Андрей Архангельский Все статьи автора
1 июня 2020, 21:26 263

Личное привычное: двусмысленность в проекте "Русские грузины" Леонида Парфенова

Фото: Trend/ Павел Долганов

В комментарии к фильму, выложенному в Сети, кто–то пишет: "много скрытой ненависти к Сталину". Почему же, хочется спросить, "скрытой"?.. И как еще относиться к главному, по сути, герою первой серии фильма "Русские грузины"?.. Но вопрос в точку, что называется. Как рассказывать о тиране, который при этом еще и главный герой повествования?.. Но все–таки тиран. Но все–таки, при всем том, — главный герой… И так далее, до бесконечности.

Какая же ты нелепая, судьба. "Неизбранные дороги" Салли Поттер

Какая же ты нелепая, судьба. "Неизбранные дороги" Салли Поттер

209
Андрей Архангельский

Конечно, последние фильмы Парфенова — это прививка от шовинизма, расизма, национализма. Но и тут получается двусмысленность. Рассказывая о том, как Россия приняла множество народов под свое крыло в прошлые века, приходится тем самым прославлять имперство. Конечно, талант Парфенова еще и в том, что он умеет примирять непримиримое. Но и этот талант, как мы можем видеть, не безграничен. В некоторых случаях диалектика бессильна, как говорится.

Словом, генерал Багратион — еще один из главных героев фильма — спаситель не только России (в 1812 году), но и самой авторской концепции. Рассказ о нем, пожалуй, самый цельный кусок повествования. Ему посвящена добрая треть фильма. Но, поскольку герой Бородинского сражения был воспет и прежде — и в царское (включая роман "Война и мир"), и в советское время, ничего особенно нового придумать не получается. Иллюстрировать рассказ о Багратионе кадрами из советских фильмов о нем же — тоже выходит какое–то масло масляное. Поэма "Мцыри". Лермонтов на Кавказе. Пушкин в Грузии. Грибоедов. Жена Грибоедова. Все это какой–то учебник литературы за 6–й класс советской школы. Конечно, если бы в то время учебники были такими, как фильм Парфенова, это было бы счастье.

В этот момент ты понимаешь всю двусмысленность затеянного Парфеновым проекта. При всем его таланте, при всем уникальном даре и обаянии. Не может в XXI веке чья бы то ни было национальность быть главным критерием, принципом, "героем" рассказа.

Зло интернационально — как и добро. Акцент на национальности героев в лучшем случае ничего не меняет, а в худшем — отбрасывает нас куда–то в XIX столетие. Как всегда, спасают сценки, разыгранные в фильме актерами по мотивам исторических событий или просто важных моментов жизни героев, — фирменный прием Парфенова. И это, и прием исторического отстранения ("посмотрим на происходящее глазами нашего современника") также смотрятся самоповтором.

При этом и у Парфенова, и у других выдающихся авторов документального кино сегодня появился мощный конкурент — Юрий Дудь. Он смог предложить российскому зрителю и новую интонацию, и новую форму.

Фильмы Парфенова во многом построены на личной ауре, обаянии ведущего — в то время как фильмы того же Дудя смещают акцент с личности ведущего на само событие или факт. "Самовлюбленность" авторского телевидения долгое время считалась у нас чем–то неизбежным, неотъемлемой составляющей жанра, но, как оказалось, без этого вполне можно обойтись.

Личность рассказчика больше не является центральным звеном повествования. Таким образом, российская документалистика дрейфует к универсальным международным стандартам. Хотя, конечно, этой авторской изюминки нам будет не хватать.

Горе от ума. "Преступный человек" Дмитрия Мамулии

Горе от ума. "Преступный человек" Дмитрия Мамулии

287
Андрей Архангельский
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама