Ольга Комок Все статьи автора
2 октября 2020, 15:02 102

Мир лис: в театре "Цехъ" вышла детская монодрама Юлии Каландаришвили

Новый спектакль "Театрального проекта 27" "Лис Peace"

В Петербурге одним мобильным спектаклем для детей и подростков стало больше. "Театральный проект 27", созданный продюсером Наталией Сергеевской (по совместительству начальником отдела развития Большого театра кукол), выпустил вторую постановку на сцене театра "Цехъ". Первая — "Сочинение про Джобса" режиссёра Ивана Пачина — это бодрый мюзикл на тему "как стать звездой", да не "инстаграма", а всего айфонного мира. Вторая — "Лис Peace" — довольно суровая монодрама о том, что случается, если "ты не там, где должен быть".

Распаковка: "Вещь" Андрея Сидельникова в театре "Суббота"

Распаковка: "Вещь" Андрея Сидельникова в театре "Суббота"

108
Ольга Комок

Впрочем, моноспектакль актёра Городского театра Ивана Писоцкого в постановке Юлии Каландаришвили (автора популярного сериала театра "Суббота" о мальчике Цацики) — зрелище не мрачное, а вполне энергичное, лихо закрученное, местами даже смешное. В основе его — инсценировка Клавы Ильиной по переводной детской книге, которую нельзя называть (из–за коллизий с правами), но очень легко найти. Это двойная история; а) о Мальчике, который оставил своего ручного Лиса в лесу (не сам, конечно, а по требованию злого Папы), понял, что он поступил неправильно, и пошел искать своего питомца за 200 миль; б) о Лисе, впервые в жизни оказавшемся в дикой природе и ждущем своего Мальчика несмотря ни на что.

Иван Писоцкий играет обе роли, переключаясь в секунду, и это естественно, ведь Мальчик и Лис чувствуют себя единым целым. Обоих ждут сотни злоключений и несколько хороших встреч, разыгранных с помощью подручных средств: деревянные игрушки–лисы на прищепках, маски, фонарики, вёдра, стимпанковская лестница–трансформер, пёрышки, палочки–веточки и главное — походная палатка. В неё помещается весь реквизит, в неё ныряет актёр, выпрыгивая уже в новом образе (если Лис — то с чем–нибудь оранжевым, если Мальчик — в серой панамке), на палатку транслируется хорошо сделанный и точно вымеренный видеоарт Егора Лаврова.

Вместе с саундтреком Глеба Колядина и световой партитурой Ильи Пашнина эти "мультики" дают Ивану Писоцкому минутные передышки — без них суматоха на сцене была бы слишком утомительной, в том числе для артиста. А ведь надо ещё и всё рассказывать, причём пространными и очень уж литературными пассажами. В спектакле есть и третий, едва ли не главный герой: война. Между кем и кем, в какие времена — остаётся за кадром. В книге, кстати, тоже. Такое впечатление, что автор в своем 2016 году прозревал ни много ни мало вторую американскую гражданскую — с эвакуацией, народным ополчением, минными растяжками у заброшенной проволочной фабрики, где живут только лисы да койоты. Персональное воплощение ужасов войны — одноногая бывшая снайперша (или всё–таки медсестра?) с посттравматическим синдромом, спасающая Мальчика по ходу пьесы.

Её пунктик — создание марионеточного спектакля по книжке про Синдбада, снятой с убитого ею солдата (из чего следует предположение, что воевала она где–то на Ближнем Востоке). В её роли Иван Писоцкий особенно эксцентричен: нога на подпорке, рваные жесты, резкий смех и много, неожиданно много для детского спектакля документальных подробностей о ПТСР, солдатских пенсиях и убийствах.

Другие жертвы этой неназванной войны — лисы. Их жалко. Всех прочих людей — Папу, Дедушку, невидимых солдат с воняющими бензином грузовиками — отнюдь. Мы видим их прежде всего лисьими глазами, и взгляд этот весьма неодобрителен. Люди "фальшивы" (то есть лгут), "беспечны" (то есть убивают природу вокруг себя, даже мышей!), один Мальчик не такой, да и то — в это верит лишь Лис Peace. Логика событий не предвещает хеппи–энда, но он случается волею жанра. Мальчик всё–таки находит Лиса и наконец оказывается именно там, где должен быть: он спасает компанию лис от нападения койотов. Вот только сакраментального финала "и жили они долго и счастливо" ждать не стоит.

За высокий градус сентиментальности отвечает, как ни странно, не литературный первоисточник, а творческая команда петербургского спектакля. Проза довольно деловита и прохладна, и лисы говорят без восклицательных знаков. В исполнении Ивана Писоцкого все персонажи сверхэмоциональны, инвективы лис в адрес людского рода громогласны, Мальчик и Лис пребывают в постоянном нервном возбуждении и пускают в голос слезу. Некоторые зрители тоже плачут — но, кажется, не от этого.

В петербургских театрах и концертных залах отменили шахматную рассадку

В петербургских театрах и концертных залах отменили шахматную рассадку

184
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама