Фото: Яндолин Роман

Секреты в тесте: поможет ли новый барьер уберечь от глупых потерь на бирже

С 1 октября началось массовое тестирование неквалифицированных инвесторов, жаждущих покупать сложные финансовые инструменты. "ДП" спросил у профессионалов фондового рынка, нужны ли эти самые инструменты новичкам и сможет ли тестирование уберечь "неквалов" хотя бы от самых глупых потерь на бирже.

Стремление регулятора как–то защитить миллионы неопытных инвесторов, хлынувших в последние годы на биржи в поисках более высокой доходности, чем по банковским депозитам, воплотилось в идее построить некий барьер, который оградит их от импульсивных покупок. Барьер получился не очень высоким и со множеством лазеек, но по крайней мере он заставит хотя бы некоторых новичков на насколько минут задуматься о рисках, полагают опрошенные эксперты.

Награде нужны герои: петербургским инвесторам вернули форум и премию

Награде нужны герои: петербургским инвесторам вернули форум и премию

216
Иван Ершов

С начала октября неквалифицированный инвестор может без тестирования приобрести только самые простые и наименее рискованные инструменты, такие как акции российских компаний, допущенные к организованным торгам, государственные облигации РФ, ипотечные облигации, облигации российских эмитентов с высоким кредитным рейтингом, паи биржевых, открытых и интервальных паевых фондов, а также иностранные ценные бумаги, входящие в индексы из утверждённого Банком России перечня.

Некоторые инструменты так и останутся недоступными для "неквалов". Например, это паи хедж–фондов и некоторых типов ЗПИФов — для их покупки придётся, как и прежде, получать статус квалифицированного инвестора. Этот барьер гораздо сложнее, но и он в принципе преодолим (см. "ДП" № 054 от 21.04.2021). Однако ряд других инструментов можно купить после прохождения тестирования. Оно разделено на два блока. Первый — "Самооценка" — включает три вопроса, позволяющих определить опыт инвестора. Второй блок — "Знание" — состоит из четырёх вопросов об особенностях и рисках инструментов, входящих в одну из 11 групп (перечень см. на рисунке).

При покупке облигаций со структурным доходом тестирование стало обязательным с 1 сентября 2021 года, иностранных неспонсируемых ETF — станет таким с 1 апреля 2022 года, а для остальных инструментов из перечня — с 1 октября 2021 года.

Зачем эти сложности

Для начала "ДП" обсудил с экспертами, так ли необходимы начинающему инвестору сложные финансовые инструменты. Помогут ли они защитить капитал в случае крупных потрясений на финансовых рынках и насколько вероятны в ближайшие месяцы такие потрясения? Сошлись на том, что большинство этих инструментов в случае паники на бирже будут бесполезны при отсутствии опыта их использования. Много ли новобранцев способны эффективно применять оружие в первом бою? Новичок вряд ли сможет из фьючерсов и опционов сделать какую–то стратегию для защиты от падения рынка, и никакие подсказки в телеграм–каналах или инструкции на ютубе им здесь не помогут.

Но вот составить диверсифицированный портфель из акций и облигаций, номинированных в разных валютах, часть из которых будет рассчитана на интенсивный рост во время биржевого подъёма, а другая часть — на сохранение стоимости портфеля во время паники, новичку вполне по силам. Правда, для этого ему понадобится нечто большее, чем подготовка к простому тесту. Нужны консультации профессионалов — инвестиционных советников, управляющих и т. д.

Инвесторы набрали темп: самые перспективные стартап-ниши

Инвесторы набрали темп: самые перспективные стартап-ниши

1140
Анастасия Жигач

"Есть такая шутка: “Бычий рынок — это случайное движение котировок, из–за которого инвестор принимает себя за финансового гения. Медвежий рынок — это период от 6 до 18 месяцев, когда дети не получают карманных денег, а жена — подарков”. Впереди будут и падения, в том числе очень большие. И вот для того, чтобы инвесторы понимали, с чем они сталкиваются, какие риски на себя берут, и создано тестирование. Мы оцениваем его как простое, но почти достаточное для общего понимания рисков", — говорит Всеволод Лобов, директор по инвестициям ООО "УК “ДОХОДЪ”".

По его мнению, факторы, которые способствовали росту фондовых индексов с марта 2020 года, всё ещё сохраняют силу, но с учётом намёков ФРС США о сворачивании монетарного стимулирования и на то, что в следующем году начнётся повышение ставок, любой инвестор понимает, что в этих условиях часть денег уйдёт на денежный рынок. Будущее восстановление экономики не очевидно. И поэтому диверсифицированный портфель из разных инструментов, в том числе иностранных, необходим для инвестора, считает Лобов. И то, что многие инвесторы сумеют получить доступ к таким инструментам, пройдя тестирование, очень хорошо.

"В значительной степени природа роста фондового рынка заключается в мягкой и сверхмягкой денежно–кредитной политике, — констатирует Сергей Хестанов, советник гендиректора по макроэкономике “Открытие Брокер”. — Поскольку вот уже несколько месяцев в развитых странах инфляция ускоряется, растут риски, что основные мировые центробанки ужесточат ДКП, и это может породить достаточно глубокую коррекцию. А опыт анализа поведения начинающих инвесторов показывает, что в этой ситуации многие из них начинают нести убытки. Иногда эти убытки провоцируют иррациональные действия. Поэтому озабоченность регулятора в общем–то понятна. Его реакция, с одной стороны, классическая: введение определённых барьеров. С другой стороны, всегда есть риски, что тестирование может быть либо слишком мягким и не будет свою функцию выполнять, либо, наоборот, слишком жёстким, что создаст непреодолимый барьер для части инвесторов. Кто–то из них может совсем уйти с рынка, кто–то — выбрать офшорные инвестиционные компании".

По словам опрошенных представителей брокерских компаний, расходы на организацию тестирования при наличии развитой IT–инфраструктуры были для них несущественны. Разве что понадобилось некоторое время на внесение изменений в личном кабинете при обновлении программного обеспечения.

Умный гору обойдёт

Брокеры напомнили, что у новичков, желающих во что бы то ни стало попробовать "на зуб" сложные инструменты, есть несколько способов это сделать. Помимо тестирования, не требующего глубоких знаний, проходящего бесплатно и без ограничения количества попыток, можно было просто до 1 октября совершить хотя бы одну сделку с выбранным инструментом. Тогда инвестор уже после рубежной даты считается достаточно опытным для продолжения подобной торговли.

Если эта возможность упущена, а тест проходить не хочется, можно купить вожделенный продукт по праву "последнего слова" на ограниченную сумму — 100 тыс. рублей. Если один лот выбранной ценной бумаги стоит больше, то "последнее слово" позволяет приобрести один лот.

Впрочем, некоторые ограничения для "неквалов" всё–таки останутся.

"Мы как биржа боролись за то, чтобы расширить допуск инвесторов к максимальному количеству инструментов, включив их в различные индексы, — вспоминает Павел Пахомов, руководитель аналитического центра СПб Биржи. — Создавали специально индексы под это тестирование. Но возникает вопрос: например, когда акции Facebook вышли на IPO, они не были включены ни в какие индексы. Акции подобных компаний не будут доступны инвесторам, хотя они будут очень популярны. Как будем пересматривать это правило? Ведь иначе инвесторы проголосуют ногами, они будут уходить с российского рынка, где нет доступа к этим инструментам. Этот процесс мы уже видели в 2011–2012 годах".

База доверия

Брокеры и управляющие в основном поддерживают идею создания единой базы оттестированных неквалифицированных инвесторов, предложенную недавно руководителем Службы по защите прав потребителей и обеспечению доступности финансовых услуг Банка России Михаилом Мамутой. Однако отмечают её серьёзные изъяны. Это отсутствие гарантии, что тот или иной конкурент качественно провёл тестирование, и риск того, что этот реестр появится в свободном доступе и его будут использовать как базу для холодного обзвона компании околофинансовой сферы. Так что, возможно, до создания такой базы дело и не дойдёт. Тем более что тест действительно простой и его можно сдать несколько раз в один и тот же день у разных брокеров, тратя на каждую следующую попытку всё меньше времени.

Более насущной проблемой брокеры считают отсутствие единой базы квалифицированных инвесторов.

"По поводу общей базы оттестированных неквалифицированных инвесторов — это хорошая идея, — соглашается Всеволод Лобов. — Но более необходим общий список квалифицированных инвесторов. Именно им каждый раз приходится доказывать, что они имеют этот статус, у каждого брокера, с которым они работают. Это очень неудобно, тем более в мире, где доступно быстрое открытие счетов и быстрое начало операций. Задержки, связанные с проверкой документов, отсылкой каких–то сканов и т. д., раздражают. А что касается "неквалов" — им пройти тест ещё раз должно быть несложно".

Сергей Хестанов привёл в пример немецкий опыт. "В Германии есть организация, поддерживающая подобную базу, и там очень интересно решён вопрос баланса между удобством и конфиденциальностью. Человек, который открывает счёт у брокера, если он сам хочет, чтобы данные о его статусе были запрошены в общей базе, делает соответствующее заявление. 99% соглашаются на это. Я предполагаю, что части неквалифицированных инвесторов может не понравиться, если все будут знать о том, какие тесты они прошли", — предупредил он.

На убытках учатся

Зато в ещё одном вопросе опрошенные "ДП" профессионалы с регулятором в основном разошлись. Банк России, создавая механизм тестирования, упоминал в качестве одной из целей борьбу с мисселингом, то есть с продажей неискушённым клиентам сложных продуктов, которые не соответствуют их целям и интересам. Брокеры и управляющие считают, что эту проблему тестирование никак не решает. Как не спасает оно и от финансовых потерь, неизбежных для многих инвесторов и для абсолютно всех биржевых спекулянтов. Потому что причиной таких потерь служат, как правило, не пробелы в понимании специфики того или иного инструмента, а банальные страх и жадность.

Как считает Павел Пахомов, тестирование в некоторых случаях может играть даже негативную роль. "Человек, сдав тест относительно легко, быстро забудет вопросы и пищу для размышлений не получит, — рассуждает он. — Но некоторая самоуспокоенность может наступить. А на самом деле он по–прежнему знает очень мало, хотя и считает себя дипломированным специалистом. Так что, пока он не потеряет деньги, не поймёт своих ошибок, он знаний не накопит. Некоторые даже после таких потерь не понимают до конца. Но их затягивает процесс. Они десятилетиями торгуют, отдают рынку свои 10–20 тыс. в месяц и ничему не учатся. Зато он в рынке, он чувствует себя комфортно. Я таких людей знаю. Им тест точно не поможет".

В то же время представитель СПб Биржи поддержал мнение Банка России, что тестирование отчасти препятствует мисселингу. "Распространение мисселинга зависит от общего уровня финансовой грамотности, — говорить он. — Когда тебе предлагают 20–30% в месяц, ты должен сразу задавать вопрос: откуда это и какие здесь риски? И этот вопрос должен приводить к тому, чтобы начать разбираться".

"Тестирование не помогает решить проблему мисселинга, — уверен тем не менее Всеволод Лобов. — Банк России немного приблизил решение этой проблемы, обязав при продаже сложных, прежде всего структурных, продуктов указывать различные сценарии движения цен на рынке и вероятности их реализации и получения различной доходности. Тут есть ещё куда двигаться, это очень правильное направление в регулировании. Тесты же рассчитаны на защиту самых неопытных инвесторов".

О психологических причинах финансовых потерь со знанием дела рассказал Сергей Хестанов. "Рынок — величайший соблазнитель, — нагнал драматизма он. — Основная причина финансовых потерь, если не брать во внимание людей, которые стерильно ничего не знают о финансовых продуктах, заключается в том, что на рынке постоянно возникают паттерны, которые порождают характерные психологические ошибки. А пресловутая борьба жадности и страха так и соблазняет эти ошибки совершать. Как учит нас опыт обычной жизни, не связанной с инвестициями, когда человек что–то хочет сделать, он обязательно сделает. И дальше, в зависимости от конкретного индивида, либо он вынесет уроки и в следующий раз, когда этот паттерн повторится, уже ошибку не совершит, либо нет. Это в основном зависит от психологии человека, и внешними усилиями, тем более какими–то тестами, это изменить невозможно. Но, с другой стороны, тест решает другую важную задачу, тоже психологическую. Он приводит к тому, что, если человек получает убыток, сам факт того, что он тест сдавал, позволяет ему понять, что он сделал не так и из–за чего риски из категории абстрактной перешли в категорию конкретную.

Поэтому, с одной стороны, некоторая польза от тестов будет, но с другой — не стоит обольщаться, есть некоторый набор психологических ошибок, которые, пока человек их не совершит, пока на своей шкуре не испытает, сколько о них ему ни рассказывай, он не поймёт. Очень часто люди, зная про риски, ими сознательно пренебрегают.

Я считаю, что человеческая психология внешнему изменению почти не поддаётся, а цель тестов — скорее дать формальный повод брокеру и регулятору, если человек потерпел убыток и проявляет недовольство, сказать: “Ну, милостивый государь, мы же предупреждали, и вы же сами сдавали тест, и есть подтверждение, что вы знали о рисках. Нечего на зеркало пенять, коли рожа крива”".

Тестирование обсуждалось профсообществом достаточно долго. Мы старались донести свои точки зрения Центральному банку, найти компромисс. В итоге между жёстким вариантом, который ЦБ изначально предлагал, и лёгким, который предлагало профсообщество, была найдена некая золотая середина. Дискуссии шли достаточно ожесточённые, и в итоге были сформулированы 11 блоков (с учётом рынка Форекс — 12), которые наиболее полно покрывают весь спектр инструментов, которые востребованы у клиентов, но могут нести в себе риски. Цель тестирования заключается в том, чтобы инвестор обладал необходимым набором знаний, чтобы учитывать эти риски. Но тестирование не предполагает обязательного прохождения всех блоков — инвестор сам может выбрать те, которые необходимы, чтобы использовать соответствующие инструменты. Все мы прекрасно помним краткосрочный период 2020 года, когда цены на нефть уходили в отрицательную зону, из–за чего пострадало большое количество клиентов разных брокеров. Тестирование позволяет оценить финансовые инструменты с точки зрения не только доходности, но и рисков. Обладая минимальным набором знаний и пройдя тест, инвестор может осознавать потенциальные негативные моменты.
Дмитрий Леснов
Дмитрий Леснов
руководитель управления мониторинга и развития клиентского сервиса АО "Финам"
Мы столкнулись с уникальной ситуацией, когда на рынок пришло огромное количество неподготовленных людей, которые ранее имели дело только с банковскими депозитами. Они пришли, увидев истории успеха, двукратный и трёхкратный рост акций за короткий период. То есть экспозиция на риск у среднего инвестора кардинально изменилась. И это действительно может тревожить нас и регулятора. Мы видим картины, похожие на 2008 год с точки зрения поведения инвесторов. Поэтому любая лишняя возможность спросить: "А тебе это нужно?" — может оцениваться положительно. В этом плане тест, который ввёл регулятор после общения с профсообществом, можно только приветствовать. С другой стороны, нельзя перегнуть палку, чтобы инвесторы, столкнувшись с ужесточением регулирования, начали уходить в какие–то вообще не регулируемые сферы, такие как крипторынок и нерегулируемый Форекс. Я считаю, что тест, который запущен с 1 октября, более чем адекватен и действительно может помочь инвесторам. Он, с одной стороны, либерален, а с другой — заставляет человека лишний раз задуматься. Тест охватывает почти весь перечень сложных инструментов.
Никита Демидов
Никита Демидов
директор петербургского филиала "БКС Мир инвестиций"
Александр Пирожков Все статьи автора
5 октября 2021, 08:11 338
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама