Александр Лобановский Все статьи автора
26 июня 2020, 13:41 19148

"Мы сдохнем, или нам помогут": бизнес ответил вице-губернатору Елину

Вице-губернатор Евгений Елин
Вице-губернатор Евгений Елин
Фото: Сергей Вдовин

Петербургские предприниматели, написавшие письмо президенту Владимиру Путину, вступили в полемику с вице-губернатором Петербурга Евгением Елиным. Судя по этому заочному диалогу, власть и бизнес зачастую просто не слышат друг друга.

На этой неделе "антикризисное" общение бизнеса Петербурга со Смольным, до сих пор происходившее преимущественно в закрытых интернет-чатах, вылилось в публичное пространство, сопровождаясь бурей эмоций. Всё началось с того, что более сотни предпринимателей, представляющих индустрию гостеприимства (туризм, общепит, гостиницы, сфера услуг), направили во вторник, 23 июня, письмо на имя президента России Владимира Путина. Они попросили "добиться от администрации города конкретных сроков и условий возобновления работы всей отрасли туризма и сферы услуг в городе, чёткого плана по выводу столько важной для города отрасли из кризиса".

"В Петербурге убивают бизнес": открытое письмо бизнесменов Путину

"В Петербурге убивают бизнес": открытое письмо бизнесменов Путину

8344

На следующий день вице-губернатор Петербурга Евгений Елин дал интервью "Фонтанке", в котором ответил на претензии бизнеса. "Мы не гадалки и не ясновидящие", — заявил он, обосновывая отсутствие конкретных сроков. Чиновник отметил, что примерные сроки предпринимателям сообщались, и посетовал на то, что бизнесу "не хватает воли" заняться подготовкой отраслевых стандартов безопасности.

DP.RU попросил предпринимателей из числа подписантов прокомментировать слова вице-губернатора. Для понимания контекста также приведены цитаты из интервью Евгения Елина.

О реакции вице-губернатора

Евгений Елин: "С руководителями HoReCa мы не вышли на конструктивный диалог".

Президент Ассоциации малых гостиниц Санкт-ПетербургаВладимир Васильев: "Администрация города отнеслась обидчиво и болезненно на то, что было направлено подобного рода обращение президенту, и пыталась вообще прекратить диалог, сообщив о том, что вот вы пишете президенту — с ним и общайтесь, а мы с вами не будем. Потом, поняв что это неприлично для людей, руководящих городом, немножко смягчилась, но все ВКС (сеансы видеоконференцсвязи. — Ред.) были отменены и т. д. Только комитет по туризму сохранил всё это".

Президент Ассоциации владельцев пассажирских судов Санкт-ПетербургаВладимир Родионов: "Реакция Евгения Ивановича понятна. Это обида. Потому что лично Евгений Иванович старается делать, и многие стараются много чего делать в нашем правительстве, и у кого-то это получается. Но, к сожалению, горизонтальные связи и координация этой деятельности, несмотря на громадное количество штабов, различных рабочих групп, не всегда идёт в одном русле. Мы совершенно не хотим кого-то заклеймить или сказать что он какой-то плохой. Мы стремимся как улучшить работу наших городских властей, так и взаимодействовать с нами. Вот на это направлено это письмо. Об этом постоянно говорит президент Владимир Владимирович Путин: надо больше прислушиваться к бизнесу, там специалисты. Слушайте специалистов, учитывайте их мнение. Конечно, среди бизнеса тоже есть разные представители — и по уровню образования, и по уровню жизненного опыта, и по уровню знания нормативных документов. Но, к сожалению, с тем же самым мы сталкиваемся и в среде чиновников. Поэтому чем теснее и эффективнее будет наше взаимодействие, тем, я думаю, оно принесёт больше пользы и городским властям, и бизнесу. А как следствие — всем жителям и гостям нашего города".

Глава представительства Федерации рестораторов и отельеров в Петербурге Леонид Гарбар: "У предпринимателей нервы сдали. А что осталось? Только царю писать".

Постапокалипсис сегодня: Смольный опасается второй волны кризиса

Постапокалипсис сегодня: Смольный опасается второй волны кризиса

17039
Александр Лобановский

Общественный омбудсмен Ассоциации предпринимателей индустрии красоты Лялья Садыкова: "Как мы считаем, то, что досрочно, не в последний день, как это делалось обычно, вышло постановление об открытии летних террас, салонов красоты, а за 4 дня, — это своего рода положительная реакция на письмо".

О датах снятия ограничений

Евгений Елин: "Мы сказали примерные сроки. Но мы не гадалки, и мы не ясновидящие. К сожалению, вирус не всегда к нам прислушивается. Поэтому мы сказали, исходя из тех прогнозов, которые нам дают наши медики. Пока мы не ошибались. И все наши предположения сбывались и выполнялись".

Лялья Садыкова: "Нет, это не так. Всегда был срок "в ближайшее время", "при первой возможности".

Совладелец ресторанов "Карл и Фридрих"Михаил Фейгельман: "Основной вопрос — когда и как всё будет происходить. Хоть что-то дайте нам, на что ориентироваться. К сожалению, бизнес вынужден на что-то ориентироваться, как-то прогнозировать свои действия. Мы же всё готовы понять и действовать согласно тем инструкциям, которые нам дадут. Но нам же ничего не дают. Если нам скажут: мы закрываем весь ресторанный бизнес и откроем через полгода, мы хотя бы это будем знать. Но мы же и этого не знаем. То есть получается, что мы должны держать персонал, каким-то образом его содержать. Может, нас вообще через 5 лет откроют. Может, нам как-то реструктурировать активы. Нас держат в неведении. Мне это напоминает время, когда я служил в армии. Нам говорили: собирайте вещмешки. Мы говорим: а что такое? Завтра вылетаем. Куда? А там узнаете. Оказывается, мы выезжали строить мосты на БАМе. Почему это надо было скрывать, я не понимаю до сих пор. Это тюремная такая идеология: не надо знать людям, этой массе, что нужно делать в дальнейшем. Нужно как можно больше скрывать. Я не знаю, зачем это.

Если бы мы жили на планете Санкт-Петербург и вокруг нас ничего другого не было, мы бы сказали: ну да, наверное, это так и положено, по-другому нельзя. Но мы же видим, как в других местах это делается. Я вот недавно приехал из Австрии, прошёл карантин. Там было всё понятно, всё четко расписано. В какую дату откроются рестораны и кафе, было известно за месяц. Ну почему у них понятно? Чем они лучше, чем они заслужили? Почему наш народ хуже, чем их народ?

Да, неофициально примерные сроки назывались, и мы действуем согласно этим названным срокам. Мы на них ориентируемся. Если неофициальные сроки являются официальными, то слава богу. Если мы живём по неофициальным срокам, давайте жить по неофициальным".

Леонид Гарбар: "Почему-то Сергей Семёнович Собянин мог 6-го "нагадать" указ, в котором чётко указал даты этапов: 16-го открываются террасы, 23-го открываются рестораны. Он что, ясновидящий или гадалка? Единственное, что я читал, — это интервью губернатора о том, что в июле мы будем рассматривать открытие террас. Очень сложно обсуждать то, чего мы не знаем. Я не знаю количества свободных коек (от этого зависят сроки снятия ограничений. — Ред.). Если за выходные достроится какое-то количество коек, тогда в понедельник можно будет открывать террасы? Почему в понедельник, а не в субботу? Ведь в субботу будет на улицах больше народу".

Об отраслевых стандартах

Евгений Елин: "Мы договаривались о некоей саморегуляции рынка, о том, что коллеги из гостиничного бизнеса самоорганизуются, смогут сформулировать отраслевой стандарт, который будет приемлем для Роспотребнадзора, сформируют чек-листы, когда каждая гостиница сможет продекларировать, что эти требования стандарта они в состоянии соблюсти, а вот эти соблюсти не в состоянии, и возьмут на себя коллективные обязательства эти стандарты соблюдать. Вот это и есть, на наш взгляд, самоорганизация. К сожалению, у коллег не хватило воли, да и желания, этой работой заняться".

Владимир Родионов: "Это не совсем так. Например, касаемо отрасли перевозок пассажиров внутренним водным транспортом, могу сказать, что мы отправили проект стандартов безопасной деятельности, разработанный ассоциацией, в комитет по транспорту 15 мая. Мы его получили утверждённый с небольшими, незначительными и, кстати, не очень мудрыми изменениями 22 июня. Поэтому разрабатываем стандарты, тем более что методические рекомендации, утверждённые министром транспорта Российской Федерации и согласованные с главным санитарным врачом Анной Поповой, были изданы. И мы основывались, готовя проект стандарта, именно на них".

Михаил Фейгельман: "Я не понимаю, что такое отраслевые стандарты. Мы готовы соблюдать любые стандарты, которые нам только скажут. Скажете: маски должны быть у персонала — конечно же, будут маски. Скажете: страусовое перо должно быть у каждого официанта — будет страусовое перо. Мы не медики. Есть, конечно, здравый смысл, которому можно следовать. Я много общаюсь с людьми из нашей отрасли — у каждого своё представление, как это должно быть. Ну давайте митинг устроим, проголосуем. Есть специалисты-медики, которые должны разработать стандарты".

Лялья Садыкова: "С юридической точки зрения СРО ни в туризме, ни в индустрии гостеприимства создать невозможно, потому что на федеральном уровне нет такой возможности. Что они подразумевали, нам не очень понятно. Может быть, имелось в виду, что бизнес-сообщество инициирует это на федеральном уровне? Но нужно вещи своими именами называть, а не намёки кидать. Для нас это было удивлением, что от нас ждут саморегулируемого сообщества. Мы это узнали из статьи".

Леонид Гарбар: "Есть же федеральные рекомендации. Что придумывать-то? Новый велосипед изобрести с треугольными колёсами, рождённый в Петербурге?"

О господдержке

Владимир Васильев: "Помощи явно недостаточно. Несмотря на какие-то временные ограничения по банкротству, пройдёт немного времени, и если никаких изменений не произойдёт, то любая сбытовая компания, которая имеет к организации претензии на сумму более 300 тыс. рублей, имеет возможность её обанкротить.

Как бы мы ни были благодарны за выплату 12 130 рублей за минусом 13%, которые всё-таки взяли, это не решает сегодня в Санкт-Петербурге проблему сохранения коллектива. Потому что это очень маленькие деньги на сегодняшний день, если учесть что МРОТ в Санкт-Петербурге — 19 500 рублей, а не 12 130.

Ну и дальше для того, чтобы перезапустить бизнес, нужны средства. И для разных предприятий они разные. Но в любом случае это не 1 тыс., не 10 тыс. и не 100 тыс. рублей. Для моей гостиницы, например, долги за 4 месяца составили порядка 6 млн рублей. И выплатить их я сумею только в течение 4 лет, не меньше, и то при условии, что у меня будет низкий процент: 2–3%. Обижаться на нас бесполезно, потому что мы или сдохнем все на пороге следующего счастья, или нам помогут. Больше вариантов нет".

Леонид Гарбар: "Конечно, со стороны легко советовать. Но мы своим делом занимаемся, а власть — это те, кому мы платим зарплату. Я надеюсь, что репрессий не последует никаких, что нас не будут удалять из чатов".

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама