Александра Литвинова Все статьи автора
15 марта 2021, 09:33 4707

"Спать было некогда": сумасшедшее время для юристов

Фото: Коньков Сергей

Нет такого сектора экономики, который не затронула бы пандемия. При этом важно понимать, что влияние локдауна и коронавирусной инфекции на бизнес не было одинаковым. С какими проблемами столкнулся рынок юридических услуг и как он с ними справился, "Деловой Петербург" спросил у Михаила Тимонова, партнёра, главы корпоративной, M&A и коммерческой практики международной юридической фирмы Eversheds Sutherland.

Как бы вы охарактеризовали ситуацию с пандемией и то, как она повлияла на рынок?

"Юридический Петербург": командный зачёт

"Юридический Петербург": командный зачёт

193
Максим Кириллов

— На рынке юридических услуг в прошлом году укрепились три основные тенденции. Во-первых, это продолжающееся и по сей день объединение небольших компаний в более крупные. Во-вторых, снижение влияния компаний Magic Circle и сокращение их численности. В-третьих, продолжают уверенно себя чувствовать крупные национальные российские фирмы и большие сетевые международные компании, которые предоставляют сразу большой спектр услуг. Рынок, к сожалению, становится всё меньше, а конкуренция стремительно усиливается.

Чем обусловлены именно такие изменения рынка?

— Отчасти это происходит в силу общих экономических тенденций, но также можно говорить и об оттоке иностранных компаний. Вторая предпосылка — рынок всё больше деофшоризируется, практически вся работа ведётся внутри России. Третья причина заключается в том, что сегодня все требуют более чёткого понимания бюджетов и стоимости услуг. Подход к ценообразованию в виде исключительно почасовых ставок уже почти не работает.

Давайте поговорим об изменениях в законодательстве. Что повлияло на работу юридических компаний и их клиентов?

— В силу того, что у всех на повестке дня стояла борьба с коронавирусом, произошло не очень много глобальных историй. Тем не менее, началась реализация идеи регуляторной гильотины. Кроме того, довольно серьёзные изменения произошли в налоговом регулировании, здесь можно отметить, так называемый "IT-манёвр", который существенно помогает IT-компаниям уменьшить налоговую нагрузку. В числе важных изменений можно назвать всё, что связано с дистанционной работой, получившей юридическое основание в конце прошлого года. В 2021 году мы ждём обновление законодательства о банкротстве, заявлены достаточно эпохальные изменения.

Михаил Тимонов, партнёр, глава корпоративной, M&A и коммерческой практики международной юридической фирмы Eversheds Sutherland
Михаил Тимонов, партнёр, глава корпоративной, M&A и коммерческой практики международной юридической фирмы Eversheds Sutherland

Как бы вы охарактеризовали текущую ситуацию на рынке юриспруденции?

— На мой взгляд, с рынком сейчас всё хорошо. Всё хорошо стало ещё осенью, а к концу года стало даже очень хорошо. В январе оказалось настолько хорошо, что спать было некогда. И это, насколько я знаю, характерно и для коллег из других фирм. Такая ситуация случилась в результате отложенного спроса. Многие проекты, которые по тем или иным причинам не случились в прошлом году, начали активно реализовываться осенью 2020 и продолжают реализовываться сейчас.

Какие ожидания от наступившего 2021 года?

— Тут необходимо разделять подход. В мире мы видим, что ситуация с локдауном, очевидно, затягивается. При этом никто не берётся делать прогнозы, когда он прекратится, если прекратится вообще. В отношении России, скорее, нужно говорить о геополитических рисках, о выборах в Государственную Думу и новых возможных санкциях. Это всё будет влиять на бизнес-активность в целом. Пока, на мой взгляд, кроме самых пострадавших отраслей экономики, бизнес достаточно активно навёрстывает упущенное в прошлом году, что создаёт для нас достаточно хорошие перспективы. Поэтому мы думаем, что 2021 год будет не хуже 2020, а 2020 год был не так уж и плох, если говорить о его финансовых результатах.

Можете ли вы привести пример самых интересных сделок 2020 года, которые вам наиболее запомнились?

— Несмотря ни на что, в прошлом году у нас был ряд крупных сделок, среди них два интересных проекта для одного из наших крупнейших российских клиентов — агрохолдинга Группа "Черкизово". Первый проект был связан с покупкой бизнеса по изготовлению замороженной продукции для сетей быстрого питания у американской компании Cargill. Важным аспектом этой сделки была необходимость без помех для действующего бизнеса и без нарушений технологической цепочки вычленить сегмент, интересовавший покупателя, и грамотно оформить его передачу новому владельцу. Ещё одна сделка связана с покупкой у Группы Atria хорошо известного в Петербурге бренда Pit Product.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама