Вадим Кузьмицкий Все статьи автора
8 марта 2021, 10:29 650

Архитектурная правда жизни: женщины среди петербургских зодчих

Многие известные архитектурные бюро Петербурга отчасти или полностью принадлежат женщинам. Но не из-за феминизма.

"Я видел довольно много девушек, которые и по характеру, и по творческому потенциалу были прямо–таки готовы к работе. Но сначала у одной ребёнок появился, потом у другой — два. Это полное выключение из работы, потому что та работа, которой мы занимаемся, — она вообще не предусматривает никаких отвлечений", — поделился с "ДП" руководитель мастерской "А. Лен" архитектор Сергей Орешкин.

Влиятельные женщины Петербурга — 2021

Влиятельные женщины Петербурга — 2021

12934

По словам зодчего, у большинства крупных архитекторов — даже мужчин — очень сложная семейная жизнь. "Женщины выпадают полностью. Им надо похоронить себя и забыть про семью, по–другому не получается, совмещать практически никому не удаётся", — добавил он. По его ощущениям, студенток–архитекторов чуть не 80%, но где–то к 30 годам соотношение меняется в пользу мужчин. Исключения, как Заха Хадид, редки даже за границей.

Среди женщин мало архитекторов первого эшелона и за рубежом, согласился в комментарии "ДП" руководитель мастерской "Студия 44" Никита Явейн. По его словам, хотя в последние годы в зодчество приходит много девушек, это больше ощущается в основном в Москве — там уже появилось архитектурное бюро под управлением женщин, куда неохотно берут мужчин.

Надо верить

Но у патриархальной с виду ситуации в нашем городе есть и оборотная сторона: женщина присутствует в петербургской архитектуре как часть семьи. Система "Контур.Фокус" знает с десяток мастерских из Архитектурного рейтинга "ДП", соучредителями которых с существенными долями выступают представительницы прекрасного пола. Например, владельцем ООО "Григорьев и партнёры" с 2015 года является Екатерина Григорьева. Прежде хозяином этой мастерской значился Владимир Григорьев, нынешний главный архитектор Петербурга. Однако как раз в 2015–м зодчий перешёл на работу в Смольный и занял высокий пост, а потому формально больше не мог заниматься бизнесом. В декларации о доходах на сайте КГА отмечается, что у главного архитектора есть супруга; источники предполагают, что речь о ней и идёт. Комментарий главного архитектора оперативно получить не удалось.

Другая известная фирма, ООО "Архитектурная мастерская Мамошина", на 48% принадлежит Алле Богатырёвой — супруге архитектора Михаила Мамошина. Алла Харуновна тоже зодчий, и, по словам источников, в мастерской сложился хороший семейный тандем. Алла и Олег Харченко пополам контролируют ООО "Урбис–СПб". Так же, по 50%, ООО "Архитектурная мастерская “Б2”" делят Анна и Феликс Буяновы. Доли ООО "Архитектурно–проектная мастерская Ухова В. О." почти поровну делят Наталия и Вячеслав Уховы.

Супруга Никиты Явейна работает в возглавляемой им мастерской ООО "Архитектурное бюро “Студия 44”", где, как говорят источники, берёт на себя большой объём работы. При этом она не находится на руководящей должности, заверил Явейн.

Полагаясь на интуицию: как петербургские бизнес-леди преодолели коронакризис

Полагаясь на интуицию: как петербургские бизнес-леди преодолели коронакризис

593
Дарья Зайцева

По его наблюдениям, женщины в управлении мастерскими появляются рядом с мужчинами потому, что "кому–то надо верить".

"Кто рано женился — у многих такое. Когда я начинал, у меня в мастерской были все мужчины и одна женщина — пришлось жениться", — поведал автор Ладожского вокзала.

Мастерской "А. Лен" (юрлица ООО "Проектно–производственная фирма “А. Лен”" и ООО "Архитектурное бюро “А. Лен”") формально владеет Евгения Орешкина, дочь Сергея Орешкина. "Это же не только в архитектуре так происходит. Ситуации, когда дети приходят в успешные компании родителей, — они повсеместные. Наши великие чиновники — от сыновей Кириенко, Патрушева и так далее — тоже идут по стопам чиновным. Это традиция такая, дети идут туда, где успешно, где понятно, правила игры тебе известны, и ты в этом профессионал", — рассказал Сергей Орешкин.

Евгения, как и отец, архитектор, окончила тот же Архитектурно–строительный университет (и училась у тех же преподавателей, что и отец), она работает в компании уже около 15 лет и участвует во многих проектах. К слову, сейчас в ГАСУ на втором курсе учится и сын зодчего.

Постепенное замещение

При этом, по собственным словам Сергея Орешкина, именно он играет главную роль. "Постепенно происходит замещение, и последние лет пять моя дочь принимает решения без меня, но это всё равно не тот объём принятия именно креативных, творческих решений, который лежит на мне, пока 20–30% творческих проектов ведёт она", — сказал зодчий. Архитектор обратил внимание на существенное различие в стиле управления. "Она работает в одном стиле с людьми, более на равных, я–то всё–таки диктую жёстко некоторые вещи. Я ориентируюсь на нашу российскую ситуацию, у нас работать дружески с клиентом или дружески внутри коллектива пока не получается", — говорит Орешкин.

Впрочем, у Никиты Явейна, по опыту своей мастерской, другие наблюдения. "Женщины гораздо круче мужчин и жёстче в плане чисто мужских качеств", — говорит глава "Студии 44".

"У нас есть хорошие семейные тандемы. Мы с женой работаем, очень много работы, у нас и дети работают. Это такая правда жизни, а вам, наверное, нужен романтизм", — рассказал "ДП" ещё один известный архитектор, пожелавший остаться неназванным. Статистически состав мастерской — фифти–фифти, "девочки хорошие работают". "У нас всё это существует, есть женщины в архитектуре, но, что ли… без женского феминизма", — добавил зодчий.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама