Павел Нетупский Все статьи автора
10 ноября 2020, 21:56 343

Как неродные: что происходит с зарубежными вердиктами в российских судах

Фото: ТАСС

Решения иностранных судов должны подтверждаться российскими. За первую половину 2020–го легитимными признали 291 из 398 зарубежных вердиктов.

Недоверие к отечественной системе правосудия стимулирует бизнес разрешать споры за границей. Но передача дел в иностранные арбитражи увеличивает сроки и стоимость рассмотрения, а также оборачивается неопределённостью.

Холодное лето: регуляторы в Петербурге не спешат с проверками

Холодное лето: регуляторы в Петербурге не спешат с проверками

1140
Павел Нетупский

Туманные надежды

Особую популярность снискал у российских бизнесменов Лондонский международный коммерческий арбитраж (LCIA). Хотя средняя стоимость разбирательства в нём может достигать $100 тыс. (не считая расходов на адвокатов и командировки), а длительность слушаний — 16 месяцев.

По мнению партнёра юридической фирмы "Монастырский, Зюба, Степанов и партнёры" Юрия Монастырского, многие клиенты убеждены, что английское право наиболее оптимально и гарантирует защиту. "Но в таких утверждениях таится лукавство. Споры в английских арбитражах порой заканчивались неожиданно, хотя клиенты тратили огромные деньги", — полагает он.

Его сомнения разделяет партнёр юридической фирмы DentonsКонстантин Кроль. "Выбор английского права для российских сторон очень дорог, для многих сложен и непонятен. Но факт — 25% лондонского рынка юридических услуг в сфере разрешения споров связано с рынком России и СНГ. Стоит задуматься, почему стороны идут туда", — констатирует он.

Руководитель судебно–арбитражной практики адвокатского бюро "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнёры" Валерий Еременко отмечает, что подавляющее большинство опрошенных бизнес–клиентов выбирали для структурированных сделок английское право, так как доверяют английским судам.

Стокгольмский синдром

QR–коды, тотальный контроль и домашнее заточение: особенности COVID-туризма

QR–коды, тотальный контроль и домашнее заточение: особенности COVID-туризма

2865
Павел Нетупский

По общему правилу участники любой сделки вправе сами определять место рассмотрения возможного спора, в том числе выбрать удобный им государственный арбитражный суд, отечественный или иностранный третейский.

Вот только вынесенные негосударственной Фемидой решения по существу не являются обязательными — ни один банк не будет взыскивать указанную в них задолженность, а судебные приставы не начнут исполнительное производство. Для своего рода "легализации" решения коммерческого арбитража необходимо получить решение российского государственного. При разрешении такого дела он не вправе переоценивать само решение, а должен лишь проверить соблюдение процедуры и компетенцию третейского суда.

Кроме того, произвольно передать урегулирование конфликта между российскими компаниями, скажем, Лондонскому или Стокгольмскому арбитражу не получится — требуется доказать наличие так называемого "иностранного элемента". Таковым признаётся, в частности, исполнение за границей значительной части обязательств, связь спора с находящимися за рубежом собственностью или иным объектом, иностранными инвестициями в нашей стране или российскими в другой и так далее.

"Например, британский суд может признать свою юрисдикцию в отношении российского ответчика по иску о причинении ущерба на территории королевства или наличие иных “тесных связей с английским правопорядком”", — поясняет старший юрист компании Borenius Russia Артём Берлин.

Много званых, но мало избранных

По мнению экспертов, практика рассмотрения внутрироссийских конфликтов без "иностранного элемента" международными арбитражами остаётся противоречивой. "Формального запрета на передачу споров в находящийся за границей международный арбитраж нет. Исключения закреплены в законе — в частности, корпоративные споры отечественных компаний должны рассматриваться только находящимся в нашей стране арбитражем", — констатирует руководитель аналитического направления адвокатского бюро "Прайм Эдвайс" Татьяна Терещенко.

Дополнительные ограничения были введены в 2018 году — Россия согласилась признать компетентными разрешать внутрироссийские споры только иностранные арбитражи, "аккредитованные" министерством юстиции РФ.

В настоящее время это Венский международный арбитражный центр (VIAC) и Гонконгский международный арбитражный центр (HKIAC).

Тогда как ни популярный лондонский LCIA, ни Международная торговая палата Парижа (ICC), ни Стокгольмский арбитраж (Арбитражный институт Торговой палаты Стокгольма, SCC), ни известная благодаря делу "ЮКОСа" Постоянная палата третейского суда в Гааге (PCA) аккредитации отечественного юридического ведомства не имеют.

А два "избранных" им арбитража до сих пор не создали в нашей стране постоянного представительства, наличие которого является обязательным условием для признания компетенции.

Формально закон не запрещает использование российским бизнесом иностранного так называемого "одноразового" третейского суда (созданного для разрешения конкретного спора — ad hoc).

Им может быть вообще любой гражданин, наделённый доверием участников конфликта. Однако, по словам Артёма Берлина, отечественные судьи относятся к такой схеме крайне негативно, видя в ней злоупотребления, и отказывают в выдаче исполнительных листов.

Все флаги в гости будут к нам

Ещё сложнее передать спор в иностранный государственный суд.

По мнению Татьяны Терещенко, в этом вопросе нужно учитывать не только и не столько волю сторон, а установленные иностранным процессуальным законодательством правила о подведомственности споров. "Как правило, требуется установить связь спора с территорией нахождения компетентного иностранного государственного суда", — поясняет эксперт. Значительно проще судиться с находящейся за границей компанией — можно выбрать суд как на территории страны её местонахождения, так и довериться российской Фемиде.

Более того, отечественный суд по закону может рассматривать спор даже двух иностранных компаний, если в деле есть уже "российский элемент". Например, место исполнения контракта связано с территорией нашей страны.

Правда, статистика свидетельствует, что бизнес не торопится возвращать транснациональные дела в отечественные суды: с участием иностранных юридических лиц рассматривается всего 0,5% от общего объёма экономических споров, разрешённых отечественными служителями Фемиды.

Причём больше половины таких иностранцев были зарегистрированы в ближнем зарубежье.

Правосудие стран СНГ, видимо, может конкурировать с российским. Российские арбитражные суды в первом полугодии 2020 года разрешили 472 тысячи хозяйственных споров.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама