Год большой волатильности: финансисты запаниковали после эйфории

2021‑й на финансовых рынках прошёл под знаком надежды, которая, увы, слишком часто обманывала. Волны эйфории сменяли внезапные панические атаки.

Начиналось всё весело, даже слишком. Под занавес срока уходящего президента Дональда Трампа странные люди в нелепой одежде и рогатых шлемах вели себя как болельщики после свистка, возвестившего о поражении любимой команды. Зато в день инаугурации Джо Байдена американские индексы показали максимумы.
В последующие месяцы рынок Америки приноровился к новому гаранту. Какого–то переворота он пока не произвёл. Между тем именно в его правление Федеральной резервной системе США придётся сделать решительный шаг — начать поднимать ставку. Пока аналитики предсказывают, что изменение политики случится в начале 2023 года, — но кто знает, может быть, придётся действовать более решительно. Но мы же пишем обзор года уходящего, а не занимаемся прогнозированием будущего.
Вернёмся в год 2021-й. Инфляция в США разгоняется, индекс потребительских цен к его концу — 6,2 % годовых, это рекорд за три десятилетия.

Электричество повезёт

Год за годом электромобили из игрушек для богатых и озабоченных проблемами окружающей среды ответственных людей превращаются в просто транспортное средство.
В январе американский производитель электромобилей Tesla Inc. впервые в своей истории объявил, что завершил год (2020-й) с чистой прибылью.
Мегаторговец Alibaba совместно с китайским государственным автоконцерном SAIC Motor и инвестфондом Шанхая представил свой первый электромобиль.
Американский производитель премиальных электромобилей Lucid, основанный бывшим инженером Tesla, успешно вышел на биржу (в начале года его акция стоила около $10, а в начале декабря — уже $54).
В США акции производителя электромобилей Rivian разместили по $78. Компания начала торговаться на бирже Nasdaq 10 ноября.
Да и ценные бумаги самой Tesla радовали инвесторов: год они встречали с $770, а к декабрю достигли $1160. При этом прогнозов, что это всё же пузырь, — немало. Кстати, аккурат к концу года стало известно, что основатель компании Илон Маск продал порциями 9,2 млн акций Tesla, выручив порядка $9,9 млрд.

Сила малых

Мелкие частные инвесторы чувствуют себя мощной силой. Но только в Америке и в России проявляется это по-разному.
В США скандалы не только на бирже, но и в обществе вызвали координированные атаки. Наиболее показательна история продавца видеоигр GameStop.
Если очень коротко, то была себе сторнирующая компания с такими же унылыми акциями. И вот отдельные игроки сговорились и стали скупать её ценные бумаги. По закону спроса–предложения курс взлетел. А "профи", которые играли на понижение, исходя из исключительно фундаментальных показателей фирмы, попали на деньги.
Фактически это пример манипулирования рынком, что вообще-то карается по закону. Беда в том, что регуляторы умеют (в США особенно хорошо умеют) ловить крупных манипуляторов. Тут же сила каждого участника разгона (пампа) ничтожно мала. И регулятор по сути — бессилен.
В России же продолжается количественный рост граждан-владельцев ценных бумаг. Точные цифры несколько расходятся, но ориентировочно их сегодня уже 16 млн человек. Причём это только держатели биржевых счетов (те, кто стал акционером в ходе приватизации 90-х, в это число не входят). Косвенно рост их числа сказывается и на политической ситуации в стране: недавно созданная партия "Новые люди" прошла в парламент, а ведь она фактически ориентирована на новую буржуазию. Если вы акционер крупного банка, металлургической фирмы, нефтяного концерна, то вряд ли вас порадует перспектива передела собственности.
Москва, Московская область и Санкт-Петербург являются лидерами не только по абсолютному числу клиентов и объёму активов, но и по количеству клиентов брокерских фирм на 1 тыс. населения. А ведь случись в стране кризис, общественные настроения в столицах могут оказаться решающими.

Взлёт "Газпрома" и других

Российский газовый гигант показал новый максимум цен в рублях — 390 рублей (округлённо). На максимумах в 2021-м побывали и котировки других — бумаги "Лукойла" и Сбербанка, например.
Беда в том, что истинный максимум "Газпрома" был, когда его акция стоила около 370 рублей, но только тогда рубль был вдвое крепче. Дело было в 2008 году, кто помнит.

Новые звёзды

В России интерес к инвестированию вызвал волну IPO. Они (сюда же относятся SPO — вторичные публичные предложения), а также размещения компаний, которые зарегистрированы за пределами нашей страны, но имеют российские активы, — это фактор развития рынка. Его рост в ширину.
Вот лишь немного новостей из 2021 года.
Fix Price Group Ltd получил листинг своих депозитарных расписок на Московской бирже. Бумаги включены в первый котировальный список. Fix Price — крупнейшая в России сеть магазинов фиксированных цен.
Принадлежащая АФК "Система" лесопромышленная компания Segezha Group увеличила уставный капитал вдвое, разместив дополнительные обыкновенные акции в количестве 11,94 млрд по открытой подписке.
Первое IPO за 9 лет прошло на рынке медицинских услуг. "Европейский медицинский центр" привлёк от инвесторов $500 млн. Всю компанию на бирже оценили в $1,1 млрд.
Ровно такую же ($1,1 млрд) капитализацию получил интернет-агрегатор объявлений о недвижимости ЦИАН, проведший IPO в ноябре.
В конце года "СПБ биржа" (бывшая Санкт–Петербургская биржа) блестяще провела IPO. Акции разместили по верхней границе, за считаные дни до масштабной коррекции широкого рынка. Всего компания разместила 15,2 млн акций (13,3% от акционерного капитала). Цена была установлена в $11,5 за одну акцию. Капитализация, исходя из цены размещения, — $1,3 млрд.
Это очень примечательная цифра. Специализация биржи — торговля иностранными ценными бумагами в России. Значит, дорогие сограждане хотят продолжать активно вкладываться "в Америку" (кавычки нужны, так как речь и о Европе, и об Азии, просто в США — больше).
И ещё: совсем недавно миллиардная капитализация (в долларах) была рубежом. На наших глазах она превратилась в вещь более–менее достижимую.
Между тем на рынке IPO российских компаний сейчас "не всё так радужно", считает ЦБ. Регулятор хочет и инвесторов защищать, и конвейер для капитала создать. Просадка рынка может иметь нежелательные социальные последствия — и о ней, в самом деле, лучше подумать заранее.