Татьяна Елекоева Все статьи автора
22 октября 2020, 09:27 309

Воспитание эмпатии: почему в пандемию рухнул уровень доверия к властям

Фото: Лидия Верещагина

За время пандемии снизилась коллективная ответственность населения: люди всё больше возводят в культ принцип "каждый за себя" и игнорируют противоэпидемиологические мероприятия.

Параллельно с этим уровень доверия россиян к государству и социальным институтам также серьёзно упал.

Петербург захлестнула волна фиктивных медтуристов из СНГ

Петербург захлестнула волна фиктивных медтуристов из СНГ

2458
Татьяна Елекоева

Согласно результатам опроса россиян, который был проведён Центром социального проектирования "Платформа" совместно с Online Market Intelligence (OMI), уже после первых 2 месяцев пандемии 61% респондентов стали меньше доверять государству, 54% опрошенных перестали всерьёз воспринимать сообщения, полученные из средств массовой информации, у 43% респондентов снизился уровень доверия к российскому здравоохранению.

В то же время в тех странах, где успешно справляются с распространением эпидемии, и без того высокий уровень доверия к властным структурам в пандемию стал ещё выше. По данным Edelman Trust Barometer, доверие населения к государству выросло в Сингапуре, Швейцарии, а также в Скандинавских странах, где, по данным ВОЗ, осенней вспышки коронавируса либо вообще нет, либо число заболевших не превышает 7–10 человек. Исключением является только Швеция: большинство населения этой страны осталось недовольно решением властей отказаться от введения жёстких ограничительных мер. В результате заболеваемость коронавирусом в первую волну пандемии в Швеции была выше, чем в Норвегии и Финляндии, а доверие к Агентству здравоохранения Швеции снизилось с 73 до 65%.

Взвешенные меры

Однако опрошенные "ДП" социологи считают, что доверие к шведским властям если и упало, то незначительно, поскольку этот показатель зависит не столько от достижений политиков, сколько от их этических стандартов.

"Взвешенные меры шведского правительства по введению ограничений являются, по–моему, самой сильной стороной в пандемической истории, когда запреты не носили тотальный характер и достигались компромиссы и договорённости по каждому пункту между всеми участниками общественного процесса", — комментирует Наталья Колесник, старший научный сотрудник сектора социологии власти и гражданского общества Социологического института РАН.

Каждый разумный член общества осознаёт, что при любом кризисе ошибки неизбежны. "Ситуация пандемии весьма специфическая, о ней никто прежде не знал, и ничего удивительного, что во внутренней политике каждой страны были допущены какие–то ошибки и совершались неправильные и в какой–то степени не совсем адекватные действия, — говорит Сергей Бабин, профессор кафедры психотерапии и сексологии Северо–Западного государственного медицинского университета им. И. И. Мечникова. — Другое дело, что там, где существует пресловутая система сдержек и противовесов, то есть законодательно закреплены меры, которые не позволяют концентрироваться всей полноте власти в одних руках, эти неправильные решения каким–то образом корректируются. А в том социуме, где выстроена жёсткая вертикаль, ошибка не может быть исправлена".

Потеря веры

Перегрелись на анализах: рынок лучевой диагностики расширился на фоне пандемии

Перегрелись на анализах: рынок лучевой диагностики расширился на фоне пандемии

223
Татьяна Елекоева

Исследования, проведённые Институтом психологии РАН, говорят о том, что при условии низкого социального доверия нагнетание тревоги серьёзно снижает готовность к коллективному преодолению глобальной угрозы и поддержке решений со стороны государства.

"Падение доверия к социальным институтам снижает эффективность мер сдерживания пандемии, — считает Тимофей Нестик, и. о. заведующего лабораторией социальной и экономической психологии РАН. — Оно ведёт к росту числа людей, не желающих обращаться к врачам при наличии лёгких симптомов респираторного заболевания. С уровнем доверия к государству прямо связана готовность проходить тестирование на наличие антител, а также поддержка вакцинации".

Данные ВЦИОМ подтверждают слова эксперта. По статистике ведомства, только 16% опрошенных добровольно готовы носить маску для защиты от сезонных заболеваний, вакцинацию одобряют всего 12%, от 30 до 38% населения в России не вполне уверены в безопасности вакцинации, а соблюдение социальной дистанции и самоизоляцию одобряют 11%. При этом 46% опрошенных абсолютно не понимают необходимости системно предпринимать меры по предотвращению эпидемии.

В итоге государству в случае обострения ситуации с эпидемией вновь придётся использовать насильственные методы — то есть привлекая полицию и Росгвардию, а также внедряя пропуска и QR–коды. "Государство в критической ситуации опирается на то, что для него привычно, понятно и проверено. То есть на органы властного управления и силовые структуры. Это то, что регулируется, причём одноканально", — говорит Сергей Бабин. Как следствие, доля людей, относящихся к противоэпидемическим мероприятиям не как к необходимости, а как к кампании по нарушению прав и свобод, станет ещё выше.

Полюби ближнего своего

По мнению экспертов, возникновению коллективной ответственности общества может способствовать вовлечение населения в волонтёрские организации.

Как рассказала Наталья Колесник, сейчас в России, по разным данным, волонтёрскую деятельность на постоянной основе осуществляют не более 10 млн человек. И несмотря на то что в мировом рейтинге благотворительности в 2019 году Россия занимала только 110–е место (лидируют США), отмечается позитивная динамика, когда постепенно растёт доля тех, кто оказывает помощь незнакомым людям, и граждан, осуществляющих денежные пожертвования. Однако на этом фоне происходит снижение волонтёрской активности.

"Если обратиться к данным платформы “Добровольцы России”, то можно увидеть, что там зарегистрировано чуть более 30 тыс. волонтёров и более 1 тыс. волонтёрских организаций. Открытые данные позволяют воспроизвести социальный портрет российского волонтёра: среди волонтёров преобладают молодые люди — те, кому до 24 лет, и это преимущественно женщины (для сравнения: в мире самыми активными волонтёрами оказываются люди, относящиеся к возрастной категории 30–49 лет)", — рассказывает Наталья Колесник.

Эксперт также отмечает, что особенностью российского волонтёрского движения является то, что достаточно много добровольцев работают через государственные организации, а не через НКО и общественные организации, как это принято во всём мире.

"Пандемия стала тем триггером, который подтолкнул многих молодых и людей более старшего возраста начать оказывать помощь тем, кто в этом нуждается. Хотя в целом волонтёрство в России не носит массовый характер", — считает Наталья Колесник.

Развитие волонтёрства в стране идёт рука об руку с ростом эмпатии в обществе. Страх заразиться сейчас у большинства населения падает, но остаются люди из группы риска, для которых заболевание COVID–19 может закончиться плачевно. И если на первый план выйдет не принцип "каждый сам за себя", а сочувствие к тем, кто уязвим в пандемию, победить её будет легче.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама