Георгий Вермишев Все статьи автора
2 марта 2021, 07:34 9766

"Петербург — в зоне риска": инфляция угрожает закредитованным жителям

Фото: Сергей Коньков

Вместо роста экономики Россия пока получает рост цен. Если ЦБ решится сильно повысить ставки, это уже станет риском для закредитованного населения Петербурга.

Судя по опережающим индикаторам PMI, мировой рост в начале 2021 года будет толкать обрабатывающая промышленность. Практически во всех ключевых экономиках производственный индекс был в "зелёной" зоне и продолжал расти (в Германии — аж до 60,6 пункта), тогда как сервисный — оставался в "красной" и продолжал падать (кроме США, где индекс уже 58,9).

В России колбаса и сосиски могут подорожать на 15%

В России колбаса и сосиски могут подорожать на 15%

125

"В европейских странах более жёсткие ограничительные меры, что сказывается на сфере услуг прямым негативным образом, — поясняет начальник отдела экспертов “БКС Мир инвестиций” Альберт Короев. — В то же время пандемия привела к сбоям в цепочке поставок, нехватке предложения, росту цен на сырьё, что сейчас и находит отражение в ускорении PMI экспортно ориентированной Германии".

Но ещё важнее, что и в ЕС, и в США бизнес сигнализирует о росте отпускных цен. Это сейчас основной предмет для опасений. Пока что годовая инфляция в США в январе сохранилась на уровне 1,4%. Однако здесь надо помнить, что показатель считается от потребительской корзины, а она в развитых странах весьма специфична (доля продовольствия — лишь 10%). Так что низкая инфляция ещё не отменяет товарного роста цен. Получается парадокс: печатный станок работает в США, а инфляция экспортируется в Россию.

Ценники не тормозят

В итоге рост цен превращается в ключевой макроэкономический риск для России. По данным Росстата, за неделю с 9 по 15 февраля цены выросли на 0,18%. Столько же было неделей раньше. По оценкам экспертов Локо–банка, это позволяет оценить годовой показатель инфляции на уровне 5,4% (при таргете 4%). Те же тренды наблюдаются и в Петербурге. Годовая инфляция в январе 2021 года в городе составила 4,7%. Наибольший вклад последние 2 месяца вносит плодоовощная продукция (подорожала на 20% год к году).

"Исходя из текущей динамики цен, в феврале инфляция в РФ может достичь 5,6–5,8%, — опасается главный экономист Альфа–Банка Наталия Орлова. — Плохая новость заключается в том, что меры правительства, направленные на сдерживание роста цен и объявленные в декабре прошлого года (введение предельных цен на подсолнечное масло и сахар), возможно, спровоцировали эффект домино, когда производители или розничные компании, пытаясь компенсировать убытки от введения потолка цен, начали повышать цены на другие продукты питания. Драйвером ускорения инфляции по–прежнему является рост цен на продовольствие, и, таким образом, это негативно повлияет на уровень жизни наиболее низкодоходных групп населения, что, к сожалению, нейтрализует эффективность антикризисных мер правительства".

Больше того, такие высокие значения поднимают вопрос о повышении ключевой ставки. "Если по итогам февраля замедления инфляции не будет, то вопрос повышения ключевой ставки окажется на столе совета директоров Банка России уже на заседании 19 марта", — считают в Локо–банке.

Сэкономили на праздниках

Добавка на хлеб: Петербург борется с подорожанием мучных продуктов

Добавка на хлеб: Петербург борется с подорожанием мучных продуктов

7230
Светлана Афонина

Вместе с ценами растут и итоговые чеки граждан. Так, оборот розничной торговли в России в январе снизился всего на 0,1%. В Петербурге — вырос на 1,8%. Но дело не только в этом. В 2021 году россияне и петербуржцы на январские праздники остались дома, поддержав спрос, хотя тратили явно с меньшим размахом, чем в поездках за границу.

Что касается февраля, то Tinkoff Coronaindex утверждает, что потребительская активность в городе выросла на 4% по сравнению с прошлогодними значениями. Хотя, например, на 14 февраля петербургские мужчины вели себя более бережливо: если год назад объём купленных цветов подскочил на 895% от среднего по году, то в этом году — только на 770%. С другой стороны, обороты петербургского бизнеса, согласно тому же индексу Tinkoff, рванули вверх аж на 56% по сравнению с февралём 2020 года. Коронавирус празднует годовщину в России, поэтому постепенно статистика начнёт деформироваться за счёт "эффектов низкой базы".

"Мы готовились к худшему, а получилось как всегда. Всё не так и страшно, — шутит генеральный директор INFOLine Иван Федяков. — Сейчас у бизнеса есть деньги. Да, пандемия заставила многих подзатянуть пояса, но при этом нельзя сказать, что съела ресурсы. Кто–то сократил персонал, кто–то убрал нерентабельные торговые объекты. Бизнесмены — они как тараканы, их сложно уничтожить. Но сейчас они поджали проекты и планы и хотят понять, куда двинется развитие экономики города, а этого сигнала от власти не поступает. Петербургу нужен нормальный стратегический документ, где будут прописаны основные векторы развития. Без него мы имеем вялотекущий инерционный процесс и превращение города в один огромный спальник, экономику в котором вытягивает строительная отрасль".

В качестве иллюстрации Федяков приводит намывные территории на Васильевском острове. "Это должен был быть административно–деловой центр с офисами для бизнеса, но посмотрите, что мы по факту имеем. Спальник, в котором строится только жильё. Это абсолютно чёткий срез экономической политики последних лет", — констатирует эксперт.

Кредитные риски

Руководитель департамента исследований и аналитики по Восточной Европе Cushman & Wakefield Денис Соколов обращает внимание на то, что долги на душу населения в Петербурге намного выше, чем в среднем по стране и даже чем в столице. По данным ЦБ на 1 января 2021 года, общий объём задолженности в РФ составлял 136 тыс. рублей на человека, в Москве — 185,7 тыс., а в Петербурге — 203,9 тыс.

"Если предположить, что у нас есть опасность кризиса неплатежей, то я бы предположил, что Петербург — в зоне риска, — говорит Соколов. — Санкт–Петербург очень сильно пострадал сейчас из–за пандемии, из–за запретов и закрытия турпотоков, город во многом жил за счёт турпотока и массовых мероприятий".

"Я рассматриваю этот риск как очень умеренный, — комментирует Иван Федяков. — Во–первых, в Петербурге выше доходы. Критическим уровнем является нагрузка около 100% среднего годового дохода (сейчас 25%. — Ред.), то есть у нас есть ещё запас. Во–вторых, немаловажно, каким образом будут себя вести монетарные власти. Если мы увидим рост инфляции, повышение ставок, то закроется возможность рефинансировать кредиты, и это может сработать как эффект домино, тогда упадёт покупательная способность, вывалится спрос на ипотеку, на рынок выйдет много жилья".

Выше риск неплатежей сейчас не у физлиц, а у юрлиц. Директор аналитического центра НИУ ВШЭ — Санкт–Петербург Анна Федюнина напоминает, что как раз сейчас может начаться вал банкротств туркомпаний, которые надеялись, что 2021 год может принести позитивные перемены.

По оперативным данным аппарата уполномоченного по защите прав предпринимателей, в России в целом лишь 7,5% опрошенных уверенно заявляют, что на их рынке не было и нет реальной угрозы банкротства, 20% отмечают, что в 2020 году с рынка ушло до половины компаний, а 16% фиксируют массовый уход уже в 2021–м, приводит цифры доцент кафедры экономики и управления предприятиями и производственными комплексами СПбГЭУ Александр Щелканов.

Веерных банкротств он не ждёт, поскольку сработали меры поддержки пострадавших отраслей, но увеличение разбирательств между должниками и кредиторами неизбежно. Вместе с тем эксперт обращает внимание и на другой негативный фактор: число вновь создаваемых компаний в Петербурге сейчас на 5–летнем минимуме.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама