Дмитрий Губин Все статьи автора
4 декабря 2020, 20:44 196

Мы тут ваши панталоны себе взяли: книжный экскурс в историю языкового обмена

Фото: alpinabook.ru

"#Панталоныфракжилет. Что такое языковые заимствования и как они работают", Мария Елифёрова

Книга Марии Елифёровой — это штука, конечно, из серии "Очаровательного кишечника". Язык — часть социального организма. Узнав, как работает пищеварительная система, вы вряд ли угомоните бурчащий желудок, однако успокоите мозг.

"Быть Ивановым": новая книга Алексея Иванова о разговорах с читателями

"Быть Ивановым": новая книга Алексея Иванова о разговорах с читателями

231
Анастасия Житинская

Человек с трудом живёт в хаосе, мы склонны упорядочивать его до уровня смыслов. Чувствовать себя знатоком приятно: можно поглядывать свысока на тех, кто борется "за чистоту русского языка" или занимается даже не доморощенной, а какой–то домотканой лингвистикой, как покойный сатирик Задорнов, только чтобы доказать самому себе, что мир вращается вокруг твоей нации. Это глупо. Мир вращается вокруг смыслов — обычно наднациональных.

За "чистоту" бороться наивно: уберите из русского немецкие техницизмы (все эти шайбы, шпалы, штанги) — и встанут автозаводы. Уберите современные англицизмы — и что будем делать мы с новенькими смартфонами, на которые не загружена еще ни одна программа, — апплет? Хотя на засилье англицизмов жалуются сегодня все: например, те же немцы. В современный немецкий пробрались глаголы "фейсбукен" и "тиктокен". Знакомую немку, с гневом рассказавшую об этом, пришлось успокаивать наличием в русском языке — внимание, бой барабанных палочек! — парикмахера и брандмауэра.

Фишка в том, что оба слова из немецкого исчезли. Брандмауэр заменился файерволом (по крайней мере, в интернет–браузерах), а парикмахер зовётся французским словом "фризёр", которое мало того что произносится с французским акцентом, так ведь исчезло во Франции…

Чем хороша книга Елифёровой? Тем, что она не только о заимствованиях в русском языке, но и, так сказать, о международном языковом обмене. Там много неожиданного. Ну, например, новые слова не обязательно появляются с новыми предметами и явлениями. "Хит" заменило "шлягер" не потому, что в мире эстрады что–то изменилось. А ряд новых предметов (взять круглую сетку с ручкой, которую накладываешь на сковороду, чтобы брызги масла не разлетались) русского имени так и не получили.

Да, при путешествиях слов по миру действуют определённые правила. Например, с заимствованиями нередко случаются метатезы, перестановки звуков, — русский язык отчего–то не любит начальное "а", превращая Алдегью викингов в привычную всем Ладогу. Но ничуть не реже происходят сдвиги значений. Однако, как спокойно замечает автор (авторка? авторша?), "в усвоении иностранных слов немалую роль играют мода, привычка и просто переводческая лень".

Поэтому в книге есть и про курьёзы (про то, как мармелад, в европейских языках обозначающий повидло, джем, в русском стал твёрдым лакомством), и про серьёзные вещи, которые неплохо бы знать, прежде чем на заимствования злиться или пытаться их избежать, заменяя, на манер русофила Шишкова, галоши "мокроступами". (К слову: история с придумыванием адмиралом Шишковым "мокроступов" — всего лишь миф. "Мокроступы" родились из пародии на словообразовательные потуги человека, которого мы бы сейчас отнесли к граммар–наци, то есть к неистовым ревнителям языковой чистоты.)

Поэтому для граммар–наци (а также для школьных учителей языка, для студентов–филологов и просто для поклонников русской возвышенной речи) эта книга, простите уж, — маст, must.

"Мы — это наш мозг": книга о том, о чём в России говорить нельзя

"Мы — это наш мозг": книга о том, о чём в России говорить нельзя

401
Дмитрий Губин

И под занавес: про автора–авторшу–авторку я упомянул не случайно. Дело в том, что де–факто (чёрт, снова заимствование!) "#Панталоныфракжилет" — это эдакий второй том межиздательской лингвистической серии, если за первый считать книгу её коллеги филолога Ирины Фуфаевой "Как называются женщины", посвящённую феминитивам. Кажется, они даже разыграли между собой, кому на какую тему писать. Если это правда, то надеюсь, что разыграли в карты. Поставить на кон великий и могучий, правдивый и свободный русский язык — это, знаете ли, (не)реально круто.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама