понедельник, 29 ноября 2021
$

Зачёт в Думе не сдал: ПФР как искусственная "присоска" к бюджету

Автор фото: Вячеслав Прокофьев/ТАСС
Вчера глава "Справедливой России — За правду" (СРЗП) Сергей Миронов потребовал отставки от председателя правления Пенсионного фонда России (ПФР) Андрея Кигима. Миронова не устроило, как Кигим общался с депутатами в Думе 19 октября.
"По сути не ответил ни на один вопрос. Значит, либо он издевается, либо не владеет ситуацией", — заявил Миронов.
Во вторник, 19 октября, нижняя палата заслушивала отчёты об исполнении бюджета и внебюджетных фондов за 2020 год. Больше всего вопросов было адресовано даже не министру финансов Антону Силуанову, а именно Кигиму. А он (тут сложно не согласиться с Мироновым) либо обещал подготовить справку о том, что интересовало депутата, к следующей встрече в Охотном ряду, либо рекомендовал переадресовать вопрос в Минтруд. Глава ПФР оказался не готов к публичной полемике. Временами вёл себя высокомерно, за что был удостоен замечания от думского спикера Вячеслава Володина.
Но отставка Кигима — не главное, на чём настаивает Миронов. Его партия явно взяла курс на ликвидацию ПФР. Об этом говорили почти все депутаты СРЗП, которым Володин 19 октября предоставил слово. И при всей популистской составляющей этой идеи она вовсе не лишена смысла.
Согласно представленному в Думе отчёту–2020, бюджет фонда исполнен с профицитом 576 млрд рублей. И всё бы ничего, но 46,5% его доходов (4,8 трлн) — прямые вливания из казны. Вывод напрашивается сам собой: ПФР превратился (не сейчас, конечно, а давно) в искусственную "присоску" к бюджету.
Около 20 лет назад фонд представлял собой влиятельную структуру — разрабатывал концепцию пенсионной реформы, исполнял свой бюджет с профицитом, не требуя денег из казны. Но с тех пор произошло слишком много: федеральные власти взяли курс на консолидацию всех госфинансов в одной кубышке — бюджете, накопительный пенсионный механизм уничтожен, пенсионный возраст — повышен.
В этих условиях смысл существования ПФР с его дорогущими зданиями и невероятным по численности персоналом (110 тыс. человек) теряется. Фонду и его руководителям нужно, конечно, сказать спасибо за созданные цифровые сервисы — они действительно почти безупречны. Но "подхватить" эти сервисы в силах и сеть МФЦ, и Казначейство России, и много кто ещё. Сам же фонд оказался никому не нужен. Он в этом не виноват — просто наступило другое время. И в политическом плане, и в технологическом.