Дмитрий Маракулин Все статьи автора
21 сентября 2021, 08:21 597

Берцы, пулемёт и табак: почти 70% таможенных споров не обходятся без экспертизы

Фото: Петр Ковалев

Среди таможенных споров попадаются неординарные, а в некоторых случаях даже эксперты не могут помочь разобраться в ситуации.

Примером может послужить история вертолётного центра "Хели–драйв Северо–Запад" из Петербурга. Компания несколько лет назад ввезла в страну два новых вертолёта марки Bell–429. Санкт–Петербургская таможня изменила классификацию товара и доначислила компании почти 30 млн таможенной пошлины (в том числе НДС). Однако "Хели–драйв Северо–Запад" пожаловалась в арбитражный суд и в первых двух инстанциях выиграла спор против таможни. Но в мае этого года Арбитражный суд Северо–Западного округа, куда таможня подала кассационную жалобу, отменил решения своих коллег и отправил дело на новое рассмотрение, решение пока не вынесено.

Документы куда–то отправлены: автоматизация таможни привела к расходам бизнеса

Документы куда–то отправлены: автоматизация таможни привела к расходам бизнеса

586
Юлия Журавлёва

В спорах с таможенными органами о классификации товаров в соответствии с ТН ВЭД ЕАЭС (Товарная номенклатура внешнеэкономической деятельности Евразийского экономического союза) практически всегда необходима судебная экспертиза. "Именно она позволяет независимому специалисту в конкретной отрасли установить классифицирующие признаки спорного товара или их отсутствие. Суд не обладает необходимыми знаниями, а таможенные органы проводят экспертизу в таможенных экспертных учреждениях, фактически не являющихся независимыми", — подчёркивает адвокат Елена Легашова, управляющий партнёр АБ "Юсланд".

При этом среди экспертиз, которые назначаются для урегулирования подобных споров, встречаются достаточно необычные.

Жевать или сосать?

Так, старший юрист юркомпании "ДЛА Пайпер" Сергей Васильев обращает внимание на процесс, в рамках которого петербургское ООО "Глобус" выступило против решения Северо–Западного акцизного таможенного поста Центральной акцизной таможни (СЗАТП).

Речь шла о классификации табака, который "Глобус" определил как жевательный. Однако таможенная экспертиза признала табак сосательным (ставка таможенной пошлины — 20%). На основании заключения экспертов СЗАТП выставил "Глобусу" требование на 13 млн рублей — за нарушение обязательств об использовании приобретённых акцизных марок в соответствии с их назначением.

Импортёр не согласился с выводами таможни и заказал собственную экспертизу. Специалистам для исследования предоставили товар, который ввёз "Глобус", и образец "табака сосательного", который компания приобрела на территории ЕАЭС.

Классовый подход: суды начали занимать сторону бизнеса в спорах с таможней

Классовый подход: суды начали занимать сторону бизнеса в спорах с таможней

723
Дмитрий Маракулин

При сравнении двух видов образцов (жевательного и сосательного табака) эксперты установили их полное несоответствие друг другу как по виду, так и по плотности. Кроме того, обращает внимание Сергей Васильев, независимые эксперты указали на противоречия в заключении своих коллег из таможни и на нарушения процедуры исследования.

Собственно, независимая экспертиза помогла "Глобусу" отстоять свою позицию в арбитражном суде.

Из чего ботинки?

"На практике редко, но встречаются такие абсурдные ситуации, когда даже экспертные заключения не помогают суду установить, кто верно определил классификационный код товара по ТН ВЭД ЕАЭС — таможня или компания", — говорит Сергей Васильев.

Именно такая ситуация произошла с берцами, которые петербургское ООО "Континент" ввозило через Выборгскую таможню. Компания их задекларировала как ботинки мужские с подошвой из резины, верх которых выполнен из синтетической кожи (ПВХ). Таможенники с такой классификацией не согласились: по их оценке, верх берцев был выполнен из натуральной кожи. В этом случае таможенная пошлина с одной пары обуви возрастала с 0,52 до 1,75 евро.

Ключевым разногласием стал материал, использованный для пошива верха ботинок. Для устранения противоречий было проведено аж три экспертизы. Однако результаты всех трёх показали, что берцы не попадают ни под классификацию, предложенную "Континентом", ни под код, установленный таможней.

В этой ситуации Арбитражный суд Петербурга и Ленобласти встал на сторону бизнеса, признав решение Выборгской таможни недействительным. При этом суд апеллировал к практике Высшего арбитражного суда (ныне упразднён. — Ред.). По его логике, суд обязан лишь установить правильность или неправильность квалификации.

Постреляем?

Впрочем, не только арбитражные суды вынуждены вникать в специфические особенности товаров и их связь с кодами ТН ВЭД ЕАЭС.

Судам общей юрисдикции также приходится заниматься разрешением таможенных споров, отмечает Владислав Варшавский, управляющий партнёр юркомпании "Варшавский и партнёры". Так, в деле петербуржца против Выборгской таможни Леноблсуду пришлось разбираться с ввозом пулемёта М1930 Browning Automic Rifle (BAR) образца 1930 года.

В 2016 году Выборгская таможня изъяла пулемёт. Ведомство поставило перед экспертами ряд вопросов: является ли образец огнестрельным оружием, если нет, то возможно ли его сделать пригодным для стрельбы, имеет ли образец культурную или историческую ценность и т. д. Понятно, что никто не ввозил боевой пулемёт, но в зависимости от результатов экспертизы импортёра могли привлечь к административной или уголовной ответственности.

Первая экспертиза в 2016 году не признала пулемёт М1930 BAR огнестрельным оружием, но указала: содержит основные части огнестрельного оружия — ствол со ствольной коробкой. Однако дополнительная экспертиза 2018 года заключила, что данный пулемёт конструктивно сходным с оружием изделием не является. Добавим, что местные правоохранители отказались возбуждать уголовное дело по факту ввоза.

А вот Выборгский райсуд и Леноблсуд были вынуждены изучать материалы экспертов, поскольку владелец пулемёта считал назначение экспертизы незаконным и оспорил его. Впрочем, безуспешно.

"В практике встречаются случаи, когда суды, не назначая сами экспертизу, не соглашаются с выводами таможенных экспертов. При этом суды ссылаются на то, что итоги такой экспертизы не являются для них обязательными. Однако такой подход суда встречается не так уж и часто. Чаще судебная экспертиза становится практически безусловным и неопровержимым доказательством, которым руководствуется суд при принятии решения. Ему гораздо проще согласиться с мнением эксперта, проводившего исследование, чем обосновывать своё несогласие с ним", — резюмирует Владислав Варшавский.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама