Маргарита Фещенко Все статьи автора
5 февраля 2021, 08:38 350

Стирание граней: как женщины осваивают разрешённые профессии

Фото: ТАСС

Приказ Минтруда, вступивший в силу с января, лишил мужчин монополии более чем на 350 профессий.

С 1 января 2021–го женщина вполне может претендовать на место водителя фуры или трактора, работу боцмана или шкипера, машиниста электрички или скоростного поезда.

Почти 40% петербуржцев заявили, что им едва хватает зарплаты

Почти 40% петербуржцев заявили, что им едва хватает зарплаты

180

Сотня вне доступа

В "зоне недоступности" остались, по информации Минтруда, всего 100 профессий — тех, что, по формулировке министерства, опасны "для репродуктивного здоровья женщин", влияют "на здоровье будущего поколения" и имеют "отдалённые последствия". И всё же, если внимательно изучить обновлённый перечень производств, где труд женщин до сих пор ограничен, можно заметить: 100 — число пунктов, а вот с подпунктами — больше. Например, раздел "литейные работы" включает восемь подпунктов (от вагранщика до заливщика металла и обрубщика).

Первый подобный документ–перечень появился ещё в 1974 году и почти в таком же виде был "подтверждён" в 2000–м. После была принята концепция демографической политики России до 2025 года (утверждена правительством в 2016–м), а затем — национальная стратегия действий в интересах женщин на 2017–2022 годы (утверждена в 2018–м). Первое и второе друг другу если не противоречат полностью, то по крайней мере вызывают ряд вопросов о несоответствиях. Поэтому "полумера" — не полная отмена, но ощутимое сокращение "запретительного" перечня — кажется вполне закономерной.

По словам заместителя председателя Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР) Александра Шершукова, поводом для сохранения той или иной профессии в ограничительном перечне становилась невозможность доказать её полную безопасность. Определяли это в основном сотрудники Научно–исследовательского института медицины труда им. Н. Ф. Измерова, а также представители бизнеса и профсоюзов.

"Если посмотрите, какие именно позиции остались в перечне, то чтение будет увлекательным. В первую очередь речь о химическом производстве — например, фосгена, который вообще–то был боевым отравляющим веществом. В целом все эти сферы специфические, не массовые", — объясняет Александр Шершуков.

Нерабочие руки

Для некоторых компаний сокращённый перечень действительно оказался приятным нововведением. Так, например, произошло с промышленными альпинистами: верхолазные работы на высоте свыше 10 метров для женщин теперь тоже разрешены.

Опыта нет, вакансии — есть: рынок труда в Петербурге на старте года

Опыта нет, вакансии — есть: рынок труда в Петербурге на старте года

456
Виталия Пасютина

"До этого они работали в основном в клининге: в нашем случае в торговых и бизнес–центрах выполняли высотные работы внутри помещений или на объектах, которые не превышают по высоте 10 метров. В этой сфере девушки ничем не уступали мужчинам. Теперь же планируем звать девушек на работу активнее, наконец сможем предлагать им полноценные объекты. Мы давно на рынке, задачи разные, и теперь сможем ещё проще и быстрее их решать", — уверен Артём Ложкин, руководитель отдела высотных работ компании "Летний сад", которая в основном занимается остеклением объектов.

При этом новый "список–100" кажется по–своему полезным для рынка труда. Исходя из того, что заявленные в нём профессии "опасны для репродуктивного здоровья женщин", менее рискованной для мужчин ни одна из них не становится. Вот почему эксперты не исключают, что автоматизация (и, как следствие, попытка обезопасить работников) в первую очередь безотносительно пола важна именно для "запрещённых" сфер. Но желаемое называть "драйвером развития" пока рано — сейчас эта идея кажется логичной, но сложно реализуемой.

"Всё ведь зависит от степени развития самих роботизированных комплексов. Сейчас уже пришло время, когда необходим анализ каждого потенциального рабочего места — с точки зрения того, как его наконец обезопасить для человека. Одна только кожевенно–обувная отрасль точно может дать массу рекомендаций", — уверены в Российском союзе производителей одежды. "У текстильщиков и кожевенников есть тяжёлые, химически опасные производства — там традиционно работают много мужчин. А вот в швейных цехах до 80% сотрудников — женщины", — говорит президент союза Светлана Беляева.

"Для проектов автоматизации вредные условия труда не драйвер, а, скорее, маркер. Поскольку такие проекты большинством компаний реализуются только при возможности вернуть инвестиции за счёт снижения себестоимости", — отмечает руководитель направления по оказанию услуг в области производственной безопасности KPMG в России и СНГ Сергей Колычев. По его словам, в добывающей отрасли реализуются проекты автоматизации буровзрывных работ, управления конвейерами и дробилками и даже апробируются беспилотные карьерные самосвалы и фронтальные погрузчики.

Обучили, но не всех

По словам представителей hh.ru, даже со всё ещё запрещёнными перечнем профессиями работодателям нужно быть аккуратнее — особенно при открытии вакансий. Действующий с 2013 года официальный запрет на любые дискриминационные требования к соискателям (включая пол) распространяются на вакансии даже в случаях с "профессиями–ограничителями".

"Если работодателю или HR–специалисту нужно разместить вакансию на место, где ограничивается применение женского труда, он не может напрямую указывать ограничения — это всё равно под запретом. Между тем, например, в квалификационных требованиях к профессиям из перечня есть указания на обязательное наличие у соискателей допусков, разрешений на работу, разрядов, категорий. Такие документы в России получали именно мужчины. У соискательниц, вероятнее всего, пока просто не будет соответствующего образования", — разъясняет Мария Бузунова, руководитель пресс–службы hh.ru Северо–Запад.

Значит, ещё по крайней мере на пару лет между образованием и новой, уже разрешённой работой для женщины образуется "люфт"? Как бы не так: кто–то начал готовиться к новой должности ещё в 2020 году — почти сразу после утверждения обновлённого перечня в 2019–м. Например, по сообщению РЖД, в профильных учебных центрах в Москве, Санкт–Петербурге и Екатеринбурге в прошлом году уже проходили обучение 45 женщин — они претендовали на место помощника машиниста.

Полной же ликвидации перечня запрещённых для женщин профессий, по мнению экспертов, ожидать пока не стоит.

"Конечно, мы идём к стиранию граней и сильно в этом продвинулись. Но, думаю, нужно некоторое время “постоять” и посмотреть на практику. Одни профессии медленно умирают или переходят в другое качество, другие, наоборот, появляются. Возможно, какие–то из них нужно будет включить в будущий список", — говорит Александр Шершуков.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама