Дмитрий Прокофьев Все статьи автора
23 ноября 2020, 07:33 833

Тришкин кафтан — издание очередное: почему реформа госуправления обречена

Фото: ТАСС

Михаил Мишустин сообщил о грядущей ведомственной реформе

Её первым шагом должно стать уменьшение числа разнообразных начальников — в центральных аппаратах сотрудников должно стать меньше на 5%, в территориальных управлениях — на 10%. Сама же реформа, по мнению главы правительства, поможет создать "надёжный и эффективный механизм обратной связи между людьми и государством".

Путин упразднил два федеральных агентства

Путин упразднил два федеральных агентства

133

Идея, что исправление российской администрации возможно путём сокращения начальственных мест и перестановкой начальников с места на место, — мысль не новая. Собственно, об этом 200 лет назад была написана басня "Тришкин кафтан". Но можно и не заглядывать так далеко в прошлое.

Достаточно вспомнить, что всего 20 лет назад, в 1999 году, на должностях гражданской службы числилось 486 тыс. человек. В 2009 году чиновники "размножились" почти вдвое — до 868 тыс., а год назад, в октябре, их насчитали почти 764 тыс. Вместе с работниками государственных и муниципальных органов (это не то же самое, что "государственные и муниципальные служащие") их будет уже 2,4 млн — чуть больше 3% от общего числа занятых в экономике. С 2000 года число так или иначе причастных к "службе" выросло раза в полтора.

Сокращать чиновников пытались не раз и не два — каждый премьер–министр, достаточно долго просидевший на своём месте, угрожал почистить управленческий аппарат РФ — в 2010 году число госслужащих вообще должно было уменьшиться на 20% в течение 3 лет. Правда, в действительности сокращение составило не более 3,4%.

Но даже если бы чиновников и сократили не то что на 5–10%, а вдвое, вряд ли получился бы "эффективный механизм обратной связи между людьми и государством", о котором рассуждает премьер.

Хотя бы потому, что, как говорит профессор НИУ ВШЭ (а также действительный государственный советник РФ 1–го класса) социолог Симон Кордонский, "в подавляющем большинстве стран политики, приходя к власти, назначают чиновников, а у нас чиновники, находясь у власти, назначают политиков".

В унисон этому замечанию звучат слова главного редактора альманаха Социологического института РАН "Власть и элиты" политолога Александра Дуки: "на всех уровнях и ветвях власти… господствуют непубличные люди, они меняют “лица” в зависимости от кулуарных договорённостей, подробностей которых мы никогда не узнаем".

Закон о новых сроках для действующего президента внесли в Госдуму

Закон о новых сроках для действующего президента внесли в Госдуму

251

Что же является содержанием этих договорённостей? Это–то как раз лежит на поверхности — распределение и освоение ресурсов. Как объяснял Симон Кордонский, "у нас есть природные ресурсы… властные ресурсы… информационные ресурсы, финансовые ресурсы... Но это ресурсы, а не деньги и не товары, поэтому их всегда не хватает. Возникает система, обеспечивающая распределительную справедливость при раздаче ресурсов, чтобы каждому сословию и каждому члену сословия было обеспечено то, что ему “положено”, то есть досталось сообразно его статусу".

В такой системе можно сокращать и сокращать чиновников — ну не будут они называться "госслужащими" и получать зарплату из бюджета, значит, эта каста придумает себе какие–то другие названия и будет продолжать заниматься тем же самым делом — дележом ресурсов и передачей полномочий по их распределению "по наследству".

Но, допустим, случится чудо — и чиновники, оставшиеся после сокращений, вдруг будут назначаться на новые должности исключительно по заслугам, а не потому, что дедушка начальника департамента когда–то чистил сапоги дедушке министра. Что будет?

Ничего хорошего. Дело в том, что административные качества государственного менеджера, или его лояльность, или даже образование — это необъективные критерии оценки его работы. Это не те показатели, по которым можно сказать, что вот, этот чиновник объективно лучше другого.

Всегда найдётся тот, кто скажет: а я умнее, вернее, образованнее — дайте порулить! И на практике всё это приведёт к тому, что начальники будут стараться не продвигать и не держать при себе подчинённых, которые объективно превосходили бы их по своему трудолюбию, знаниям или амбициям.

Пусть уж будут похуже, но зато я буду уверен, что меня не подсидят и не предадут, рассуждает начальник! А начальники помельче будут придерживаться такого же принципа, и система, выстроенная по "меритократическим" принципам, очень быстро деградирует.

А что же делать? Искать какие–то объективные критерии легитимности начальства. Конкурентные выборы, например.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама