Дарья Зайцева, Дмитрий Маракулин, Оксана Цветкова Все статьи автора
12 августа 2020, 08:06 11767

Торговую сеть "Лэнд" завалили исками

Фото: Валентин Беликов

Ретейлер закрывает половину своих магазинов. Количество исков к компании растет, эксперты расходятся в оценке экономического состояния фирмы, но считают, что говорить о закрытии сети рано. С начала 2020–го в арбитраже к ООО "Торговая компания "Лэнд" — основному юридическому лицу, через которое идут и закупки товаров, — количество исков выросло в 27 раз по сравнению с таким же периодом 2018 года.

Аналитики рынка отмечают, что проблемы у компании начались в 2018–м, тогда поставщики уже жаловались на задержку оплаты, а в 2019–м начали подавать иски. Многие эксперты связывают это со сменой гендиректора компании. "Доля “Лэнда” в 2019 году составила около 1% оборота сетевой FMCG–розницы Петербурга", — подчеркивает партнер агентства M. A. Research Анна Синявская.

Собери и забери: российский ретейл осваивает новые форматы

Собери и забери: российский ретейл осваивает новые форматы

241
Анна Серпер

Также о наличии у ретейлера некоторых проблем свидетельствует то, что за последний год компания буквально металась по разным районам города. Магазины открывались, а спустя несколько месяцев работы снова покидали еще не насиженное место: возможно, из–за ошибок команды в выборе локаций или же из–за введения коронавирусных ограничений. Так было с открытыми супермаркетами на Комендантском проспекте, на Фурштатской улице и в БЦ "Невская ратуша". В этом бизнес–центре сеть опробовала новый формат гастромаркета, по словам гендиректора ООО "ТК “Лэнд”" Олеси Мальцевой, 60% пространства там было отдано под зону готового питания. Но после нескольких месяцев простоя из–за пандемии точку закрыли. При этом некоторые эксперты, опрошенные "ДП", считают, что подобный формат был бы логичным направлением развития для компании. Таким образом, за последние полгода ретейлер закрыл семь точек, остались работать только шесть, а на пике развития у "Лэнда" было 12 магазинов. В самой компании, впрочем, верят в прекрасное будущее.

"Лэнд" отказывается и от вновь открытых торговых точек (например, "Невской ратуши"), и от локаций, где работал не один год. Так, компания закрыла супермаркеты в ТК "Владимирский пассаж" (действовал с 2003–го) и в ТК "Миллер–центр" (с 2005–го). При этом менее года назад компания публично заявляла о планах развития и собиралась инвестировать в реконцепцию сети 150 млн рублей собственных средств (см. "ДП" №161 от 24.10.2019).

Поставки в суд

К ООО "Торговая компания "Лэнд" только с начала 2020 года подано 108 исков. Согласно картотеке арбитражных дел, московское ООО "Хэппи Хоум Трейд" (оптовая торговля текстилем), чья выручка на конец 2019 года составила почти 500 млн рублей, взыскивает с "Лэнда" 1,3 млн рублей. Столичный оптовик был также поставщиком банкротящегося ООО "ТД "Интерторг" (сети "СемьЯ" и Spar) и подал к нему иск на 5,3 млн рублей.

Производитель черной икры "Русский икорный дом" в июле взыскал 1,7 млн рублей. ООО "А–Паркинг" из Москвы предъявило иск на 3,4 млн рублей. Некоторые компании выдвигают группы исков: петербургское ООО "Мега–Опт" (торговля замороженными продуктами) выиграло процесс на 574 тыс. рублей, но "Лэнд" обжаловал решение. В рамках еще двух процессов оптовик требует 751 тыс. и 793 тыс. рублей соответственно.

Есть иски и на меньшие суммы. Так, АО "Международная торговая компания “Алиса”", продающее игры и игрушки, в арбитраже Москвы взыскало 93 тыс. рублей. Ответчик подал апелляцию. Среди поставщиков, взыскивающих долги, есть известные компании: к примеру, АО "Императорский фарфоровый завод" за поставку товара требует 384 тыс., а птицефабрика "Синявинская" — 266 тыс. рублей. Некоторым даже удается добиться наложения обеспечительных мер. По ходатайству ООО "Вельд–СПБ", оптового торговца напитками, Арбитражный суд Петербурга и Ленобласти 30 июня наложил арест на счета компании в размере 2,9 млн рублей основного долга. При вынесении решения отмечалось, что к "Лэнду" предъявлено более 70 исков на общую сумму 65 млн рублей. 4 августа рассмотрение дела завершено.

Впрочем, некоторые планируют заключить мировое соглашение, как АО "Си–Проджект", а другие отзывают заявления, как ООО "Классик" (оптовая торговля продуктами, напитками и табачными изделиями). "Лэнд" активно обжалует вынесенные не в его пользу судебные решения. При этом у аналогичных, то есть локальных торговых сетей — "РеалЪ", Prisma, "Оптоклуб Ряды" — ситуация иная. И если у последнего количество точек меньше, чем у "Лэнда", то у других двух сетей существенно больше магазинов, но нет исков. А вот к сети "Оптоклуб Ряды" (ООО "БигБокс") за 6 месяцев 2020–го — 17 исков.

Первая неделя работы ТЦ: всему петербургскому ретейлу обещают стагнацию

Первая неделя работы ТЦ: всему петербургскому ретейлу обещают стагнацию

19008
Карашаш Ногаева

Аналитики рынка и юристы не могут однозначно объяснить, чем вызван резкий рост количества исков к "Лэнду". Независимый консультант по продвижению продовольственных товаров в торговые сети Михаил Лачугин считает, что "компания так и не смогла перестроиться под новые реалии рынка".

Дмитрий Сурчаков, партнер юридической фирмы "Степачков и Сурчаков", отмечает, что ситуация с банкротством ТД "Интерторг" вряд ли могла как–то повлиять или послужить катализатором судебных процессов в отношении "Лэнда". Причин же одномоментного предъявления исковых требований к ретейлеру может быть несколько. Одна из них — экономическая ситуация. "В условиях экономии компании стали более ответственно относиться к дебиторской задолженности, не оттягивая ее взыскание до начала банкротства должника", — добавляет юрист.

Гендиректор ООО "ТК "Лэнд" Олеся Мальцева заявила "ДП", что рост числа исков — свидетельство текущего операционного процесса. "В прошлые годы наша компания также решала споры в досудебном и судебном порядке, в среднем от 30 до 90 исков и претензий, при этом в большинстве случаев (80–90%) споры, как и сейчас, завершаются мировым соглашением. Единственное отличие — напряженная обстановка на рынке оптовых поставок, поскольку в результате обвала “Интерторга” многие поставщики пострадали финансово, в том числе и те, кто продолжает работать с нами", — говорит она. У сети около 900 поставщиков.

Гендиректор сети "Лэнд" Олеся Мальцева
Гендиректор сети "Лэнд" Олеся Мальцева
Фото: Winner Club

Концепция не та

Михаил Лачугин подчеркивает, что "Лэнд" стремительно теряет свои позиции на рынке, а выжить в высокой конкурентной борьбе ретейлеров крайне сложно. И далеко не все выбранные для магазинов локации выгодны с точки зрения трафика. "С нынешней концепцией компания нежизнеспособна, им нужно все менять и договариваться с поставщиками, перед которыми они имеют задолженность", — считает эксперт. Но он отмечает, что шансы остаться на рынке есть всегда. Например, в Петербурге есть отдельные ретейлеры, которые несмотря ни на что смогли сохранить бизнес, например Пулковский универсам или "Сезон".

Гендиректор INFOLine Иван Федяков сообщил, что проблемы у сети, изначально работавшей на импортном ассортименте, начались в 2015 году из–за запрета на ввоз такой продукции. Сейчас ситуация и конъюнктура рынка не улучшаются. "Скорее всего, им придется поменять свое позиционирование, чтобы сохранить место на рынке, либо продать компанию более успешным игрокам. Были разговоры, что “Мираторг” хотел купить эту сеть. Такой выход был бы не самым худшим для них", — добавляет Федяков. Также он отмечает, что сейчас весь сегмент премиальных сетей испытывает проблемы из–за падения доходов населения. Целевая аудитория уменьшается. Перспективной, по мнению Федякова, могла бы быть коллаборация с обещепитом: "Рестораны могли бы обслуживать покупателей, или сеть открыла бы свои собственные подобные заведения на территории магазина".

А у нас все хорошо

Впрочем, тревожные сигналы, по мнению аналитиков, не свидетельствуют о безнадежном состоянии ретейлера. Дмитрий Сурчаков полагает, что делать выводы о возможном банкротстве "Лэнда" рано: сумма задолженности не настолько крупна.

В самом же "Лэнде" заявляют, что всего лишь оптимизируют свою деятельность. "Мы, как небольшая петербургская компания, не можем себе позволить работать на объектах, которые перестают генерировать прибыль, вследствие разных причин — внешних изменений на рынке, высоких арендных ставок и других обстоятельств, поэтому считаем единственно верным тот путь, по которому мы сейчас прошли, закрыв несколько таких объектов, что позволяет нам сконцентрировать свои усилия и ресурсы на дальнейшем развитии", — говорит Олеся Мальцева. Планы у компании снова наполеоновские: до конца года — открыть порядка восьми гастромаркетов малого формата в новой концепции за счет собственных средств, для чего, по словам Мальцевой, активно ищут торговые площади.

Консультант отдела стрит–ретейла JLL в Петербурге Александра Камаева отмечает, что оптимизация торговых площадей — один из трендов II квартала 2020–го. "Ввиду того, что падение трафика было драматичным в период карантина именно в центральных локациях, а ставки аренды данных помещений достаточно высокие, “Лэнд” принял решение сократить свое присутствие в Петербурге. В остальных районах падение трафика было не таким ощутимым, поэтому ряд магазинов, расположенных вне центра, по–прежнему функционируют", — подчеркивает Камаева. Однако, по ее словам, новые площадки под свои магазины сеть пока не рассматривает.

"ДП" будет следить за судьбой компании "Лэнд".

Думаю, преждевременно делать выводы о банкротстве или же сложном экономическом положении компании. Рост числа исков, возможно, объясняется стратегией "Лэнда" по снижению размера задолженности и растягиванию платежей: суды часто снижают неустойку, до смешных сумм уменьшают расходы на юридические услуги. Поэтому получается, что недобросовестное пользование чужими деньгами становится более выгодным, чем добросовестное. Еще один момент, который мог повлиять на поведение контрагентов ретейлера, — это события последнего времени, взять, к примеру, банкротство сети Spar. И суммы исков свидетельствуют о том, что предприниматели стали внимательнее относиться даже к небольшой дебиторской задолженности, не доводя ее до серьезных размеров (например, задолженность "ТД “Интерторг”" перед ООО "Фацер" к моменту банкротства ретейлера достигла почти 200 млн рублей. — Ред.). И такой подход, как показывает практика, нашел отклик у всех участников рынка, а не только в ретейле. В последнее время многие наши клиенты обращаются с пакетными предложениями по работе с дебиторской задолженностью, которая копилась у них несколько лет. То есть раньше на суммы до 1 млн рублей могли, как говорится, закрывать глаза, а сейчас претензионная работа ведется уже и на суммы до 100 тыс. рублей, чего ранее не практиковалось.
Нина Боер
Нина Боер
Глава офиса ФБК Legal SPb
Промежуточные итоги пандемии для ретейла вполне очевидны: наибольший удар приняли малые и средние предприятия, а крупные смогли извлечь выгоду из–за снижения конкуренции. Лидеры сектора сумели снизить издержки, перестроиться и прошли пик кризиса с приемлемыми потерями. Локальные игроки, безусловно, столкнулись с трудностями. Сокращение масштабов бизнеса сети "Лэнд", вынужденное закрытие части объектов и увеличение кредиторской задолженности могут косвенно свидетельствовать о том, что компания переживает сейчас непростые времена.
Анатолий Вакуленко
Анатолий Вакуленко
Аналитик ГK "Финам"
"Лэнд" работает в формате премиального супермаркета, который сейчас далеко не самый популярный у покупателей, и по понятным причинам. Кроме того, компания открывала магазины в очень дорогих с точки зрения аренды локациях, что требовало значительных инвестиций, которые из–за снижения спроса не успели окупиться. Большинство точек компания закрыла именно во время режима самоизоляции, когда не было притока туристов и не работали многие офисы, сотрудники которых были среди клиентов сети.
Анна Синявская
Анна Синявская
Партнер агентства M.A.Research

В контексте

При подготовке материала о работе сети супермаркетов "Лэнд" газета "Деловой Петербург" столкнулась со странным: ответы на наш эксклюзивный запрос были отправлены, скажем, не только адресату. Действие, конечно, объяснимое, хотя не слишком резонное. Даже, скорее, нервическое.

Логика "Лэнда" нам понятна: сыграть на опережение. Вперед текста о закрытии магазинов и десятках исков компания выпустила в медийное пространство тезисы о будущем большом партнерстве с рестораторами — такой у нее ответ на кризис. Но в пресс–службе "Лэнда" ведь не могут не понимать, что материал "ДП" никуда после этого не денется? И контрагенты, и арендодатели, и кредиторы с ним все равно обстоятельно ознакомятся. Для этой категории читателей скорость появления новости не так важна, как ее содержание и выводы.

Ну а следом неизбежно возникнет и другой вопрос: откуда такое нервное позиционирование в медиа? Даже если дела у "Лэнда" не так и плохи, о чем упоминают, кстати, и наши эксперты, суета и неадекватные маркетинговые ходы всегда подозрительны. В конце концов, могли же промолчать: у коммерческих структур есть полное право отказаться от комментария. Но, видимо, мы наступили на такую больную мозоль, что удержаться сложно. Однако в мире бизнеса такие невербальные сигналы точно не остаются незамеченными. Чем сильнее экономическая турбулентность, тем чаще сдают у предпринимателей нервы. Хозяева торговых центров подставляются, переходя в публичной риторике на язык улиц и пытаясь взять губернатора "на понт". Рестораторы заливаются слезами, рассказывая о потере рабочих мест, и пропихивают в высокие кабинеты недостоверные списки пострадавших. Хорошо, что хотя бы застройщики жилой недвижимости пока еще не пострадали — мы помним, как неплохо они умеют превращать трагедию своих дольщиков в публичный цирк. Вспомнить хотя бы Сергея "у кого нет миллиарда" Полонского и его бывшего партнера по корпорации "Строймонтаж" Артура Кириленко.

Возможно, молодому русскому капитализму просто недостает опыта антикризисного менеджмента. Как, впрочем, и его рулевым. В 2008 году в Смольном слово "кризис" было под запретом, и чиновники выкручивались как могли, чтобы обсудить, как мы идем ко дну, не раскачивая лодку. Прошло 12 лет — многое ли поменялось? До последнего мы недооценивали масштаб пандемии и делали вид, что ничего не происходит, — и всё это чтобы в итоге перекрутить гайки, где только можно. При этом про экономический кризис, который подступал уже в январе, как не говорили, так и молчат. Видимо, это словосочетание в городском правительстве не разрешили до сих пор. У нас есть только "коронакризис" — оправдание на все случаи.

Удивительно и то, как работает в таких ситуациях народная чуйка. Когда по всем медиаканалам нам с троекратным усердием рассказывали, как "все хорошо, прекрасная маркиза", — простые люди выносили сбережения из банков и конвертировали их в валюту. Причем даже в тех нередких случаях, когда наверху, как оказывалось в итоге, говорили правду.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама