Александр Лобановский Все статьи автора
30 апреля 2020, 17:41 25812

Главврач Покровской больницы: "На войне тоже были паникёры"

Марина Бахолдина
Марина Бахолдина

Главврач Покровской больницы Марина Бахолдина в интервью dp.ru прокомментировала конфликт в медучреждении. Она рассказала, как были защищены врачи от коронавируса, почему они могли заразиться и что стало с теми, кто жаловался на ситуацию в больнице.

О конфликте в Покровской больнице стало известно 3 апреля, когда группа её сотрудников записала видеообращение. Медики заявили об отсутствии у них полноценных средств защиты. Затем СМИ стали активно цитировать врача-реаниматолога больницы Сергея Саяпина, который говорил о том же и в итоге сам заразился COVID-19. Публиковалось и открытое письмо медиков к губернатору и прокурору Петербурга. Dp.ru выяснил позицию главного врача Покровской больницы.

В Смольном объяснили очередь из скорых у Покровской больницы

В Смольном объяснили очередь из скорых у Покровской больницы

8656

Марина Николаевна, в каком режиме сейчас работает Покровская больница? Каков её статус? Принимает ли она больных COVID-19?

— Да, мы сейчас перепрофилированы в больницу инфекционного характера и принимаем ковиды и внебольничные пневмонии. Работаем в таком режиме больше недели. А со 2 апреля мы были развёрнуты для внебольничной пневмонии.

Сейчас больница оборудована всем необходимым для этого? Есть ли разделение на зоны, подача кислорода? Обеспечен ли персонал средствами индивидуальной защиты?

— Да, конечно, сейчас у нас практически во всех отделениях всех корпусов устроены так называемые шлюзы, разделение на "грязную" и "чистую" зоны. Есть душевые, в которых можно, сняв средства индивидуальной защиты, помыться, выйти в чистую зону, отдохнуть, принять пищу. Средства индивидуальной защиты в достаточном количестве, сейчас с этим всё хорошо.

Вы сказали, что со 2 апреля принимали больных с внебольничной пневмонией. Среди этих пациентов в итоге оказались люди, инфицированные COVID-19?

— Некоторые, в единичных случаях, оказывались с "ковидом плюс". Мы их переводили в другие учреждения, которые были подготовлены к данному виду инфекции. Таких больных мы не лечили.

Могли ли эти люди заразить других пациентов или сотрудников больницы?

В Петербурге врачи Покровской больницы заявили о катастрофической ситуации

В Петербурге врачи Покровской больницы заявили о катастрофической ситуации

32355

— Вы знаете, конечно, инфекция очень контагиозная, как любой вирус — ОРЗ, ОРВИ. У него очень высокая восприимчивость. В принципе, да.

Как-то можно было предусмотреть эту ситуацию заранее?

— Внебольничные пневмонии у нас были всегда. Просто они приезжали к нам меньше всего, потому что мы не работали по этому профилю. У нас пациенты приезжали, допустим, с сердечной патологией и плюс с внебольничной пневмонией, которую получали дома. Просто не в таком количестве.

В итоге сколько случаев COVID-19 было выявлено среди пациентов больницы?

— На сегодняшний момент зарегистрировано с положительным ковидом 135 человек. Это со 2 апреля по сегодняшний день.

Сколько сейчас находятся на лечении у вас?

— 38.

Какое количество сотрудников больницы заразились COVID-19?

— Сотрудники заболевают, конечно, с признаками ОРЗ. Но потом при получении анализов они оказываются "ковид минус". Очень небольшое количество сотрудников с подтверждёнными анализами "ковид плюс". 20 подтверждённых.

С чем вы связываете причины их заражения?

— Заражаются ведь не только в больницах. Заражаются, например, приходя в магазин. И потом, иммунитет у всех разный. Даже во время эпидемий чумы и холеры не все болели, иначе у нас население земного шара давно бы уже, наверное, свелось к нулю. И здесь точно так же — у кого-то иммунитет слабый, у кого-то более сильный. 99% сотрудников не болеют, хотя имеют контакт с больными 24 часа. Сопутствующие заболевания тоже имеют значение.

Сотрудники больницы начали бить тревогу ещё 3 апреля. Они говорили, что не обеспечены полноценными средствами индивидуальной защиты, что им приходится покупать их за свои деньги или пользоваться какими-то недостаточными средствами. Как вы можете это прокомментировать?

— Поскольку со 2 апреля мы работали только с внебольничными пневмониями, в этот период и не требовалось такого усиленного режима, как сейчас, в плане санпропускников и СИЗов — средств индивидуальной защиты. В принципе, у нас были халаты, маски, перчатки. И они ходили во всём этом. А когда нас уже перепрофилировали для больных с ковидом, конечно, тут потребовались санпропускники, душевые, СИЗы более серьёзного класса. Что у нас и появилось.

Понимая, что среди больных внебольничной пневмонией могут быть люди, заражённые этой инфекцией, не было ли попыток уже тогда усилить защиту персонала?

— Конечно, попытки были. Мы же закупаем СИЗы не только на случай этой коронавирусной инфекции. Мы же должны быть готовы к особо опасным инфекциям вообще в принципе. Поэтому закупали что могли. Но, поскольку поставки СИЗов шли из Китая, конечно, они резко уменьшились. А наши российские производственные мощности, наверное, в середине апреля только начали разворачиваться в достаточном количестве. Только с середины апреля и пошло это. Вспомните, мы помогали и Китаю, и Италии, и Испании.

Эти средства защиты больница закупает самостоятельно или же это поставка через комитет по здравоохранению?

— По-разному. Мы и сами покупаем, на свои финансы. И нам выделяются деньги от правительства, от комитета по здравоохранению централизованно. И очень много пожертвований — не только фирмы, но и обычные жители, понимая сложность ситуации, тоже помогают. Договоров пожертвований очень много.

Я правильно понял, что в первой половине апреля были трудности с закупкой?

— Да. Потому что заводы практически только начали разворачиваться.

— Можете ли вы прокомментировать заявления о том, что ваши сотрудники якобы получали угрозы от руководства больницы, когда они выводили эту ситуацию в публичную плоскость?

— Я всегда, на всех совещаниях говорю, какие есть угрозы. Понятно, что люди боятся. И я боюсь. Я думаю, и вы боитесь. Нормальный благоразумный человек, конечно, боится всех этих ситуаций. Только один просто силой воли собирается и выполняет свои должностные обязанности, по которым он заканчивал институт или медицинское училище, получал профессию, понимал, куда он идёт. И он честно вставал, одевался в СИЗы и шёл работать. А другие — лишь бы обвинить других и самим ничего не делать. Я считаю, что они оскорбили не только руководство нашей больницы, а всех сотрудников, которые работают. Я говорю о сотрудниках, которые, имея желание показать свою независимость, выложили ролик. И они, кстати, продолжают работать в больнице.

То есть никаких санкций не последовало?

— Абсолютно. Потому что я считаю, что все, даже те, кто писал обращения, — это хорошие сотрудники, профессионалы.

Врач вашей больницы Сергей Саяпин на днях сообщил, что вылечился от коронавируса и выписался из Боткинской. Он продолжит работать в вашей больнице?

— Пока он не приходил к нам. Пожалуйста, пускай возвращается, если у него есть желание работать и помогать людям. Кстати, помогает не только он один, как он считает, а помогает весь коллектив.

Наверное, всё-таки ситуацию, когда коронавирусом заразилась часть персонала больницы, трудно назвать нормальной. Могла ли она развиваться иначе? В чём была основная проблема — в нехватке средств индивидуальной защиты, в неправильной организации процесса или в чём-то другом? Или же нельзя было этого избежать?

— Поскольку вирус очень летучий, передаётся воздушно-капельным путём или через руки — человек почесал лицо, глаза, и он передался, — избежать этого не удалось бы вообще. Болеют же везде. Во всех больницах болеют сотрудники. Болеют сотрудники в Соединённых Штатах Америки, в Испании, в Италии, в Китае — везде. Его нельзя избежать. Вы же не сможете все щели герметично закрыть. Но если у тебя иммунитет хорошо работает, то, соответственно, он справляется. Поэтому вам никто не скажет, что, если бы было это, это и это, не было бы заражения. Это нереально.

Я хотела бы обратиться ко всем гражданам нашего Санкт-Петербурга, чтобы они себя берегли — оставались дома, мыли руки, не трогали лицо немытыми руками. И ко всем медикам — тем, кто хочет выразить своё мнение в СМИ. Это мнение должно поддерживать своих же коллег и граждан, а не сеять панику. На войне тоже были дезертиры, паникёры. Я хотела бы выразить пожелание, чтобы таких людей было у нас как можно меньше. Всем здоровья.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама