Ровно это и случилось в нашей кампании. Хотя ни вины, ни заслуги конкурентов "ЕР" здесь нет. Некие политтехнологи от власти все проблемы организовали сами. История с двойниками–тройниками Бориса Вишневского наделала столько шума (в городе, стране и даже на Западе) и вызвала столько справедливого негодования петербуржцев, что наперекосяк пошло почти всё. И не только в округе, где баллотировался сам Вишневский. В результате пришлось на всю катушку использовать возможности трёхдневного голосования: вбрасывать, подменять, переписывать...

Самое интересное

Оно состоит в отсутствии широкого протеста против массовых фальсификаций, как это бывало прежде (вспомним 2011 год, Болотную и т. д.). Тема "прожила" в соцсетях положенные ей 3 дня. Ровно столько сегодня живёт любая, даже более важная тема, если не поддерживается искусственно. А среди обманутых оппозиционеров не нашлось никого, кто бы захотел протест организовать и тем более возглавить. Что очень понятно.
Общество отреагировало… никак. Народ безмолвствует — бессмертная ремарка национального гения. В этом и есть самый важный итог выборов-2021.